Петр Первый в гостях у Игумнова

Имя императора Петра Великого тесно связано с историей и культурой Чувашии. В посвященных ему сказках отразилась мечта нашего народа о добром и справедливом царе. Память о царе-реформаторе сохранили исторические предания, посвященные лашманной повинности по разработке корабельных лесов, участию чувашей в Северной войне, строительстве Петербурга и др. Известна легенда о «Царском дубе», якобы посаженном Петром I близ Старо-Сундырской почтовой станции (д. Помекейкино, ныне в черте д. Малый Сундырь Чебоксарского района). В 1872 г., когда отмечалось 200-летие императора, Козьмодемьянское земство обновило решетку вокруг лесного патриарха, возвышавшего свою главу среди берез вдоль Большого Московского тракта, и установило памятную табличку: «Посажен Петром I».
На самом деле с этим дубом связана поездка императора Павла I в 1798 г. в Казань. В отличие от него, Петр I путешествовал в 1722 г. в Астрахань, и не в карете, а на речном судне. Речь идет о Персидском походе 1722-1723 гг., предпринятом для обеспечения торговых интересов России на Каспийском море и сдерживания турецкой экспансии в Закавказье.
Подготовка к походу началась в 1721 г. Пехота, принимавшая участие в Северной войне, была переброшена из Финляндии в приволжские города, где в спешном порядке велось строительство военных и грузовых кораблей. К 20 мая 1722 г. в Нижний Новгород были стянуты суда и войска с боевым снаряжением. Для царя в Коломне была построена галера, «да верейка, да полубаржа». Два последних судна были обтянуты красным сукном и зеленой тафтой с желтыми шнурами. Галера имела каюты на корме и по 18 весел на носу; над скамьями палубы был устроен тент из частой сетки. 15 мая 1722 г. провожаемый толпами народа, под звуки военной музыки, звон колоколов и пальбу из пушек Петр I в сопровождении жены Екатерины I и свиты, куда входили генерал-майор И.М. Головин, тайный советник П.А. Толстой (возглавлял походную канцелярию), кабинет-секретарь А.В. Макаров, князь Д.К. Кантемир, живописцы, ученые, танцоры, музыканты и др., отправился из Москвы по рекам Москва и Ока в Н. Новгород для соединения с основным караваном. Императора сопровождали два батальона гвардии (личный конвой) и два армейских полка со снаряжением. Для ускорения плавания по всему пути были приготовлены переменные команды гребцов из крестьян.
27 мая императорская флотилия прибыла в Н.Новгород. Здесь Петр I осмотрел пристань и суда, предназначенные в поход, распорядившись устранить замеченные недостатки. При этом некоторые чиновники испытали на себе тяжесть его дубинки. Он посетил гробницу К. Минина и др. 30 мая в доме бургомистра Я.Пушникова он отметил свое 50-летие, а на следующий день продолжил свой путь уже по Волге.
Из книги расходов кабинетного подьячего (бухгалтера) Гаврилы Замятнина, опубликованной в «Сборнике выписок из архивных бумаг о Петре Великом» (М., 1872), узнаем, что 31 мая на императорском судне сменилось три команды гребцов, в т.ч. в с. Лысково и г. Козьмодемьянске. 2 июня из Н. Новгорода выступило и судовое войско, разделенное на пять отрядов, шедших друг за другом. В походе Петр I занимался государственными делами, разбирал частные жалобы и споры, сочинял манифест о причинах войны для народов Персии, а также посещал «встречающиеся города и любопытные места». Полноводная весенняя Волга быстро несла суда, так что путь казался «как бы прогулкой».
С конца 1940-х гг. деятелям культуры Чувашии не давала покоя мысль о том, что в своем плавании Петр I не мог миновать Чебоксары. Так, художник Н.К. Сверчков написал картину «Петр I в чебоксарских лесах», на которой изобразил царя, опершегося на могучий дуб, символизирующий чувашский народ, а историки П.Г. Григорьев, В.Д. Димитриев, П.Н. Николаев сообщили об осмотре Петром I корабельных рощ в окрестностях Чебоксар. Письменные источники опровергают эту легенду.

кровля в Коломне

В 1848 г. редактор неофициальной части «Казанских губернских ведомостей» историк А.И. Артемьев упомянул о сохранявшихся в Чебоксарах «древних частных домах», освященных «преданиями о пребывании в них Петра Великого и Екатерины Второй», пригласив местных краеведов к сотрудничеству. Словно откликаясь на это приглашение, в 1857 г. священник Введенского собора А.И. Кроковский опубликовал статью о посещении Чебоксар Екатериной II. Ссылаясь на дело из архива городского магистрата, он сообщил, что для встречи императрицы планировалось построить пристань на берегу Волги напротив Свято-Троицкого монастыря. Однако купеческий и ремесленный старосты Чебоксар объяснили, что намеченное место «очень крутое и берега особого не имеется; притом же во время вешняго половодья при том месте течение воды бывает очень быстрое; да и место оное между строением тесное». Поэтому было выбрано место, «где в 1722 году, в шествие блаженныя и вечной славы достойныя памяти Государя Императора Петра Первого Волгою рекою в Низовый корпус, пристань при городе имеется». Известно, что шлюпка с Екатериной II причалила к берегу напротив Свято-Троицкого монастыря. Значит, причал находился в устье р. Чебоксарки у подножия Западного косогора, где течение не было столь быстрым. В 1767 г. по приказу Казанского губернатора усилиями горожан обветшавшая пристань была отремонтирована и украшена столярной резьбой.
О дне, когда Петр I ступил на чебоксарскую землю, узнаем из записей Г. Замятнина: «Июня в 1-й день дано 93 человеком, которые от Кузмодемьянска до Чебаксар 40 верст гребли на галере его величества, по гривне человеку, итого 9 р[уб]. 10 ал[тын]. Июня во 2-й день дано 97 человеком, которые гребли на галере его величества от Чебаксар до Свиажску 80 верст, по 5 ал[тын] каждому, итого 14 р[уб.] с полтиною». Бухгалтерский отчет не сообщает, чем занимался Петр I в нашем городе, однако, учитывая короткое расстояние – 40 верст, которое плавучий караван преодолел 1 июня (тогда как 31 мая – 160 верст, 2 июня – 100), царь располагал достаточным временем для отдыха (ночлега).
До недавнего времени я был уверен в этом выводе, пока от историка В.Д. Кочеткова не получил выписку из «Походного журнала 1722 года» (СПб., 1913, 2-е изд.) – очень редкого издания, которое долго разыскивал. Как и ожидалось, оно содержит новую информацию о событии почти 290-летней давности: «[Июня] 1-го. Вполдни приехали к Чебоксарам, где переменив гребцов, пошли в путь, а Его Величество в том городе был у некоторого посацкого [человека] с четверть часа; и, не доехав до пристани Новой Волшки, ночевали у берегу за великою погодою, а поутру к оной пришли, где обрели и судно Его Величества». Как видим, в полдень 1 июня суда прибыли в Чебоксары, где произошла смена гребцов. Петр I сошел на берег и посетил дом местного купца, с которым беседовал около 15 минут. После короткой остановки караван продолжил путь, но был застигнут непогодой и заночевал у берега, а утром прибыл к новой хлебной пристани (возникла в 1710-е гг.) у д. Козловка (ныне одноименный город), где догнал галеру императора. Стоянка и здесь была недолгой – в 10-м часу плавучий караван направился к Свияжску.

Походный журнал не называет имени купца, с которым встречался император, но благодаря народному преданию, оно не кануло в Лету. Вот цитата из статьи того же А.И. Кроковского о посещении Чебоксар родственником царей Романовых принцем П.Г. Ольденбургским в сентябре 1857 г.: «Поднявшись близ Вознесенской церкви в город, Высокий Посетитель прошел мимо дома, незабвенного по пребыванию в нем императора Петра I в 1722 г. и остановился на несколько минут против здания, занимаемого уездным и приходским училищами ведомства Министерства народного просвещения». В примечании автор уточнил, что дом, в котором побывал император: «В то время… принадлежал С[анкт]-П[етербургск]ой сотни купцу Игумнову». Игумновы входили в число крупных купцов Чебоксар, так называемой гостиной сотни. Братья Михаил (ок. 1661-1732) и Алексей (ок. 1671-1729) Федоровичи владели мельницами, винокуренными, салотопенными, воскобойными, кожевенными заводами, торговали с заграницей, Сибирью, Архангельском, Астраханью, Петербургом и другими городами. В 1714 г. по указу Петра I они были записаны в купечество Петербурга. Правда, в жалобе посадских людей Чебоксар, датированной 1724 г. говорится, что М.Ф. Игумнов «подлогом» выдавал себя за переведенца в Петербург, чтобы освободиться от налогов и повинностей в родном городе. Далее указывалось, что он жил в усадьбе с каменными палатами, где в розницу продавались «всякие заморские и персицкие, и сибирские товары». Что касается его брата, то он построил дом в столице, но до своей смерти занимался торгово-промышленной деятельностью в Чебоксарах. Думается, что Петр I, уделявший большое внимание развитию промышленности и торговли, беседовал с А.Ф. Игумновым (которого, по крайней мере, знал заочно) на эту тему.
Среди архитектурных памятников старых Чебоксар известен одноэтажный каменный «Дом Игумнова» (другое название – Соляная контора) который располагался на склоне холма, спускавшегося от Троицкого монастыря к Волге (восстановлен на ул. Сеспеля). Известно, что он принадлежал купцу П.А. Игумнову (1759-1811). Напротив дома, выше по склону, находилась Вознесенская церковь (1702 г.), которая являлась приходской для купцов Игумновых. В 1763 г. один из их представителей рядом с ней построил Казанскую церковь, которая прославилась своей падающей колокольней (в 1870 г. храм с колокольней были разобраны по ветхости). Московский искусствовед А.А. Максимов так описывает «Дом Игумнова»: «Это типичный для русской жилищной архитектуры XVII в. тип каменного дома на подклете, с центрально расположенными сенями и двумя боковыми жилыми палатами… [его] постройка … относится к первой половине XVIII в.». Далее он сообщает, что почти вплотную с домом находились не сохранившиеся каменные палаты той же эпохи. Эти два памятника вместе с современным каменным жилым домом, стоявшим метрах в двадцати к югу, «составляли как бы единый ансамбль гражданских построек». Как знать, не описание ли это родовой усадьбы Игумновых? Не берусь гадать, однако место, где она находилась, ныне затоплено Волгой.
В XIX в. памятником посещения Петром I Чебоксар считали две ленты длиной в 3/4 аршина (53 см) с изображением российского герба и надписью по латыни: «Да здравствует Петрус Алексеевич царь…», которые хранились в городской Покровской церкви. Это значит, что в Чебоксарах к визиту императора готовились. Вероятно, как и в других городах, его встречали под звон колоколов, пальбу из пушек и восторженные крики собравшегося народа.
Со временем память о значимом для нас событии была утрачена. Настало время ликвидировать пробел в исторической хронике города: «1-го (по новому стилю – 12-го) июня 1722 г. Чебоксары посетил император Петр I, который в сопровождении жены Екатерины I и свиты, во главе войска направлялся по Волге в Астрахань. Побывал в доме купца гостиной сотни Игумнова».

Ю. Гусаров,
кандидат исторических наук, доцент ЧГУ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.