Учебник не заменит Библию

В июле прошлого года Президент России Дмитрий Медведев принял решение поддержать идею преподавания в российских школах основ религиозной культуры и светской этики и посчитал возможным провести такой эксперимент в ряде регионов страны. Эксперимент стартует уже с 1 апреля нынешнего года. В течение ближайших трех лет обкатка предмета предстоит в школах девятнадцати регионов, в том числе и в Чувашии. Новый предмет будет изучаться в течение четырех месяцев: последнюю четверть в четвертом классе и первую – в пятом.
Уже разработаны соответствующие методики преподавания. Однако вопросы остаются. В частности, священнослужители настаивают на совместных усилиях светских педагогов и носителей богословского образования в этом многотрудном деле. Об этом мы беседуем с заведующим канцелярией Чебоксарско-Чувашской епархии, настоятелем Рождественской церкви Чебоксар иереем Сергием Пушковым.
– Отец Сергий, как вы оцениваете предстоящее преподавание курса «Основы религиозных культур и светской этики» в системе государственного образования?
– Новая дисциплина вводится в наших российских школах после многолетней конфронтации противников и сторонников этого нововведения. Тем не менее – решение принято. Причем сразу же после встречи патриарха Кирилла с Президентом Дмитрием Медведевым. Было решено, что этот курс в нашей школе необходим.
– Во всех разъяснениях по поводу введения нового предмета особо подчеркивается, что вести уроки будут светские преподаватели. И все же недовольных немало.
– Нам в первую очередь указывают на светскость образования в нашей стране. Но ведь эта светскость, как говорит патриарх, не означает его антирелигиозности. Да, церковь от государства отделена. У нас принцип взаимного невмешательства. Но в школах готовятся изучать вовсе не Закон Божий, а будут рассказывать о том, каким образом православное христианство сформировало те ценности, которые лежат в основе нашей цивилизации. Это не теологические знания, а культурологические. Менталитет нашего народа, язык, культура – какую бы сферу жизни мы ни взяли, вплоть до государственности, все базируется на этих ценностях. Как же можно их не знать? К тому же направление обучения выбирают для ребенка родители – основы либо православной, либо мусульманской, либо буддистской культуры, либо светскую этику.
– По поводу этого выбора, как известно, в Сети недавно разгорелись нешуточные страсти. Нынешний епископ Улан-Уденский и Бурятский и бывший викарий нашей епархии Савватий обвинил одну из чебоксарских гимназий в том, что здесь детей лишили выбора и навязали им именно светскую этику.
– Дело в том, что родители сегодня еще очень мало информированы о новом предмете, а директора школ вынуждены исполнять лишь чиновничьи предписания. Речь идет именно о свободе выбора. А совсем не о том, что светская этика чем-то «хуже» других направлений. Если человек желает изучать основы православной культуры, то, пожалуйста, не мешайте ему. У нас две трети населения исповедуют православие.
На заседании Межрелигиозного совета России, где присутствовали Президент России и религиозные лидеры страны, подчеркивалось именно право свободы выбора. На этом же совете патриарх Кирилл заявил и о том, чтобы основы светской этики обязательно были в школе наряду с другими направлениями. Потому что если родители не хотят ассоциировать себя с какой-либо религиозной культурой, они могут выбрать этот предмет. Повторяю, именно иерархи православной Церкви настаивали на введении предмета «Основы светской этики». Потому что наша светская этика тоже основана на православных ценностях. Автор учебника «Основы православной культуры» Андрей Кураев в одном из интервью назвал этику очень серьезной альтернативой ОПК. Это очень сложный предмет, а вовсе не правила этикета, как многие думают.
– Да уж куда серьезнее – наука о морали.
– Я приведу классический пример. В античное время если в спартанской семье рождался больной ребенок, его сбрасывали в море. Это было нормой для спартанцев, считавших, что только сильный имеет право на существование. Когда нам в школе приводили этот пример, мы возмущались. Это же не просто негуманно, это преступление. А для религиозной традиции это – великий грех: убить больного беззащитного ребенка. И эту оценку мы даем исходя из нашего мировосприятия, которое сформировало в нас христианство. Или возьмем, например, такую сторону жизни, как российская юриспруденция. Она основывается на законах юриспруденции СССР, а советская – на законах Российской империи, та – на законах Византии, на знаменитом кодексе Юстиниана. В свою очередь, Юстиниан основывался на церковных канонах. Или русская классическая литература. Кто является ее героем? Человек, который не живет как все. Идет против течения. Не хочет подражать греховному миру. Выступает против того порока, что есть в обществе. В конце концов, русская литература основывается и на житиях святых христианской Церкви. Поэтому вольно или невольно сама светская этика имеет в своей основе религиозную культуру.
– Почему же с этим надо лишь экспериментировать, если этот предмет столь необходим?
– Мы родились в атеистической стране. И мало знать детально основы православной, исламской или буддистской культуры. Нужна системность. В результате через год-два в любом случае появится какой-то опыт. Можно будет выявить недостатки, ошибки. Сейчас на школу у нас смотрят лишь как на источник знаний. Но школа должна быть и средством воспитания. Хотя приоритет здесь, конечно, за семьей. К сожалению, в наше время родители в погоне за материальными средствами упускают воспитание. И, наверное, именно школа и Церковь должны попытаться вместе взяться за это дело. Ведь в стране в скором времени произойдет смена элит. Сегодняшние школьники, студенты скоро станут губернаторами, министрами, юристами, педагогами, врачами. И если в молодом человеке не сформированы базовые ценности, то нам грозит катастрофа.
– Вы всерьез полагаете, что один лишь новый предмет в школе способен серьезно повлиять на мировоззрение нового поколения?
– Сейчас с телеэкранов и журнальных страниц вдалбливают, что если мы будем материально состоятельны, то счастье придет само собой. А вот сочувствие ближнему сегодня где-то на втором плане. Но на примере многих мы уже сейчас можем видеть, что человек может иметь все, но у него может не быть самого главного – мира в сердце. А если человек раздваивается, он теряет смысл своего существования. И, к сожалению, эта трагедия все больше и больше захватывает тех, кто полностью ориентирован на материальные блага. Православная Церковь учит, что причина всех несчастий и разрушения – это грех. Это то, что ломает отношения между мужем и женой, детьми и родителями, между соседями, общественную жизнь. Чтобы бороться с грехом, человеку и необходима помощь. Для православных христиан это Христос. Уроки ОПК могут помочь ребенку задуматься об этом.
– А где можно познакомиться с учебником ОПК?
– За его основу взята рукопись протодиакона Андрея Кураева. Она уже одобрена. До марта должен быть отпечатан тираж. Он будет распространен по всем субъектам РФ. Мне самому интересно будет прочитать такой учебник.
– Автор учебника называет этот эксперимент очень сложным, педагоги тоже считают его непростым.
– Если бояться и ничего не делать, то будет только хуже. А если люди будут знакомиться с основами религий, они смогут рассуждать и задавать вопросы. Этот эксперимент можно уподобить закваске. В Евангелии есть такая притча. Женщина положила закваску в тесто, покуда в нем не ожило все. Закваска – она маленькая. Но заставляет бродить все «тесто».
– Говорят, в учебнике не будет сказано ни о Троице, ни о сотворении мира. Потому что якобы светский педагог этого рассказать не сможет.
– Учебник не пересказывает Библию. Ни в коем случае. Он построен по принципу объяснения, как православное мировоззрение легло в основу формирования культуры нашего народа. И его задача – возбудить интерес к дальнейшему постижению этой культуры.
– А что можно сказать о совместной работе епархии и Министерства образования республики в связи с введением в школе нового предмета?
– В 2006-м, в Год духовного просвещения, между Чебоксарско-Чувашской епархией и Минобразования было подписано соглашение. Оно было рассчитано на три года. То есть срок соглашения уже истек. И пока, к сожалению, документ не продлен. Хотя требуется не просто продлить его, но и включить дополнительные пункты, которые будут касаться именно эксперимента с ОПК. Например, консультации для педагогов. Но пока чиновники не спешат проявить инициативу.
– А педагоги?
– Я уже не один год общаюсь с чебоксарскими учителями. И многие из них сами настаивают на том, чтобы им дали больше информации об истории православия. Потому что чувствуют недостаток знаний по этому вопросу. В 2006 году, сразу после подписания соглашения, мы вышли с инициативой подготовить педагогов по ОПК. И провели десятидневный семинар на базе института образования, где наши священнослужители работали совместно с преподавателями ЧГУ и Чувашского гуманитарного института.
– За три года один семинар?
– Потом, к сожалению, нас перестали приглашать на подобные встречи. Приводились доводы, что священники не имеют специального педагогического образования, поэтому преподавать не могут. Но если мы говорим об ОПК, то наши священники должны выступать хотя бы в качестве консультантов. Как светский человек будет доводить до педагога историю православия или ислама, если он ее досконально не знает? Если говорить о христианском богослужении, об изучении текстов Нового Завета, в любом случае необходим специалист. Наши священники имеют специальное богословское образование, они закончили высшие духовные заведения. Правда, в 2008-2009 годах, педагоги посещали еще и семинары в Троице-Сергиевой лавре. Согласно соглашению Минобразования России и Московской патриархии на базе духовной академии дважды в году проводятся семинары по ОПК, где лекции читают профессора духовной академии и московских вузов, в первую очередь МГИМО и МГУ, а также юристы. После прохождения курса педагоги получают диплом о прослушивании этого курса.
– И сколько наших педагогов получили такие дипломы?
– К сожалению, их очень мало. Всего десятка три. В наше время не каждый бюджетник может позволить себе такую поездку. Хотя нашли еще и такой выход. По нашему соглашению три года подряд в наш институт образования приезжали педагоги Российской академии образования во главе с ее ректором, которые также проводили здесь семинары по ОПК. И после этих семинаров тоже выдавался диплом о прослушивании курса. Поэтому отсутствие такого соглашения вызывает вопрос: как в таком случае проводить подготовку учителей для ОПК? Когда в Минобразования проходил «круглый стол», на обсуждение, к сожалению, не были приглашены ни православные, ни мусульмане. Мы не настаиваем, чтобы ОПК вели во всех 600 школах Чувашии. Ведь это эксперимент. Надо идти лишь в те школы, где есть заинтересованность в новом предмете.
– Будут ли вместе с детьми изучать этот предмет и родители, как вы думаете?
– Опыт воскресных школ 90-х годов прошлого века показывает, что когда детишки приходят в воскресную школу, то папы и мамы, дедушки и бабушки тоже приходят в церковь, если даже раньше были рьяными ее противниками. И нередко бывает, что только благодаря своим детям и внукам люди сейчас познают Христа. Конечно, может произойти и так, что благодаря своим детям родители, которые выросли в атеистической среде, именно через своих детей соприкоснутся с традициями Церкви и смогут понять их.
– РПЦ призывает россиян поддержать эксперимент по изучению в школах основ мировых религий. Почему понадобился такой призыв?
– Люди сегодня дезориентированы. К сожалению, наши современники уже не верят никому и ничему. Они устали от бесконечных реформ, им хочется стабильности и порядка. Люди до того устали, что какое-то новшество или эксперимент кажется им очередной рутиной. Поэтому наши церковные иерархи, в первую очередь патриарх Кирилл, обращаются к обществу с призывом о поддержке этого эксперимента.

Опубликовано: 22 января 2010

Один Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.