Царская рыба в подарок: как в Чебоксарах встречали великого князя Михаила Николаевича

Благодаря Волге в истории Чебоксар отметилось немало выдающихся людей из числа государственных мужей, военачальников, деятелей культуры и искусства. Архивные разыскания открывают новые имена, дополняя этот список. Расскажем о краткосрочном визите в наш город четвертого сына императора Николая I, великого князя Михаила Николаевича Романова (1832–1909).

Служебная поездка председателя Государственного совета

 

В 1887 году генерал-фельдмаршал, генерал-фельдцейхмейстер (главный начальник артиллерии), председатель Государственного совета и член Комитета министров Михаил Романов вместе со своим пятым сыном, 17-летним Сергеем Михайловичем (в будущем — алапаевский мученик, причисленный к сонму Новомучеников российских) совершил поездку в г. Екатеринбург для открытия Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки, почетным президентом которой являлся.
Маршрут поездки, продолжавшейся с 5 по 27 июня, пролегал из Петербурга в Нижний Новгород (через Москву) по железной дороге, далее по Волге и Каме по Нижегородской, Казанской, Вятской и Пермской губерниям (от Перми до Екатеринбурга — снова на поезде). На обратном пути высокие особы посетили ряд горных и промышленных предприятий Пермской и Вятской губерний, затем знакомым путем вернулись в столицу, преодолев за три недели 6200 верст.
Для служебной поездки Михаила Николаевича были подготовлены два парохода Министерства путей сообщения: «Ярославль», на мачте которого был поднят его великокняжеский штандарт и «Межень» — для сопровождения. Спутниками великого князя были: товарищ (заместитель) генерала-фельдцейхмейстера генерал-адъютант Л. Софиано, адьютанты, полковники К. Баранов и А. Толстой, доктор Д. Никитин. По пути к свите присоединялись губернаторы и высшие губернские чиновники для сопровождения высоких гостей по подведомственной территории.

«Один из лучших видов на Волге»

 

По пути на Урал, около часа ночи 8 июня «Ярославль» и «Межень» проследовали мимо Чебоксар, который был «красиво иллюминован». Документы сообщают, что вечером 7 июня по заданию городской управы мещанин Семен Сапожников с двумя товарищами «иллюминовали» также левый берег напротив Чебоксар. Это не было самодеятельностью: в тот день с наступлением темноты от Васильсурска до Козьмодемьянска по берегам Волги и на плотах были зажжены фонари, плошки и костры, как можно думать, для безопасности высоких путешественников.

КСТАТИ

Московский журналист Сергей Кельцев, следовавший за великими князьями на пассажирском пароходе, так описал свои впечатления от нашего города: «Начинался рассвет, когда капитан сказал нам, что подходим к Чебоксарам. «Да где же город?» — спрашивали мы, но в это время из-за крутого мыса показалась иллюминация города. Когда идешь по Волге сверху, то Чебоксар не видно за этим мысом и только в полуверсте начинают виднеться из-за горы кресты Спасо-Геронтьевской пустыни; снизу же Волги Чебоксары видны верст за восемь. Город зажат в очень красивой долине, окруженной с трех сторон высокими поросшими лесом горами, и захватывает концами своими скаты двух холмов, обращенных вниз по течению. Издали с низу реки Чебоксары живописны настолько, что считаются одним из лучших видов на Волге: виднеется группа тесно сдвинутых храмов, поднимающихся друг за другом как бы в нише и только при приближении выступает ушедший вглубь от берега город. Путешествовавшие по Волге раньше всегда рассказывали о «падающей башне» в Чебоксарах, имеющей уклон почти равный Пизанской башне. Ныне этой «падающей башни» — древней колокольни прибрежной церкви, уже нет: за ветхостию и опасностию она недавно разобрана. Сам город Чебоксары, споривший когда-то с Нижним наружною обстановкой, настолько беден, что за недостатком прихожан некоторые из его 14 старинных храмов не имеют причтов и даже запечатаны».

«Падающая башня» — это шатровая колокольня Вознесенской церкви, стоявшая на склоне западного косогора рядом с Троицким монастырем. Из-за оседания грунта она более чем на 0,7 м наклонилась на восток, что сделало ее главной достопримечательностью города. В 1847 году колокольня по аварийности была закрыта (по другим данным, колокола сняли в 1830-е гг.), в 1870 году вместе с холодным Казанским храмом Вознесенской церкви — разобрана. В 1872–1873 гг. из их кирпича были построены новая 3-ярусная колокольня в одной связи с церковью, два хлебных амбара и часовня.

Вид Чебоксар. 1890-е годы.

В отличие от журналиста и, вероятно, казанского губернатора Н. Андриевского, присоединившегося к свите в Козьмодемьянске, августейшие путешественники наверняка проспали наш город. Продолжая видеть сны, в четвертом часу утра они проплыли мимо Мариинского Посада, а потом и Козловки, пристани которых, как и повсюду по маршруту их проезда, были украшены флагами и зеленью. Зато на берегу люди не спали: в статье, опубликованной в столичной газете, Кельцев сообщал, что «народу везде по пути было множество».

Радушная встреча

 

Чебоксарцы все же увидели великих князей при их возвращении: 24 июня в полпервого дня их пароход отбыл из Казани и через девять часов, в 21 час 15 минут причалил к одному из причалов Чебоксарской пристани (на ней было оборудовано пять пароходных участков, каждый длиной 96 м, которые арендовались пароходными обществами). Здесь высоким гостям была устроена торжественная встреча. «Одна из конторок (особая баржа, к которой приставали пароходы, — Ю.Г.) пристани была убрана гирляндами и венками из свежей зелени, уставлена крупными комнатными растениями, усыпана свежей травой, украшена флагами, сгруппированными в виде щитов, в одном из которых был помещен вензель великого князя Михаила Николаевича, — писала казанская газета «Волжский вестник». — Сходни были обтянуты красной материей, и через конторку и мостики до берега проведена такая же матерьевая дорожка, усыпанная по сторонам свежей зеленью».
А еще были расстелены ковры. Архивные документы сохранили имена горожан, участвовавших в «декорировании» пристани. Мещанин Александр Виноградов написал великокняжеский вензель, украсил его и конторки иллюминацией. Мещанская девица Авдотья Кадынцева починила три больших флага. Материалы для украшения речных ворот города были куплены в лавках купца Николая Шемякина (ткань), мещан Александра Игумнова (тесьма), Михаила Иевлева (веревки, нитки, гвозди). Купец Дряблов продал цветы, мещанин Андрей Русин — веревки для флагов и подъема шестов, а также проволоку для подвески фонарей, мещанка Алатырцева — гвозди для «прибивки ковров». А солдатский сын Василий Соколов и крестьянин д. Яуши Ядринского уезда Иван Яковлев 7 и 24 июня зажигали лампы в фонарях. Общие расходы городского бюджета на украшение пристани и иллюминацию составили менее 30 рублей.
«Прибытия их высочеств ожидали городской голова и чины города разных ведомств, — продолжал корреспондент. — Встречены великие князья были хлебом-солью, поднесенным от города г[осподином] городским головой, а затем их высочества удостоили принять поднесенную им в глубоком деревянном лотке аршинную живую стерлядь». Двумя неделями ранее такой же символический подарок гостям царской крови — царскую рыбу Михаил Романов с сыном получили от жителей Козьмодемьянска.
В корреспонденции сообщалось, что первым высоким гостям представился уездный воинский начальник полковник Аргамаков, который удостоился «более продолжительного» разговора с великим князем Михаилом Николаевичем. Военным людям всегда есть что вспомнить и обсудить. Затем высокопоставленный сановник поинтересовался у городского головы, купца-промышленника Андрея Астраханцева о численности населения Чебоксар. У благочинного 1-го округа Чебоксарского уезда протоиерея Сильвестра Богородицкого спросил о количестве церквей в городе. Их изящные силуэты живописно смотрелись с Волги, поэтому интерес великого князя могла разделять и его свита.
Ответы встречающих в корреспонденцию не вошли, поэтому обратимся к статистике. В середине 1880-х гг. население Чебоксар составляло 5122 человека: 5092 русских, 10 евреев, 9 чувашей, 6 татар, 4 поляка, 1 немец. Вот его социальный и половой состав по данным 1873 года: мещане — 65%, крестьяне — 7,5%, ремесленники — 6,5%, отставные солдаты с членами семей — 3,6%, бессрочно и временноотпускные — 3,2%, нижние воинские чины — 3,1%, купцы — 3%, дворяне — 2,8%, разночинцы — 2,1%, духовенство — 1,8%, кантонисты и солдатские дети — 1,4%; мужчины — 46,8%, женщины — 53,2%. В городе действовали 10 приходских церквей (у Христорождественской и Михаилоархангельской было по два храма: летнему и зимнему), бесприходная кладбищенская Спасская церковь, мужской монастырь. По одному храму имелось в двух упраздненных подгородных пустынях: Владимирской и Геронтьевской.
Завершив протокольное общение, великие князья «проследовали на берег к народу и в течение минут 4 отвечали поклонами на несмолкаемое «Ура» многочисленных зрителей, собравшихся посмотреть на родственников царя Александра III, чью коронацию в Чебоксарах пышно отпраздновали за четыре года до этого. Затем Романовы вернулись на причал, поблагодарили делегацию города «за радушную встречу» и попрощались с ней. После того, как они взошли на палубу, «Ярославль» продолжил путь вверх по Волге.

Юрий Гусаров

 

Окончание в следующем номере…
Опубликовано: 22 сентября 2022 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.