Пора мусору указать на место

Экологическая ситуация и в первую очередь все, что связано со сбором, транспортировкой, утилизацией мусора, обсуждается в Чувашии уже не первый год. И на газетных полосах, и на представительных заседаниях. Была даже принята специальная республиканская целевая программа на 2006—2010 годы. Полсрока прошло, но, судя по всему, острота проблемы так и не снята.

Что не сожжем, то закопаем

Неделю назад жители села Старые Айбеси Алатырского района устроили субботник. Подмели дворы и улицы, прибрались вокруг здания сельской модельной библиотеки, вычистили территорию парка, открытого в честь односельчан, погибших в годы Великой Отечественной войны, разбили в нем клумбы для цветов, установили осветительные фонари. В общем, потрудились на славу. А куда подевали собранный мусор? На этот вопрос корреспондента «СЧ» в администрации Староайбесинского сельского поселения ответили коротко: «Сожгли». Про тот, что не сгорает, не сказали ничего. Остается гадать – то ли закопали, то ли сбросили в какой-нибудь овраг.
По обыкновению, так и поступают в сельской глубинке, где несанкционированные свалки давно стали привычной картиной. Периодически от них избавляются, но ненадолго. Проходит месяц-другой, и на том же месте опять возникают кучи всякого хлама. Централизованно мусор вывозится только в городах и райцентрах. В сельских поселениях такая работа не ведется, да и денег на нее в местных бюджетах обычно не находят. Например, по информации Министерства природных ресурсов и экологии республики, в том же Алатырском, а также в Аликовском, Ибресинском, Урмарском и Шемуршинском районах финансовые средства на сбор и вывоз бытовых отходов из сельских поселений в 2007 году не выделялись вообще.
Третий год реформе местного самоуправления, а большинство руководителей поселений так и не навели на своих территориях хотя бы элементарный порядок. Кроме того, во многих случаях именно по вине сельских глав избегают ответственности злостные нарушители природоохранного законодательства. Чтобы призвать их к ответу, достаточно составить акт по нужной форме, приложить к нему фотографию «незаконно выброшенного» объекта и отправить в природоохранные органы или прокуратуру для возбуждения административного производства. Однако ничего подобного не делается. А в одиночку инспекторы Минприроды Чувашии при всем желании не могут поймать за руку всех, кто превращает территорию республики в одну большую свалку. Хотя и пытаются. В прошлом году они проверили 163 организации и выявили 294 нарушения требований природоохранного законодательства. Из них в 150 случаях не соблюдались правила обращения с опасными отходами. Были оштрафованы 150 должностных и 30 юридических лиц на общую сумму более полумиллиона рублей. Но ситуация если и улучшилась, то очень незначительно.

Ни договоров, ни лицензий

В каждом районе и городском округе существуют организации жилищно-коммунальной отрасли, которые осуществляют сбор и вывоз ТБО, а также обслуживают места размещения отходов. Большинство из них не имеет соответствующих лицензий. То есть, по сути, работает с мусором, что называется, «на птичьих правах».
В Управлении по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Чувашской Республике уверяют, что при подаче полного пакета документов такая лицензия выдается в течение 45 дней и стоит всего тысячу триста рублей. Однако коммунальщики говорят, что не все так просто. Во-первых, необходимо подготовить как минимум двух специалистов, заплатив за их обучение по 12 тыс. целковых. Да и пресловутый пакет собирается не день и не два и обходится не меньше чем в 30 «штук». Самостоятельно справиться с ним коммунальщикам не под силу, а посему приходится обращаться за помощью в специализированные организации, список которых любезно предоставляет то же Управление по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора.
Вот и выходит – чтобы в итоге получить лицензию, коммунальным службам, по их словам, необходимо потратить год-полтора и около 60 тыс. рублей. И стоит ли овчинка выделки? В массе своей сельские предприятия отказываются заключать договоры на вывоз ТБО. К примеру, в Чебоксарском районе из 700 организаций – «производителей» мусора – договоры на его вывоз заключили только 146. Аналогичная ситуация наблюдается практически повсеместно. Неудивительно, что уборка мусора для многих организаций ЖКХ – просто обуза. Так зачем лишние расходы на лицензирование?

Свалки переполнены, чиновники ведут переговоры

Далеко не все благополучно и с утилизацией мусора. На территории республики зарегистрирован 21 объект размещения твердых бытовых отходов. Из них 4 полигона ТБО, 14 санкционированных и 3 несанкционированные свалки (в Аликовском, Вурнарском, Чебоксарском районах). В Красночетайском районе таких объектов нет и мусор вывозится к соседям – на свалку в г. Шумерля. На сегодняшний день многие свалки переполнены или отслужили свой век. Поэтому, как сообщает Минприроды, требуется первоочередное строительство как минимум 11 полигонов ТБО.
Строить действительно надо, и все с этим соглашаются. Что же происходит на практике? Дальше всех продвинулись в Моргаушском и Ядринском районах, где подготовлены проекты по созданию объектов размещения отходов. Спорится дело в Чебоксарах, Новочебоксарске и Чебоксарском районе – выбран участок для полигона ТБО и разрабатывается проектно-сметная документация. В Вурнарском, Козловском, Красночетайском и Порецком районах с участками под полигоны еще не определились, но активно их ищут. На эту же тему Алатырь и Алатырский район даже ведут между собой переговоры. Может, им предложить пригласить в качестве посредников представителей Гринписа? Авось быстрее договорятся.
Ну и, наконец, в Аликовском и Комсомольском районах работы по организации новых полигонов еще не начинались. Здесь в решении «мусорных» вопросов царят тишь, гладь да божья благодать, и сколько времени нужно местным администрациям на раскачку – тайна, покрытая мраком. Однако почему-то уверен – будь свалка под окнами какого-нибудь районного руководителя, все вопросы уже давно бы сняли с повестки дня. Без лишних переговоров.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.