В Русском драмтеатре — премьера спектакля «Отцы и дети (Доктор Базаров)»

Звезда и рок доктора Базарова

Завтра в Русском драматическом театре играют премьеру спектакля «Отцы и дети (Доктор Базаров)» по роману Ивана Тургенева. Этим же спектаклем 3 июля театр закрывает 97-й сезон.

Режиссер-постановщик Владимир Красотин выбрал для своей постановки инсценировку известного театрального педагога, драматурга и режиссера Адольфа Шапиро, с которым ему посчастливилось поработать еще в советские годы. Адольф Яковлевич приезжал в Русский ТЮЗ города Тбилиси ставить мюзикл «Бумбараш», где был занят тогда еще молодой актер, а сегодня главный режиссер РДТ. Шапиро 30 лет возглавлял ТЮЗ в Риге, но уже с 90-х был независимым постановщиком, имя которого гремело во всех уголках бывшего СССР и Европы благодаря смелым театральным постановкам, ломавшим стереотипы. Его инсценировка тоже полна неожиданных метафор, что называется — итог взрослого переосмысления «прочитанного в детстве».

Однако и эту основу нынешние постановщики, конечно, трактовали по-своему — перечитывая заново самого Ивана Сергеевича, удивляясь актуальности написанного в 19 веке. И таким живым героям, будто они сами приехали с шумных городских улиц в музей-усадьбу с молодой веселой экскурсией и увидели там собственное отражение. Да и такие разные семьи в «Отцах и детях», живущие будто в параллельных измерениях, конфликты либералов и почвенников, как на нынешних ток-шоу, браки по расчету, которого никто и не скрывает, униженные работяги, что ропщут лишь у последней черты, — разве все это мы не видим каждый день!

На первых порах была даже идея таковыми их и сделать — современными, шумными, говорящими на современном сленге. Но на первых же порах и отринута. Язык Тургенева диктовал свое пространство. И сближаться с героями, как всегда в классическом театре, зрители будут внутренне, что всегда ценнее всего остального.

Владимир Красотин «ставит» в этой постановке на Евгения Базарова, деятельную и образованную молодость, которой невмоготу наблюдать за лицемерием старших и пустыми разговорами, за коими ничего не стоит, кроме тщеславия и жалких оправданий. Его роль исполняет премьер, любимец публики Александр Шаповалов. Потому и в названии спектакля появляется имя главного героя.

Однако его ситуация намного трагичнее того же Чацкого, с которым его иногда сравнивают. Он талантлив, но радикален, чувствует себя сильным, но рок сильнее, ему смешна сентиментальность, но судьба дарит накрывающую все вокруг страсть к женщине (в роли Одинцовой — неподражаемая Диана Яковлева). Самый живой и самый большой ценитель всего настоящего оказывается и самым уязвимым в сонме по-своему приспособленных к этой жизни людей.

В спектакле работает много замечательных актеров Русского театра, от Людмилы Котельниковой и Дмитрия Фадейчева в ролях старших Базаровых до семейства Кирсановых — Александра Володина, Николая Горюнова и Владимира Глушкова — и красавиц Анастасии Бешеновой и Анны Ивановой. В спектакле также заняты Марина Рай, Леонид Казимир и Андрей Гаврилов.

Символом спектакля становятся огромные песочные часы, в которых необратимо течет время. Для кого-то как сквозь пальцы, а для кого-то высыпаясь через лопнувшее стекло. Неожиданный ход припасен у постановщика и в финале.

Над новым спектаклем работала та же команда, что и на завершающей премьере прошлого сезона «Тайна семьи Рейвенскрофт». Сценографией занимался Владимир Шведов, над костюмами трудился известный дизайнер Игорь Дадиани (в это же время он параллельно был занят костюмами для долгожданного продолжения фильма «Гардемарины, вперед!», разрываясь между театром и съемками). Музыкальное оформление подбирал сам режиссер-постановщик, а также музыка специально писалась композитором Андреем Галкиным.

Игорь Дадиани, художник по костюмам:

— Эпоха для меня очень важна. Костюм — явление социальное. Отсюда начинается характер, в зависимости от костюма меняется и поведение, и походка, манеры. Костюм отражает статус человека, показывает, из какого он общества. Либо это одряхлевшая дворянская семья, либо очень богатая, либо это вообще крепостные люди. Роман рассказывает о времени накануне крестьянской реформы 1861 года. Сегодня, создавая костюм, невозможно абстрагироваться от времени, где происходят события, от взаимоотношений людей. А здесь представлены все слои общества.

Для Владимира Шведова это не первое обращение к Тургеневу. Спектакли по произведениям классика он оформлял в ТЮЗе имени М. Сеспеля («Нахлебник») и в самом РДТ («Вешние воды» и «Элегия» — спектакль о жизни самого писателя). Шведов считает, что нынешняя сцена Русского драмтеатра диктует свои правила, хотя больших условностей постановщики постарались избегать, договорившись об этом «на берегу». На этот раз все решается довольно традиционно, чтобы зрителям, особенно изучающим Тургенева юношам и девушкам, было все понятно. Вся сценическая установка сделана мобильной, то есть двигающейся на колесиках, потому что места действия должны быстро меняться, а события происходят в разных усадьбах. Основным цветом будет сиреневый, этакая призрачная весенняя дымка.

Для Игоря Дадиани это первая работа с тургеневским материалом. Он рад, что выбран вариант чисто тургеневского времени, а значит, и тургеневских костюмов. Потому что ему нравится и это время, и работа точно по эпохе.

Хотя спектакль поставлен для всех, от школьников до людей, читавших Тургенева много лет назад, постановщикам, конечно, очень хотелось бы, чтобы у тех, кто невнимательно читает классику в школе, при просмотре этой постановки «что-то торкнуло», появилось желание взять в руки книгу и прожить с героями все заново еще раз. Для этого они старались создать мир этих людей, дух русской деревни, русской усадьбы. Как добавил Игорь Дадиани: «Хотелось бы, чтобы еще пахло молоком».

 

Фото Максима Васильева:

Опубликовано: 26 июня 2019 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.