О Бичурине с любовью

Не с пустыми руками приехал на малую родину Виталий Арсентьевич Золотов. Капитан первого ранга в отставке привез в Чувашию три сигнальных экземпляра уникальной книги. Один из них сразу же подарил музею Н.Я. Бичурина в Кугесях.
Уроженец деревни Синерь Аликовского района уже полвека живет в Санкт-Петербурге, он – председатель Общественного фонда Никиты Яковлевича Бичурина, известного в миру как отец Иакинф.
– В 17 лет убыл учиться в город на Неве, там и остался, – рассказывает В. Золотов. – У нас в Питере большое чувашское землячество. И всегда книжные новинки о Чувашии и ее представителях, которые выходят в свет, отправляем в Чебоксары. На сей раз я привез уникальный альбом репродукций картин и рукописей Бичурина времен его духовной миссии в Китае. Известно, что он был признанный этнограф. А вот то, что Никита Яковлевич – прекрасный живописец, своими руками создавал яркие картины и графические работы, об этом многие узнают впервые. Оказывается, уникальное издание начинает новую серию альбомов. Даже внешне они похожи на архивные папки, стянутые жгутом.

СОКРОВИЩА ПОДНЕБЕСНОЙ

Как известно, отец Иакинф в январе 1808 г. прибыл в столицу новой для него и сказочной для его современников страны. Со всей присущей ему энергией принялся за изучение Китая, нравов и обычаев народа, овладел языком – разговорным и литературным, что открыло ему доступ к сокровищницам местной географической, исторической и этнографической литературы. Через 14 лет он вернулся в Россию с караваном из 15 верблюдов, нагруженных книгами и рукописями общим весом 400 пудов. В последующие годы они служили ему источником для разнообразных научных изысканий. Сейчас оригиналы хранятся в упомянутой Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, а также в институте восточных рукописей. Несколько тысяч единиц. Как сказала директор Ирина Попова, «ученым придется еще 50 лет расшифровывать это наследство». В свою очередь Золотов восклицает: «Не порох и не чай вывез Бичурин из Китая, а вот эти самые раритеты. Вот пример бескорыстного служения Отечеству! Он обогатил частичкой этого духовного богатства и архивы Казанского университета, где в свое время учился. Знаю, что и в Москве хранится шеститомный словарь перевода иероглифов на русский язык, написанный его рукой. Представляете, 12 тысяч знаков он собрал, разговаривая с ремесленниками, подмастерьями и простым людом. Говорят, сейчас в китайской грамоте 75 тысяч иероглифов. Я пытался однажды воспроизвести иероглиф. Но это без подготовки сложно сделать.
Понятно, что географию и историю страны нельзя изучать без знания языка. Бичурин занялся вопросами лексического состава и грамматического строя китайского языка, составил при этом свой словарь. Уточняя материал, он четырежды его переписал. При этом он разработал свою транскрипцию произношения (фонетики) китайских иероглифов русскими буквами. За 46 лет его научной работы им сделаны многие открытия или сказано первое слово.
Отец Иакинф переводил древние китайские рукописи. Книги изданы во Франции, Германии и других странах. Собеседник продолжил рассказ: «Это действительно удивительный ученый. Кому самую высокую награду Императорской академии наук – Демидовскую премию – присуждали четыре раза? Только Бичурину и хирургу Пирогову. Двоих отметили трижды и дважды – 327 гениев. Даже Менделеев только один раз удостоен премии. Бичурин – первый член-корреспондент академии из чувашей. Нам тоже этим надо гордиться».
В Бурятии он открыл первое в России училище по изучению китайского языка. Заметил, что из-за незнания языка наши купцы много теряли. Тогда он написал специальную грамматику и преподавал ее детям купцов, за что получил одну из своих Демидовских премий. В благодарность не чиновники Санкт-Петербурга, а именно купцы поставили ему, монаху, скромный памятник.
В. Золотов показал фотографию, сделанную в Александро-Невской лавре. Это старое Лазаревское кладбище, самое престижное в городе. Там похоронены Суворов, Ломоносов и многие видные деятели Отечества. Никита Яковлевич Бичурин умер после тяжелой болезни 11 мая 1853 г. На памятнике, стоящем над его прахом, начертано китайскими иероглифами: «Постоянно прилежно трудился над увековечившими его славу историческими трудами».

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Однако первоначально было и другое прочтение надписи. Виталий Арсентьевич запомнил его наизусть потому, что этот «перевод неправильный». Текст якобы гласит: «Труженик ревностный, но и неудачник, свет он пролил на анналы истории». Золотова это коробит: «Ну как же так. Бичурин – и неудачник? Его признал мир, великие современники Пушкин и Крылов за-глядывали на чаек. А чай у него всегда был. Ему присылали из Китая. Белинский, Некрасов и много-много других деятелей русской культуры и науки входили в широкий круг знакомств Н.Я. Бичурина.
А все-таки почему переводчик назвал его неудачником? Оказывается, в советское время о монахе нельзя было издать книгу, тем более восхищаясь его деяниями. Я простил автора. Знаю, что один и тот же символ имеет почти сотни смыслов. Расшифровка и толкование зависят от диалекта. Будем считать, что переводчик неудачно подобрал слово».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.