Исповедь домашней жертвы

Помогать беззащитным — ежедневная работа сотрудников городского кризисного отделения для женщин. «ЧН» не раз писали о жертвах домашнего насилия, оказавшихся без крыши над головой по вине «родных» тиранов в тапочках. Отец унижает детей, сын бьет мать, муж — жену. И вот коллектив отделения в очередной раз обратился в редакцию с просьбой помочь через газету еще одной жертве. Страх перед рукоприкладствующим мужем и безденежье буквально парализовали сознание Светланы, матери двоих детей. И все же она решилась на публичную исповедь — это ее последняя надежда встретить поддержку.
— Моя мама рано умерла от рака, отец начал сильно пить, и тогда наша тетя забрала младших детей к себе, а я осталась в деревенском доме не у дел. В 19 лет приехала в Чебоксары, познакомилась с парнем, через полгода расписались. Пока дружили, он не показывал свой истинный характер, а может, я не хотела замечать очевидное, потому что сильно была влюблена. Глаза открылись во время моей беременности: он гулял на стороне и даже не скрывал этого. Мне было очень больно и обидно, но я ничего не могла изменить — подходил срок родов, уйти некуда. Пока я была в роддоме, он ни разу не появился. Даже не поинтересовался, когда я родила.
С появлением ребенка ничего не изменилось. Стало только хуже — муж стал руки распускать. Однажды, после очередных побоев, меня без сознания увезли в больницу, дочке был месяц. Я написала заявление в милицию, но потом пришлось его забрать — мне с ребенком негде было жить, а он пригрозил, что выгонит. Зарплата у меня маленькая, квартиру не снимешь.
Так и терпела все девять лет совместной жизни. Было время — вроде одумался, уговаривал родить для него сына. Я забеременела, и в семье на короткий срок воцарился мир и покой. Но с прошлого года все вернулось на круги своя. Когда муж выпьет, становится очень агрессивным. Бьет жестоко, посреди ночи выгоняет нас с детьми на улицу. Не раз мы ночевали в подъезде. Терпение мое кончилось, побои довели до отчаяния — муж сломал мне ногу. Я подала заявление в милицию. Теперь он меня преследует, угрожает по телефону, что убьет. Дома у него под подушкой топор и два ножа. Сейчас я с двумя детьми прячусь от мужа в кризисном отделении для женщин. Мой срок проживания здесь давно уже истек, но идти мне некуда. А на адвоката нет денег. Год добрых дел дает мне надежду, что найдутся люди, которые протянут мне руку помощи.
Телефон отделения: 42-14-16.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.