Чужих детей не бывает

Радость общения и любовь родителей, что может быть лучше для ребенка! Много лет З. Ермолаева занимается проблемами опеки и попечительства в Яльчикском районе. Здесь под опекой проживают 68 детей. Еще 12 мальчишек и девчонок воспитываются в приемных семьях.
Сегодня по закону опека устанавливается над детьми, не достигшими 14 лет, а попечительство – над подростками до 18 лет. Словом, это те, кто переживает трагедию из-за лишения матери или отца родительских прав, болезни родителей. Когда З. Ермолаева вступила в должность «главного опекуна района», в основном в поддержке государства нуждались дети-сироты. А сейчас ей приходится защищать ребят, родители которых лишены родительских прав из-за пьянства. С кризисом объявилась новая напасть. Появились матери-кукушки, бросающие детей на престарелых бабушек и дедушек. Уезжая на заработки, беглянки надолго пропадают, не присылают деньги на содержание детей.
Невесело быть сиротами при живых родителях. Поэтому куратор опеки и попечительства в своей деликатной работе упор делает на профилактику. Контролирует, как брошенные дети воспитываются в семьях опекунов, приемных родителей. Насмотревшись всякого, З. Ермолаева убеждена, что лишение родительских прав – крайняя мера.
Любопытно, что сердобольных людей с каждым днем все больше. Кандидаты в опекуны даже в очередь выстраиваются. «На днях в отдел обратились бездетные супруги, которые хотят взять на воспитание детей из интерната, – поделилась последними новостями З. Ермолаева. – Просят двоих, лучший вариант – брат с сестрой. В опекунах у нас люди разного возраста, в основном родственники. Я изучаю всю подноготную и кандидатов в приемные родители. Даже на хитрость иду, вызывая на откровенные разговоры, чтобы узнать, как они поведут себя в той или иной ситуации. А вдруг они несдержанные, неуравновешенные или в корыстных целях берут ребенка. Только после различных тренингов и собеседований я пишу заключение. Понимаю, какая это ответственность передать ребенка в чужие руки». Слава богу, у Зинаиды Николаевны нет папки с жалобами на опекунов и приемных родителей.
Как она решилась взвалить на себя такой груз ответственности? Обычная вроде бы биография. После университета Ермолаева по направлению отработала три года учительницей. Потом перевелась в районный отдел образования. Почти пять лет, будучи директором вечерней школы, «молодежь заманивала на учебу, обходя фермы и предприятия». Вскоре ее пригласили на должность инспектора по охране детства.
Согласилась на новую работу без уговоров, хотя и потеряла в заработке. К выбору подтолкнул случай. «У меня родилась девочка, – вспоминает З. Ермолаева. – Пока лежала в детском отделении, я насмотрелась на отказного месячного ребенка. Так захотелось приласкать беднягу. Я всерьез подумывала взять его и воспитывать вместе со своей девочкой. Да родители запретили. Сначала, мол, вуз окончи, потом все остальное. В мае это было. В июне я вернулась домой с дипломом, и бегом в больницу. А ребенок тот умер, не дождался меня».
Какие качества должны быть присущи ведущему специалисту по опеке и попечительству? Ермолаева отвечает, не задумываясь: «Обычные, человеческие – сострадание и неравнодушие, ответственность. Прежде всего, надо понимать и входить в положение и ребенка, и родителя». Одно беспокоит Зинаиду Николаевну. Много приходится ей писать бумаг, корпеть над отчетами. Мало времени остается на посещение неблагополучных семей, на работу с кандидатами в опекуны и приемные родители. Бывало, она из директоров хозяйств или предприятий «выколачивала» просроченную зарплату родителей. Убеждала доходчиво: дети кушать хотят, у подростка на выпускной бал нет нового костюма. Теперь другая крайность – специалист обложился бумагами, до человека дойти некогда. Требуются юридически грамотные документы по опеке и попечительству, ведь очень часто ситуации рассматриваются в судах. Приходится также участвовать в бракоразводных процессах, защищая интересы детей. Между прочим, в Яльчикском районе троллейбусы и маршрутки не ходят. Словом, нагрузка большая, но государство почему-то не добавляет штатных единиц в «горячий» отдел.
Пришло время уходить на пенсию, кого готовит на замену? З. Ермолаева призналась, что присмотрела девушку, которая учится на юриста. Уверена, что та справится с этой хлопотной работой. Они и по судам иногда вместе ходят. Почему мужчину на эту должность не ставят? По словам собеседницы, «женщины как матери глубже понимают психологию ребенка, ведь они от природы – защитницы». В дикой ситуации, когда ребенка отбирают у матери, она действует по принципу: жалко, но так надо. Говорит: «Иногда и врага надо жалеть. Но пьющая мать – это большое горе в семье. На комиссии мы даем шанс, направляем на лечение. Ни в коем случае не сразу рубим сук, даем срок человеку исправиться. Лишение родительских прав, повторяю, это крайняя и во многом вынужденная мера. На всю жизнь запомнился случай, когда у матери забирали подростка. Она богом клялась, что в жизни капли спиртного в рот не возьмет. Я ей поверила. И ведь она сдержала слово. И когда умирала, взрослый сын так искренне благодарил ее за то, что не отдала его в детдом».
Вот и в ее судьбе не все было гладко: потеряла мужа. Его, учителя истории, очень любили ученики. Три ее девочки уже взрослые. «Внучки пошли». Лишь младшая еще не успела получить диплом о высшем образовании, учится на пятом курсе. Однако до сих пор детские голоса слышны в доме. В Яльчиках, как известно, нет приюта. Когда надо везти детей в Канаш, в больницу, или, наоборот, они к родным добираются, то ночуют у тети Зины. Бывает, «новенькие» живут по нескольку дней и даже месяцев, пока она не устроит их судьбу.
Напоследок счастливая история про Елену Алексеевну и ее двух приемных детей. К тому времени Сергеевы уже подняли на ноги четверых своих детей. «Однажды вместе мы добирались до Канаша, – рассказывает Зинаида Николаевна. – Я везла ребенка в Канашский приют. И попутчица напросилась туда, оставила конфеты и печенье малышам. Когда возвращались, Елена прошептала: «Так жалко этого беспризорника из нашего района. Дайте его мне. Может быть, я из него человека сделаю». Говорю ей, что уже поздно, начальство не разрешит. Но все же вернулась, зашла к директору, поговорила. На выходные отпустили мальчишку к Сергеевым. А с понедельника те начали собирать документы, чтобы принять сироту в семью. Потом и девочку присмотрели. Брат и сестра, так они себя называют, уже учатся в шестом и пятом классах. Мальчик ходит в спортивную школу при «Улыпе», девочка вышивает, настоящая рукодельница». И от таких детей родители отвернулись…

Опубликовано: 26 января 2010
Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.