Тот самый инженер Сагарадзе

Созданные им реле прошли проверку в небе, на суше, в море и в космосе

Сегодня, 7 марта, Евгений Владимирович Сагарадзе принимает поздравления по случаю своего 80-летия. Главный конструктор ОАО «ВНИИР-Прогресс» служит родному предприятию уже 58 лет. Является членом-корреспондентом Академии электротехнических наук Чувашии, носит почетные звания «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации» и «Заслуженный работник промышленности Чувашской Республики». Награжден орденами «Знак Почета» и «За заслуги перед Чувашской Республикой», многочисленными медалями.

Молодо — не зелено

В Чувашию Евгений приехал в августе 1961 года после окончания Уральского политехнического института, где учился по специальности «Электрические машины и аппараты». Чебоксарцами стали еще семь его сокурсников. Несколькими месяцами раньше Постановлением Совета Министров СССР в Чебоксарах решено было создать Чувашский электротехнический научно-исследовательский институт (с 1970 года — Всесоюзный научно-исследовательский институт релестроения, ВНИИР).

Перед ЧЭТНИИ ставилась задача сформировать новую техническую политику в электротехнической отрасли. Перспективы будоражили умы. В Чебоксары приехали выпускники московских, ленинградских высших учебных заведений, специалисты из Новочеркасска, Иваново.

Маститые инженеры во главе c Марком Германовичем Кобленцем поначалу смотрели на необстрелянную молодежь свысока, но длилось это недолго — до того как молодые специалисты создали компактное промежуточное реле РП-40 взамен громоздкого контактора КП-1, который коммутировал электрические цепи в металлургической отрасли, в частности на прокатных станах. «Старожилы» документацию принимали долго — боялись, что реле может подвести. Даже специалистов из Харькова пригласили. Между тем габариты станции благодаря новому изделию уменьшились в четыре-пять раз, что и требовалось. Реле пошло в серию и работало исправно четверть века, но и его со временем пришлось менять. Жизнь не стояла на месте.

Евгений Сагарадзе пересел в кресло заместителя директора ВНИИР, под его руководством было создано очень компактное реле с теми же функциями, закрытое кожухом. Но металлурги жаловались, что прежней надежности у него нет. Пришлось Сагарадзе лететь в Магнитогорск. Причина отказов оказалась банально проста — нарушались правила технической эксплуатации. В новое реле с отверткой лезть было нельзя. Конфликт был исчерпан. Создание первого реле с закрытым кожухом позволило институту сделать очередной шаг в своем развитии и получить выгодные заказы.

Шаг в космос

Тут как раз нужны были малые объемы и герметичность изделия. Вычленяя тему освоения выпуска изделий для космоса и ВМФ, я прошу Евгения Владимировича сделать некоторые разъяснения. И вот что вкратце он рассказал:

— Космический корабль, взлетая со стартовой площадки, поднимается на высоту более чем в 200 километров. Меняется атмосферное давление, присутствует сильная вибрация. Коммутация в приборах происходит не так, как на земле. Для безотказной работы реле защиты объектов космического назначения, дистанционные и автоматические переключатели должны быть выполнены с самой высокой степенью надежности, защищены от внешнего воздействия — вибрации, ударов, пониженного давления воздуха. Ракетчики всегда были довольны нашей работой.

Разработанные нами изделия действуют безотказно. Например, предполагалось, что реле РКН 11 (реле контроля напряжения) будут эксплуатироваться 7 лет, а прошло более 15, и ни одного отказа. На космических кораблях этих реле установлено до 200 штук. Изделия, разработанные ОАО «ВНИИР-Прогресс», эксплуатируются на ответственных объектах, среди которых ракеты-носители «Протон-М», космические корабли серии «Союз», «Прогресс», скафандры серии «Орлан», международная космическая станция, радиолокационные станции, береговые комплексы, самолеты, бронетанковая техника, подводные и надводные корабли и катера и другие объекты. Конечно, не все случилось по мановению волшебной палочки — были сложности, но нужные решения были найдены нашим коллективом, хотя приходилось трудиться очень напряженно.

Лучшие в мире

Евгений Сагарадзе — автор (соавтор) 90 научных трудов, 37 авторских свидетельств и патентов, монографии «Коммуникационные устройства радиоэлектронной аппаратуры». При непосредственном участии и под руководством Евгения Владимировича разработано и освоено более 40 серий низковольтной коммутационной аппаратуры управления и защиты (автоматических выключателей, контакторов, магнитных пускателей, электротепловых и электрических реле и так далее) для ракетно-космических комплексов, наземной военной техники, военно-морского флота, гражданского судостроения, электроэнергетики и транспорта. В настоящее время под его руководством также выполняется 10 опытно-конструкторских разработок по госконтрактам с Минпромторгом России на общую сумму более двух миллиардов рублей.

В технологию ОКР Евгений Владимирович предлагает сильно не погружаться. Лишь отмечает, что все новые разработки связаны с импортозамещением. Предстоит заменить на отечественные изделия автоматические выключатели, электромагнитные контакторы ведущих мировых производителей.

Полностью избавляться от импортных комплектующих не стоит, считает Евгений Сагарадзе. Слишком много потребуется сил и средств для этого, а вот что касается оборонного комплекса и космоса — там эту задачу надо решать безотлагательно. То, что к нам приходит из-за рубежа, — это «общепром», изделия общепромышленного назначения. Нет гарантий, что они будут нормально работать в экстремальных условиях. А техника, производимая в ОАО «ВНИИР-Прогресс» и его филиалах в Москве и Санкт-Петербурге, имеет гарантию до 25 лет. Ну а главное, по отдельным техническим параметрам она превосходит зарубежные аналоги.

— Евгений Владимирович, получается, что санкции нам даже пошли на пользу?

— В аппаратостроении однозначного ответа нет, но образцы, выпущенные нашим предприятием по программе импортозамещения, лучше зарубежных аналогов. Сейчас «ВНИИР-Прогресс» и другие предприятия, входящие в группу компаний «АБС Электро», используют разработки, созданные по данной программе.

Конструировать — значит творить

— Профессия конструктора — это то, к чему вы стремились всю жизнь?

— Именно так. Только вначале, еще мальчишкой, думал, что буду авиаконструктором. Я родился в Харькове, а школьные годы прошли в Кисловодске у бабушки с дедушкой. Школу окончил с золотой медалью, но для продолжения образования поехал не в Москву, а в Свердловск, чтобы быть поближе к родителям, которые работали в Нижнем Тагиле. В школе строил авиационные модели, но дальше дело не пошло. Настоящий самолет видел только один раз в Кисловодске. Фашистский пилот прошел очень низко над головами людей и дал несколько очередей из пулемета. Бабушка крикнула: «Ложись» — и закрыла меня своим телом. К счастью, летчик в нас не попал. В памяти этот эпизод остался на всю жизнь.

— Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать конструктором?

— Чтобы конструировать, делать чертежи, конечно, надо иметь всесторонние знания. Математика, механика, материаловедение, конструирование — это обязательно. В релестроении надо владеть знаниями и по физике. Нужно всегда ставить конкретную цель перед собой, а возможно, и перед партнерами, с которыми работаешь над проектом.

— Что касается кадрового потенциала — молодежь идет в инженеры?

— Мы очень внимательно отслеживаем эти моменты. Сотрудники «ВНИИР-Прогресс» преподают в ЧГУ и приглашают наиболее успешных студентов 3-4-го курса работать в конструкторских отделах нашего предприятия. ЧГУ при Андрее Александрове поднял научно-практическую деятельность на современный, востребованный бизнесом уровень. Наши специалисты не только выполняют функциональные обязанности, но и повышают квалификацию. За последние три года защищены две кандидатские диссертации. Скоро еще пять человек получат степень кандидата наук, двое стали докторами наук. Открытие филиала Московского энергетического института положило начало новому этапу развития электротехники в Чувашии. Чебоксары стали кузницей кадров этой отрасли, создан электротехнический кластер — гордость Чувашии и всей России.

— А женщина-инженер — это хорошо?

— На участке сборки и пайки работают только женщины. Их у нас треть от численного состава. Мужчины там не справляются. Да и в конструкторских подразделениях работают женщины — кандидаты технических наук.

— Вы сами работали и директором, и конструктором. Что вам больше по душе?

— По складу ума я человек творческий. Мне лучше создавать и доводить до ума электрические аппараты и другие приборы.

Мой дом — моя крепость

— А что касается миссии мужчины на земле: построить дом, вырастить сына, посадить дерево…

— С этим у меня все в порядке. Мы с супругой Ольгой Николаевной уже 56 лет в браке. Она инженер-механик, окончила Горьковский политехнический институт. У нас замечательный сын Георгий, окончил МИФИ, работает в Москве. Они с женой Светланой подарили нам внука. Назвали его Евгением. Женя школу окончил с золотой медалью. Сам выбрал институт. Его будущая специальность связана с конструированием.

Дачу я построил, выращиваю «молодильные» яблоки. Урожай всегда отменный, вкус замечательный.

Рад, что поздравить меня приехал из Екатеринбурга брат Виктор Сагарадзе. Ему 77 лет. Он пошел по стопам нашего отца — ученого-металлурга. Виктор член-корреспондент РАН, доктор технических наук, известный в России и за рубежом специалист в области физического материаловедения. Я самый старший в клане Сагарадзе, Виктор — самый умный (улыбается). Фамилия у нас от деда — чистокровного грузина.

— Евгений Владимирович, а вот каково свой день рождения праздновать накануне Международного женского дня?

— Я и моя семья к этому относимся философски. Нужно жить и радоваться каждому дню и стараться дарить людям радость. Я очень благодарен всем — коллегам, родным, друзьям за поздравления и добрые пожелания. Столько выслушал добрых слов, что не хочется, чтобы праздник заканчивался. А лучшей половине человечества я подарки уже приготовил. Весна — это прекрасное время и для мужчин, и для женщин!

Наверняка среди этих молодых коллег Евгения Сагарадзе есть будущие «светила науки»
Опубликовано: 7 марта 2019 г.

Один Ответ

  1. Очень интересный материал, а вот подпись под фото неудачная, обидная даже: что — они — дети, штоли…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.