В ноябре 1941-го, на станции Канаш…

В рубрике «Будем помнить» мы стараемся рассказать о том, как Чувашская Республика в годы Великой Отечественной войны вместе со всей страной приближала День Победы, воссоздать каждый день этого трудного пути. Сегодня наш рассказ о небольшом эпизоде, случившемся 6 ноября 1941 года на железнодорожной станции Канаш.

Страна вопреки чрезвычайно сложной обстановке на фронтах и в тылу отмечала 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, в тот период — главный праздник советского народа. В этот день в одном из воинских эшелонов, остановившихся в Канаше, оказался молодой офицер Николай Кудинов.

Николай Дмитриевич Кудинов из Лаишевского района Республики Татарстан встретил войну слушателем Московской военно-юридической академии. В роковые для столицы октябрьские дни батальон слушателей академии с приказом во что бы то ни стало остановить немцев был брошен под Красную Пахру. Но после прибытия свежих сил их сняли с передовой для продолжения учебы в тылу.

Верховный Главнокомандующий тогда рассказал о ходе войны за четыре прошедших месяца, привел убедительные доказательства провала гитлеровского плана молниеносной войны, проанализировал причины временных неудач Красной Армии, истолковал и понятие «национал-социализм».

Слушателям не могла не передаться уверенность Сталина в том, что «разгром немецких империалистов и их армий неминуем». Он доказал, что для нас война — справедливая, просто и доходчиво объяснил стоящие перед советским народом цели и задачи.

Я могу себе представить, как после слов «Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы хотят иметь истребительную войну, они ее получат» участники торжественного заседания Моссовета, проходившего на станции метро «Маяковская», вскочили со своих мест, и вестибюль станции на глубине 33 метра заполнился громом аплодисментов.

Николай Кудинов в годы Великой Отечественной войны — следователь военной прокуратуры, помощник военного прокурора г. Ленинграда.

…Сегодня, спустя три четверти века, мы можем объективнее оценивать события тех месяцев. Впервые после начала Великой Отечественной войны Сталин выступил по радио с обращением ко всему советскому народу лишь 3 июля, то есть только через 10 дней после нападения фашистов. Руководитель, согласившийся с обращением к себе как к «отцу народа», не имел права не выступить перед народом в первый же день войны. Получается, в самый трудный час он практически самоустранился от этого ожидаемого народом действия. Все объяснения, что Сталину нужно было время, чтобы все уточнить, взвесить, собраться с мыслями перед выступлением, вряд ли можно считать серьезными доводами.

Его выступление 6 ноября было лишь вторым с начала войны, оно оказалось достаточно неожиданным для народа, и люди слушали его с большим интересом.

Увы, сегодня мы уже вряд ли узнаем, как повели себя после слов про «истребительную войну» пассажиры остановившихся на станции Канаш поездов, а также бойцы и командиры из воинских эшелонов.

Неизвестно и то, случайно ли эти эшелоны оказались на запасных путях станции или их специально остановили, чтобы организовать массовое прослушивание выступления «вождя».
Вызывает сомнения и сам факт прослушивания выступления Сталина именно 6 ноября. Как известно, Сталин прибыл на «Маяковскую» около 19 часов 6 ноября. А по местному времени в Канаше уже было 20 вечера. В ноябре к этому времени глагол «смеркалось» явно не подходит.

Хроники военных лет утверждают, что речь Сталина была передана по радио лишь на следующий день, то есть 7 ноября. Возможно, и приведенное в воспоминаниях ветерана событие произошло именно 7 ноября. Но тогда собравшиеся на станции бойцы и командиры могли услышать и другую речь Сталина, произнесенную им на параде на Красной площади. Парад прошел в 8 часов утра по московскому времени, то есть в Канаше было 9 часов. Так как речь в течение дня дублировалась многократно, то ее можно было услышать и под вечер 7 ноября, когда начало смеркаться.

Да и могли ли слушатели военно-юридической академии оказаться в эти дни в Канаше? Ведь, по некоторым сведениям, академия из Москвы первоначально была передислоцирована в город Иваново, а лишь с 24 ноября — в Ашхабад. Хотя можно предположить, что переезд передовой группы состоялся в более ранние сроки.

К сожалению, Николай Кудинов уже не может ответить на эти вопросы — ветеран ушел из жизни более десяти лет назад, оставив на память о себе 34 тома Книги Памяти Самарской области.

Из воспоминаний Николая Кудинова:

«В самый последний момент, с прибытием войск из восточных военных округов, обстановка изменилась. В целях ускоренной подготовки офицерских кадров в двадцатых числах октября 1941 года академия получила приказ о передислокации на новое место — в тыл. Эшелон следовал на восток. Наиболее памятна остановка на железнодорожной станции Канаш в Чувашии. 6 ноября на ней скопилось несколько воинских эшелонов. Падал густой пушистый снег (было 4-6 градусов мороза. – Авт.). Смеркалось. Из репродуктора, установленного прямо на путях, шла передача из Москвы с торжественного собрания, посвященного 24-й годовщине Октябрьской революции. Бойцы и командиры высыпали из теплушек. Стояла тишина. Все с огромным вниманием слушали выступление Сталина. Содержание его доклада внушало веру в разгром фашистов,
в нашу окончательную победу».

В любом случае воспоминания ветерана имеют под собой какое-то основание. Не мог же он спутать Канаш с какой-то другой станцией — его родные места совсем рядом, всего в каких-то 130–150 км. Тем более что та остановка в Канаше ознаменовалась для ветерана удивительным совпадением.

Как сообщила на страницах официального сайта движения «Бессмертный полк» внучка Николая Кудинова Наталья Прилепская (Кудинова), позже выяснилось, что среди бойцов, находившихся в стоявших рядом эшелонах, был и его старший брат Василий Кудинов. Он направлялся на фронт, а Николай — с фронта в тыл страны.

«Но друг друга они не увидели, и больше им встретиться было не суждено, — пишет Наталья. — О гибели брата дедушка узнал из письма матери в июне 1942 года на Ленинградском фронте, куда он был направлен после окончания академии».

«Я никогда, — говорил дедушка, — не рассказывал о моих близких родственниках-солдатах, не вернувшихся с войны. Это всегда тяжелое переживание, но память о них для меня священна. Обо всех вместе и о каждом в отдельности. В числе последних — брат…»

Дедушкин старший брат Василий героически погиб в бою за нашу Родину 5 января 1942 года и был похоронен в деревне Кудиново (бывает же такое сопадение — Василий Кудинов погиб за деревню Кудиново. — Авт.) Кудиновского сельсовета Смоленской области. Дедушка с братьями с детства были наслышаны, что они потомки бывалых боевых солдат: «Для отца, Дмитрия Ивановича, и его брата Игнатия Ивановича не было ничего дороже, чем беззаветное служение Родине».

 

Ведущий рубрики — Евгений Шумилов okkai@mail.ru

 

К СВЕДЕНИЮ

В городе Канаше и Канашском районе в период Великой Отечественной войны формировались либо дислоцировались:
340-я стрелковая дивизия;
53-й отдельный дивизион бронепоездов (г. Канаш и д. М. Бикшихи, ноябрь 1941 г. — март 1942 г.);
58-й запасной стрелковый полк (до мая 1944 г., переименован в 357-й запасной стрелковый полк);
357-й запасной стрелковый полк (переименован из 58-го запасного стрелкового полка);
11-й автомотомехполк (октябрь 1941 г. — февраль 1942 г.);
Эвакогоспиталь № 3062 (август 1941 г. — октябрь 1945 г.);
Эвакогоспиталь № 3070 (октябрь 1941 г. — октябрь 1945 г.);
Склад № 387 с приданным стрелковым взводом (п/я № 45, разъезд Янгличи, октябрь 1941 г. — апрель 1945 г.);
Головной склад № 1225 (п/я 31, до 1945 г.);
Склад НКО № 295 (с. Шихазаны, ноябрь 1941 г. — март 1942 г.);
13-я подвижная ж/д авиамастерская (до августа 1942 г., гг. Канаш, Чебоксары);
Рязанская гарнизонная автобронетанковая мастерская на базе МТМ (до января 1942 г.);
281-я авиамастерская (с октября 1941 г.).
283-я авиамастерская (с октября 1941 г.).
Позднее Канаш стал местом дислокации следующих частей:
140-я стрелковая дивизия (январь 1942 г. — апрель 1942 г.);
Эвакогоспиталь № 3069 (с. Шихазаны, с декабря 1942 г.).
Канашский пересыльный пункт (март 1944 г. — август 1946 г.).
Военпродукт (1942 г.).
1983-я рабочая колонна 14-й запасной стрелковой бригады (февраль — март 1942 г.).
143-й банно-прачечный дезопункт (май 1942 г. — март 1944 г.).
Продпункт № 4 (май 1942 г. — август 1943 г.).
(Из книги автора «Мы однажды придем в ваши сны. Алгоритмы поисковой работы», Чебоксары, ЧГИГН, 2002).

 

 

Фото: Такой встретила Великую Отечественную войну станция Канаш. Здесь, спустя несколько месяцев, братья Николай и Василий Кудиновы слушали речь Верховного главнокомандующего…

 

Опубликовано: 27 ноября 2018 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.