Место работы — курорт

Наверное, сама судьба уготовила этой девушке с огненными волосами и премилыми веснушками на щеках быть ближе к солнцу. А имя – Светлана – говорит само за себя! Вот и ровный бронзовый загар на лице и руках гостьи редакции подтверждал мои догадки – явно, человек только что вернулся с какого-нибудь курорта, жаркого Египта или Турции. И все-таки я ошиблась: барышня-то приехала с заснеженных гор Австрии, где она живет и работает вот уже 6 лет.

С ПАРАШЮТА – НА ЛЫЖИ

Экстрим у бывшей закройщицы одного из чебоксарских ателье Светы Казаковой всегда был в крови. Первый прыжок с парашютом целеустремленная девушка совершила в 14 лет. С тех пор на ее счету – их около тысячи. Она мечтала стать стюардессой, окончила институт туризма и сервиса, работала инструктором по плаванию в одном из санаториев республики. И продолжала прыгать, пока в один из отпусков не встала на сноуборд. Светлана поняла – это ее.
– После того, как покаталась в горах, уже не хочется в небо, – призналась экстремалка. – Прыжки с парашютом – это больше преодоление себя, порыв к свободе, а катание на сноуборде – это еще и красивый, грациозный танец. Тут совсем другие ощущения.
И ни за что она не променяла бы активный отдых среди высоких гор на ленивое лежание на морском берегу. Правда, первое удовольствие все же стоит гораздо дороже. А вот заграничные горнолыжные курорты с нашими не сравнить, считает Казакова, тут мы намного отстаем по качеству трасс и сервиса. Там даже кресла подъемников с подогревом, удивила собеседница, все для людей. А у нас цены на услуги, одежду и спортинвентарь буквально кусают за карманы. Следовало ожидать, что двухнедельного отпуска на Альпийском горнолыжном склоне Свете не хватит, и она решила остаться там жить.

И ЗВЕЗДАМ ПОЛАГАЕТСЯ ШЛЕМ

В Австрии из принципа не разговаривают на английском – нужен немецкий. Не зная ни людей, ни языка, наша героиня поселилась в одной из деревушек долины Цилерталь в Тироле, окруженной горами высотой более 3 км. Правда, это далеко не та деревня, что у нас: тут коттеджи, отели с бассейнами и катками, рестораны и клубы.
Но первое время Светлане пришлось тяжко, хотя нашим, как говорится, не привыкать. Она не боялась никакой работы – будь то официант в баре или подсобный рабочий. За 200 евро стала снимать жилье, что, между прочим, дешевле, чем в Москве. И сейчас, приезжая в гости к маме в Чувашию, никаких вещей в магазинах старается не покупать – слишком уж дорого. А там она со временем смогла купить себе неплохой автомобиль.
Девушку на выданье удивило, насколько подтянутые в Альпах мужчины – и молодые, и в возрасте. «Гуляешь по заливу в Чебоксарах, сутулые юноши пьют пиво, курят, грызут и плюют семечки, – морщит нос Света, – а там сильные, здоровые, уверенные». Повстречала она и своего горного принца на белом сноуборде.
Русских же на курорте нетрудно отличить – в дорогих мехах, в большинстве своем грубые и некультурные. Конечно, не все такие. Например, Николай Фоменко и Владимир Пресняков, по словам сноубордистки, были очень скромны и галантны. Видела она и других знаменитостей, но будь ты хоть президентом страны, без шлема теперь уже инструктор Казакова никого на трассу не пустит – опасно.

МАНЯЩАЯ И ОПАСНАЯ КРАСОТА

Однажды она каталась на склоне, как вдруг подошли сотрудники одной из туркомпаний, дескать, срочно нужны русскоговорящие тренеры по лыжам и сноуборду. Видно, даже кризис не снизил потока русских туристов на горнолыжные курорты.
Удача, наконец, повернулась к чувашской красавице лицом. И вот уже пять лет, как она обучает и взрослых, и детей, приехавших отдыхать из России, и не только. Иногда частные лица зовут позаниматься с их детьми и дают неплохие чаевые. Тренируя малышей, Светлане приходится быть и педагогом, и другом, и телохранителем.
Но большему риску все-таки подвергают себя взрослые. Инструктор с дипломом высшей категории предупредила, что очень опасно ездить вне трасс. Тут и профессионалы могут дать маху. На неизученных склонах нередко сходит лавина, и чаще всего по вине людей, потревоживших лавинную зону. Именно так погиб один из друзей девушки на Камчатке.
– Горы не любят, когда ограничивают их свободу, – улыбнулась лыжница, пытаясь отогнать грустные мысли. – Они, как люди, – спят, дышат, буянят иногда. После извержения вулкана в Исландии у нас на склонах в двух метрах ничего не было видно. Я тогда все никак не могла вылететь на родину.
Тем не менее, именно горы, по признанию любительницы острых ощущений, помогли ей найти себя в жизни. «Ах, скорее бы на работу!» – мечтает спортсменка, будто об отпуске.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.