Когда снится палуба

На набережной Волги в Чебоксарах не протолкнуться, в глазах рябит от парней в тельняшках. Особняком держатся офицеры запаса, чинно разгуливая в кителях, застегнутых на все пуговицы, с кортиками на виду. Все-таки раз в году праздник военных моряков!
А тут чудак ходит с выкрашенной поделкой под мышкой, заводит разговоры. Морской люд тянется к нему, расхваливает макет военного корабля. Однако один из прохожих оказался привередливый: лишь на «четверку» оценил работу. О причине такого критического взгляда сам же и проговорился. Оказывается, старик лет десять мастерил модели морских судов. Теперь, видно, забросил хобби. Да и его лабораторию в РОСТО якобы разорили. Наверное, поэтому и завидует тому, в ком еще жива страсть к сборке моделей. Морячок в годах, назвавшийся Петром Абосеевым, так и не выпросил визитку у знатока. Напрасно убеждал и размахивал руками, мол, самоучка он, в стесненных домашних условиях воссоздает по памяти макеты корабля, на котором служил когда-то в молодости.
Впрочем, он вскоре забыл про «четверку». От любопытных отбоя не было. Каждому объяснял, что это в масштабе 1:2000. В натуральную величину корабль более 145 метров в длину. Петра обступили, живо обсуждая каждую деталь макета. Градус беседы повышался по каждому, казалось бы, пустяку. Например, сколько пушек или иного оружия на борту. Заспорили как малые дети. Дружно повздыхали, что грозные корабли разрезали, об этом в Интернете посмотрели.
Петр поубавил пыл и признал, что макет всего процентов на 80 похож на оригинал: нет спасательных кругов и плотов. Да и антенна была круглая. Кто-то миролюбиво заметил: «Помнишь, друг, здесь, по-моему, проход был? Кстати, это «Стремительный»? Последовал быстрый ответ: «Нет, БПК «Стерегущий». Наш большой противолодочный корабль нес службу в Индийском и Тихом океанах. Судьба его коротка: вступил в строй в конце 1966 года, а в 1994-м уже был продан на слом в Индию».
Старшина первой статьи запаса Петр Абосеев служил зенитчиком на уже несуществующем корабле. Показывал всем на макете, что его установка была на корме. Сейчас на пенсии, льготный стаж заработал термистом на чебоксарском тракторном заводе. С грустью вспоминал: «Мы с братом Мишкой – двойняшки, оба ходили в 1978–1980 годах в море на одном корабле. Точно такую же копию подарил ему на память. Торопился, за месяц сразу две одинаковые модели сделал». Корпус смастерил из высушенной липы, как и все надстройки и детали. Отшлифовал и покрасил модель. Металла в ней нет, только чистое дерево. Под стойку приспособил ручку от двери, шурупом привинтил, получилась как настоящая. Сейчас колдует над макетом корабля, которым заменили «Сторожевого» и его собратьев. Чуть бахвалится, мол, какие чертежи? В голове все держит, мастерит только по фотографиям. Он служил и знает соотношение размеров, ведь ему «пришлось немало драить палубу».
День удался: и себя с поделкой показал, и друзей встретил. Вот Виктор Чесноков, тоже старшина первой статьи, служил пятью годами ранее на корабле другого проекта. Есть о чем вспомнить морякам. Чебоксарец Виктор, например, сделал кругосветку – три океана, 11 морей прошли, дважды пересекли экватор. Перегоняли корабль из Балтийска во Владивосток. Пиратов не встречали. «Попадись они нам в то время, мало им не показалось бы, – рассказывал он. – Врезали бы по полной. А вот с американскими моряками довелось столкнуться прямо в открытом море. Они нас почти всю дорогу сопровождали. Мурашки по телу, душа замирала, когда нам говорили: вот враг номер 1. Те вели себя нагло, вертолеты чуть нашей палубы не касались. Порножурналы сбрасывали. Но советские моряки морально устойчивые попались».
Виктор лукаво усмехнулся, посетовал, что почти никогда не удавалось спрятать подарки с неба от замполита. И добавил: «Однажды прозвучала команда: «Смирно! По правому борту…» Мы на вытяжку. А янки снимают, только видны вспышки фотоаппаратов».
Пришлось и мне щелкнуть затвором. Моряки даже глазом не повели…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.