Семья и школа: совет в помощь

Уходит в небытие старый добрый родительский комитет. На смену пришли советы – попечительский и управляющий. К чему эти перемены? Не поменяли ли просто шило на мыло? Эта тема породила неожиданно жаркий спор между участниками «круглого стола», собравшимися в конференц-зале газеты «Советская Чувашия».

Свое мнение отстаивали:

  • председатель Чебоксарского городского попечительского совета образования, предприниматель Дмитрий Прокошенков,
  • директор новочебоксарской гимназии № 6 Вера Вавилова и председатель управляющего совета гимназии, генеральный директор ЗАО НПП «Спектр» Сергей Михеев,
  • директор Ишлейской школы Чебоксарского района Юрий Шляхин,
  • начальник отдела развития общего образования Минобразования Чувашии Андрей Михайлов,
  • мама ученицы 10-го класса чебоксарской школы № 27 Елена Ильина,
  • директор чебоксарской гимназии № 5 Инна Исаева,
  • учитель русского языка и литературы чебоксарской школы № 22 Елена Михайлова.

– По данным опроса Фонда общественного мнения, как минимум 10 процентов родителей считают, что попечительские или управляющие советы школам не нужны – родительских комитетов вполне достаточно. А проблемами школ, в первую очередь финансовыми, должно заниматься государство. Но при этом не все родители понимают: попечительский совет, управляющий – в чем разница между этими общественными структурами? – начала разговор обозреватель социальной жизни «СЧ» Екатерина Казнина.
Андрей Михайлов: Сразу хочу извиниться за казенность фраз, но здесь без этого не обойтись. Под деятельность попечительского совета в стране создана вполне солидная нормативно-правовая база. Обобщая ее, могу сказать, что это негосударственный, некоммерческий, общественный, постоянно действующий консультативно-совещательный орган самоуправления образовательного учреждения. Цель – всемерная, всесторонняя, всевозможная поддержка образовательного учреждения (в том числе финансовая и материальная), содействие, стимулирование, информация и пропаганда его деятельности, правовое обеспечение, защита прав и интересов участников образовательного процесса.
Управляющий совет, в состав которого входят учителя, родители, учащиеся, – это коллегиальный орган самоуправления школы, реализующий принцип демократического, государственно-общественного характера управления общеобразовательным учреждением.
О родительском комитете, наверное, не стоит уже и говорить.
Вера Вавилова: Нет, Андрей Петрович, тут вы не правы. В крупном городе, может быть, родительские комитеты и отмирают, но в сельских школах их позиции и сейчас сильны. У нас же в Новочебоксарске, пожалуй, в каждой школе есть именно управляющий совет. И задача его в первую очередь – стратегическое управление школой: в каких направлениях ее развивать, чтобы сделать успешной, и, собственно, воплощать эту стратегию в жизнь. Другая задача – финансово-экономическая, без этого никак. Но она состоит не только в том, чтобы собирать деньги с родителей, но и ПРИВЛЕКАТЬ помощников со стороны, искать спонсоров, благотворителей. Причем помощь важна необязательно в денежном эквиваленте.
Сложность, может быть, в том, что не все члены управляющего совета готовы работать по всем направлениям. Ведь это же работа на общественных началах, бесплатная, а времени отнимает много. Поэтому я бесконечно рада, что в нашем совете есть действительно неравнодушные люди, которым на самом деле важно знать, чем они могут помочь школе. А то мы зациклились на этом сборе денег.
Екатерина Казнина: Тем не менее живо мнение, что руководству школы попечительский совет нужен для того, чтобы привлечь родителей материально обеспеченных. А те, мол, и рады крутиться возле руководства – чтобы только их детям в школе было хорошо.
Сергей Михеев: Ну знаете, лучше так, чем полное равнодушие к тому, как ребенок учится, какие задачи решаются классом, школой. А таких безразличных, думаю, не менее 10 процентов. Далее. Как председатель управляющего совета утверждаю, что сегодня мы видим первостепенной целью и задачей отнюдь не сбор средств. Во-первых, посмотрим на состав нашего совета. Мы привлекли двух старшеклассников, профессионального юриста. Да, да! Есть родитель, который заинтересован в нормальной организации образовательного процесса. Он нам помогает совершенно бесплатно решать спорные вопросы. Вас ведь, уважаемые директора, просто замордовали, извините за выражение, прокурорские проверки. А в целом управляющий совет – это способ гармонично выстроить жизнь школы, оказать помощь наиболее развитым детям, которые требуют дополнительного внимания, и, конечно, преподавательскому составу в поддержке их инициатив.
Дмитрий Прокошенков: У меня по этому поводу свое мнение. Вот уже пять лет, как существует в Чебоксарах городской попечительский совет образования, а я до сих пор не могу понять, зачем он нужен. Ну зачем директору школы, учителям еще одна организация, которая будет лезть не в свои дела? Есть четкие указания Минобра, четкий социальный заказ, а тут появляется группа людей, которая начинает свои правила устанавливать. Кому это понравится, правда ведь? А попечительские советы директора терпят, чтобы было на кого денежные вопросы свалить. Самим-то со сбором и распределением денег связываться неохота, поскольку это чревато. Согласны?
Сергей Михеев: Нет. Ну согласитесь, разве можете вы отказаться от лишнего мостика между школой и городом? Создавать имидж школы, отстаивать ее интересы – это тоже задача управляющего или попечительского совета. Кто вам мешает создать нормальный совет, который бы понимал цели и задачи, работал бы в унисон, а не просто деньги собирал? Управляющий совет – это мы, те, кто состоялся, денежные люди. И мы инициировали социальную практику – детей в старшем звене нужно социально ориентировать. Если он отличный рабочий с золотыми руками, не надо из него искусственно делать плохого руководителя. Второй год мы водим выпускников по предприятиям города. Работники предприятий – наши же родители. В начале учебного года на первом собрании даем «разнарядку» родителям – мол, нужны предприятия или учреждения таких-то направлений. И папы (как правило) потом подходят к директору и сообщают, что готовы принять ребят у себя.
Инна Исаева: Вот смотрите, почему появились советы, различные фонды? Наверное, потому, что никогда еще не было норматива на хозяйственную деятельность. Вот есть норматив «подушевое финансирование на образование», то есть за ребенком пришли деньги, учебный план утвердили, возникла ситуация заказа на образование. А норматив на хоздеятельность не приходит в школу. Вот отсюда возникла ситуация попрошайничества. Возникли перегибы. О добровольности пожертвований забыли, чуть ли не по спискам начали в «благотворители» загонять. Оно в какой-то степени понятно – не развиты, к сожалению, у нас в стране традиции благотворительности и меценатства. Но к попечительским советам не очень хорошее отношение сложилось, превратное.
Что такое управляющий совет? Для меня это просто хорошие, активные родители, помощники. Иногда у руководителя просто сил не хватает доказывать всем, что мы не верблюды, – Роспотребнадзору, прокуратуре, пожарным. Поддержка совета здесь незаменима.

И еще. Я вообще учитель русского языка и литературы, меня никто не учил быть директором. А сейчас я понимаю, что когда школы станут автономными учреждениями, без юридических, экономических знаний директору будет делать нечего. Мы должны быть менеджерами, коммерсантами – потому что в автономных учреждениях мы будем получать деньги только на определенный заказ учебной части. И что делать с учительской зарплатой? У меня уже троих учителей в Москву за 60 тысяч рублей сманивают. Без кадров скоро останемся! Попечители и меценаты что должны сейчас делать? Давайте мы кадры хотя бы удержим.
Дмитрий Прокошенков: Ну вот, опять возвращаемся к тому, что попечительский или управляющий совет нужен только для сбора денег!
Юрий Шляхин: А я не согласен. «Мы отдали ребенка в школу, вы получаете за это деньги, как хотите, так с ним и работайте, нас не касается» – такая категория родителей и у нас есть. Хотя нам в этом плане проще. Я представляю сельскую школу (500 с хвостиком учеников из 18 деревень), председатель нашего попечительского совета – глава администрации Ишлейского сельского поселения Яков Васильевич Кушев. Молодой, энергичный человек. У него какая политика? Все мы в Ишлеях как в одной подводной лодке, поэтому давайте, ребята, все помогать школе. И вот за время существования совета именно его заботами построили гараж для школьного автобуса, уличный туалет. Кушев установил стипендии для детей, подарки нашим лучшим учителям по итогам учебного года. Естественно, денег не собираем с детей и с родителей тоже. Хотя и родителей созываем, когда сделать что-то надо, – принцип ниме на селе сохранился. А тут выяснилось, что одним предприятием в Ишлеях руководит наш выпускник, и недавно, в ноябре, по просьбе попечительского совета он преподнес нам спортивный инвентарь и компьютерную технику. Это же здорово, где я сейчас найду все это! Мы даже газету свою «Школьная страна» выпускаем раз в квартал тиражом 200 экземпляров. Смог ли бы я такую роскошь позволить, если бы не попечительский совет!
Екатерина Казнина: Но если совет так сильно помогает школе, могут ли входящие в него папы с мамами влиять на общую политику школы – настоять, чтобы были увеличены часы по одному предмету (допустим, английскому) за счет другого (физкультуры или химии). Или потребовать, чтобы из класса, где учатся их дети, перевели педагога, который, по мнению родителей, не дает детям необходимых знаний?
Дмитрий Прокошенков: Не могут! Я не учитель, но сейчас учителей позащищаю. Что такое получение знаний? Это процесс вбивания в тупые головы острых предметов. Есть, конечно, дети, которые учатся старательно и послушно, но обычно их способности заканчиваются вместе с окончанием вуза. Потому что их родители научили зубрить и больше ничему. А так учительский труд тяжек и не всегда эстетичен. Обязательно находятся недовольные. И что? Менять учителей одного за другим? Ну мы же не на базаре, в конце концов!
Екатерина Казнина: А давайте мнение родителя послушаем.
Елена Ильина: Нужны эти попечительские, управляющие советы, не нужны – спорить, наверное, бесполезно. Если возможность предусмотрена и толк есть, такая структура нужна, как ее ни назови. Есть ли такой совет в школе моей дочери, я точно не знаю. Не потому, что равнодушная. Просто мне посчастливилось быть мамой благополучного ребенка. Она хорошо учится, ей нравится ходить в школу, она участвует в олимпиадах. То есть я вижу, что у нее все хорошо, и меня это устраивает, претензий к школе у меня нет.
Думаю, в попечительском совете должны быть люди, понимающие в хозяйственных делах, предприниматели, меценаты, которые реально могут что-то сделать. А нужно ли вмешиваться родителям в учебный процесс? На мой взгляд, достаточно на общешкольном собрании обозначить проблему, и администрация, если в состоянии, всегда решит ее. Во всяком случае, в нашей школе именно так.
Сергей Михеев: Не должно быть вмешательства, должно быть просто дополнение, что ли, к процессу. Я вот считаю, что крайне важно воспитывать в ребенке коммуникабельность, стрессоустойчивость, только тогда он по окончании школы сможет адаптироваться в современных реалиях. И наш управляющий комитет пять лет назад учредил разовую премию – 15 тысяч рублей на 30 детей. Даем ее по итогам года не за знания, отличные оценки и примерное поведение, а за общительность, за активную жизненную позицию. То есть отмечаем активистов, которые болеют за гимназию, неравнодушны к ее жизни.
Андрей Михайлов: А как вы смотрите на то, чтобы попечительский совет поощрял не только учащихся, но и работников школы, педагогов?
Инна Исаева: В целом удовлетворенность родителей качеством преподавания давно отслеживается, заполняются разные анкеты (многие школы это делают). Родители сами говорят, что надо что-то делать, хотя бы проекты педагогов стимулировать. Честно говоря, я очень этого боюсь. Настолько у нас разные взгляды на то, что хорошо и плохо, разные вкусы и понимания, и очень сложно объяснить, почему поощрения достоин именно этот педагог. Школа – это очень тонкий организм. Уровень преподавания каждый воспринимает по-своему. Это как меню в столовой: одну и ту же котлету один съел с удовольствием, другой раскритиковал. Поэтому поощрение через управляющий совет – а не просто родители скинулись – это правильно. Чтобы какое-то предприятие-спонсор с подачи совета учредило бы премию или стипендию, оговорив четкие критерии для ее получения. Кстати, у нас в школе такой пример есть. И хотелось бы, чтобы больше стимулировали молодежь. У нас среди десятков практикантов каждый год обязательно находятся два-три, сразу достойных хорошей зарплаты. Таких специалистов надо удерживать в школе, они нужны ребятам.
Дмитрий Прокошенков: Все это легко воплотить в жизнь, если официально признать, наконец, то, что у нас есть плохие, обычные и рейтинговые школы (так же как рейтинговые садики и престижные вузы), куда все стремятся попасть правдами и неправдами. Директора хоть и хватаются за голову от обилия желающих, но все равно довольны – как правило, своих чад пристраивают родители тоже непростые, готовые ради ребенка на любые вложения. Потому что знают, за что платят – за высокое качество образования. Вот тогда и работа попечительского совета, и поощрения – все встанет на свои места. И это правильно. Ты отдаешь ребенка и знаешь куда, сколько это стоит и что получишь «на выходе».
Екатерина Казнина: Предлагаю послушать, что думает о важности попечительских советов учительница обычной школы.
Елена Михайлова: Я как человек, непосредственно производящий, как вы выражаетесь, «конечный продукт», то есть простой учитель русского языка и литературы, могу сказать одно – зачем мне попечительский совет? Мне и моим ученикам. Есть компьютер, мел у доски лежит, полы помыты, светло и тепло. Когда-то определенное шевеление по поводу попечительского или управляющего совета наблюдалось. Потом затихло, и я даже не знаю, есть у нас в школе что-то подобное или нет. Но мел лежит и полы моют. И от родителей никогда не поступало предложений поменять учителя, например. А помогают они мне, точнее – детям своим, добровольно. Началось с того, что, когда они привели своих пятиклашек ко мне, в классе был очень старый линолеум, и они сами предложили его поменять. С тех пор родители все в кабинете обустраивали сами, без понуканий с чьей-либо стороны. А вот одаренная девочка есть в моем классе из многодетной семьи, без отца, так ее участие в интернет-олимпиаде я оплачиваю из собственного кармана.
Сергей Михеев: Вот видите! А у нас в гимназии в подобных случаях финансовую помощь оказывает управляющий совет. И не только в нашей гимназии. Это нормально, когда талантливые, состоявшиеся взрослые, у которых есть деньги, финансируют образование тоже талантливых, но пока еще детей, у которых денег нет.
Взрослые должны помогать детям.
Вот с этим доводом в пользу попечительских и управляющих советов согласились все участники «круглого стола».

Опубликовано: 22 декабря 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.