Унесенная ветром

Из двухнедельной поездки в Сочи Вера Павлова обещала знакомым привезти южный загар, фотографии и самые яркие впечатления. Все-таки ей впервые удалось вырваться из Цивильска, где она жила и работала, и уехать отдыхать на море. Но ее романтическое путешествие затянулось уже на долгие десять лет, превратившись в настоящий кошмар. Вера попала в рабство.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НЕВОЛИ

О том, что тогда случилось, мы знаем пока только со слов Геннадия Никитченко, председателя Конгресса русских общин Абхазии. Для жителей этой горной страны он – настоящий герой, который организовывал сопротивление еще во время грузино-абхазского конфликта в 1992 году. Сейчас Геннадий занимается мирными делами, многим помогает. В том числе и таким, как Вера, попавшим в неволю.
Не раз и не два мы созванивались с Геннадием, чтобы выяснить судьбу нашей землячки. Но пока известно только одно: молодую симпатичную женщину, приехавшую из Чувашии отдыхать в Сочи, похитили, а затем насильно вывезли в горный район Грузии – Сванетию. Что ей довелось пережить за эти десять лет, страшно даже представить. Вся ее жизнь оказалась растоптанной и уничтоженной. А ведь дома, в Цивильске, Веру ждал сынишка Владик, которому только-только исполнилось два годика. Уезжала Вера из Чувашии молодой цветущей женщиной, а сейчас ей уже под сорок, и сын вырос без нее.

ЖИЗНЬ НА ГРАНИЦЕ

Просвет надежды для Веры появился в августе 2008 года. Все помнят, что в эти дни Абхазия вернула себе свои исконные территории. Вера Павлова оказалась в центре событий – в том самом Кодорском ущелье, название которого буквально не сходило с новостных лент. Вместе с другими рабами, которых хозяева бросили, спасаясь бегством, Вера получила свободу.
Она очень надеялась вернуться домой, в Чувашию, увидеть сына. Но, увы, на свободе Вера Павлова оказалась лишним человеком.
Больше года она жила на птичьих правах в пограничной зоне между Грузией и Абхазией, буквально в паре шагов от тех мест, где была в рабстве. Пыталась работать и как-то продержаться, пока ей не выдадут российские документы, чтобы она могла уехать в родную Чувашию. Но разве есть до этого дело чиновникам?
Помогали Вере те, кто сам много пережил во время непрерывных войн на Кавказе. Тот же Геннадий Никитченко, чья дочь погибла под танком, и Алла Влазнева, некогда работавшая в администрации Чеченской Республики, а сейчас возглавляющая журнал «Экспертиза власти». Именно она откликнулась на наше письмо, когда мы пытались найти Веру в Абхазии, и в ответ сама просила выяснить, не может ли как-то посодействовать в возвращении Павловой ее семья.
– Мы обращались по поводу Веры в посольство России в Абхазии, в Госдуму, в Московское бюро по правам человека. Пока никто не помог! – рассказала А. Влазнева. – И поскольку она без документов, выехать самостоятельно на родину не может. Да и, возможно, психологически это уже подавленный и мало к чему приспособленный человек.
В итоге достучаться до высокого чиновничества удалось только благодаря вмешательству представителей Общественной палаты России. Веру Павлову, наконец, пригласили зайти в российское посольство.

ДОМА НИКТО НЕ ЖДЕТ

А мы тем временем пытались связаться с родными Веры в деревне Нижние Кунаши Цивильского района, надеясь, что они уж точно постараются, чтобы вернуть ее домой.
– Пусть не возвращается, – категорически сообщила по телефону двоюродная сестра Веры с добрым именем Надежда. – Она здесь не нужна. Пусть остается там, где сейчас. Родительский дом я ей не отдам, здесь живет моя семья.
Из недолгого телефонного разговора удалось выяснить, что сестры никогда не были особенно дружны. А после того как родители Веры скончались, так и не дождавшись возвращения дочери, Надежда с семьей переехала в их дом. Других наследников ведь не было. Можно понять, что никакой радости от возможного возвращения сестры новая хозяйка дома не испытывает – ей с детьми придется потесниться.
Не знает Надежда ничего и о судьбе ребенка Веры, своего племянника Владислава. Вера считалась матерью-одиночкой. И что стало с маленьким Владиком, когда его мама исчезла, она никогда и не пыталась выяснить. Воспитывает ли его сейчас настоящий отец или ребенок оказался в интернате, тетя не интересовалась.
Нам, к сожалению, тоже не удалось найти мальчика, чтобы хотя бы порадовать его, что мама жива и очень хочет вернуться домой.
А далее случилась, наверно, закономерная драма. В очередной раз созвонились с Геннадием Никитченко, чтобы узнать, как продвигается оформление документов для Веры, а он нам грустно сообщает, что женщина пропала.
– Исчезла бесследно, словно ветром с гор унесло. Скорее всего, ее снова похитили, – считает русский герой Абхазии. – Слишком долго Вера ждала, пока решится ее участь. Она исчезла, словно почувствовала, что никому не нужна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.