Андрей Липин: Повышение ключевой ставки ограничит инфляционные риски

На прошлой неделе в Чувашии побывал заместитель директора Департамента денежно-кредитной политики Банка России Андрей Липин. Состоялись встреча с премьер-министром республики Иваном Моториным и коммуникационная сессия с представителями местных и территориальных федеральных органов исполнительной власти по вопросам взаимодействия Банка и региональных властей в достижении устойчиво низкой инфляции и снижения уровня инфляционных ожиданий населения. Андрей Станиславович дал интервью нашей газете.

— Андрей Станиславович, в последние годы инфляция в стране снижалась, а теперь снова пошла вверх. Чем это вызвано?

— Действительно, инфляция снижалась с 2016 года до конца нынешнего лета. На этот процесс влияет множество внутренних и внешних причин. Сейчас инфляционные риски усилились, они связаны, в частности, с оттоком капитала с развивающихся рынков, что влияет и на нас. Инвесторы продают российские ценные бумаги, это ослабляет курс валюты, импорт дорожает, в итоге повышается инфляция. Ситуацию усугубляет и политическая нестабильность.

К концу года инфляция ожидается на уровне 3,8%–4,2%, в следующем году она будет выше.

— Очевидно, влияет и предстоящее повышение НДС до 20%?

— Безусловно, особенно на товары, подлежащие повышению. Но многие товары повышение НДС не затронет, и таких товаров около трети. В их числе основные продукты питания (мясо, овощи, молоко, хлеб и другие), лекарства, детские товары. Тем не менее повышение НДС поднимет инфляцию в среднем на 1%. А в течение всего 2019 года — и до 5–5,5%. Но в 2020 году инфляция вернется к 4%. Подчеркну, что, несмотря на ожидаемое повышение инфляции в следующем году, ее уровни по-прежнему остаются исторически низкими для России.

— В сентябре Центробанк впервые за долгое время принял решение о повышении ключевой ставки до 7,5%. Какое влияние это окажет на ситуацию в экономике? Ведь на ключевую ставку ориентируются коммерческие банки, выдавая кредиты предприятиям и населению. И как эти изменения повлияют на банковский сектор нашей республики?

— Повышение ставки связано как раз с вышеупомянутыми факторами. Мы подняли ставку, чтобы ограничить инфляционные риски. Это в итоге ведет к изменению всех других ставок — по кредитам, депозитам и так далее. То есть вклады станут более привлекательными для населения, в то же время подорожают кредиты. Но если бы ключевая ставка осталась прежней, тогда следовало бы ожидать роста инфляции. А коммерческие банки всегда закладывают инфляционные риски в ставки. Иными словами, повышая ключевую ставку, Центробанк контролирует инфляционные риски, мы получаем больше уверенности относительно ставок в будущем.

— Почему Центробанк ставит своей целью достичь инфляции именно в 4%? Сейчас она ниже этого целевого показателя. Почему бы регулятору не поставить своей целью, например, нулевую инфляцию?

— Действительно, в сентябре инфляция составила 3,4%, но она движется к уровню 4%. Как я уже сказал, к концу года она достигнет 3,8%–4,2%. Почему 4%, а не 2%? Если посмотреть на банки других стран, то увидим, что есть те, у кого 4%, и те, у кого 2%. Тут выбор зависит от структуры экономики. Если в ней есть факторы, увеличивающие инфляцию, это означает, что Центральному банку сложнее обеспечить более низкую инфляцию. И чтобы этой цели добиться, Центробанк должен проводить более жесткую политику, например, удерживать более высокие ставки. Наша страна относится как раз к тем, где есть проинфляционные факторы, действующие достаточно регулярно. Это низкая конкуренция на отдельных рынках, исторически повышенные инфляционные ожидания.

Кроме того, если бы мы установили цель по инфляции в 2% или даже ноль, были бы высокими риски перейти к дефляции, то есть постоянному снижению цен. Вообще, дефляция — это хорошо только на первый взгляд. Посмотрим на примере. Предположим, вы решили открыть производство мебели. Закупили оборудование, наняли специалистов. Если в стране будет устойчивое снижение цен, у вашей компании, как и у других, начнутся проблемы. Клиенты перестанут покупать мебель в ожидании еще большего снижения цен. Если завтра столы и стулья стоят дешевле, чем сегодня, то лучше покупать их как можно позже. Нет продаж — нет выручки, нет денег на зарплаты сотрудникам и закупку сырья. Приходится сначала увольнять сотрудников, а затем и сворачивать бизнес. Дефляция губительна для экономики.

То есть одинаково опасны как низкая? так и высокая инфляция, и 4% — оптимальный уровень инфляции для России, который комфортен для потребителей и компаний.

— Какой, по вашему мнению, будет инфляция в следующем году? Каковы главные инфляционные риски?

— Инфляция ожидается на уровне 5%–5,5%, это временное повышение, которое случится из-за роста НДС. В начале 2020 года вернемся к 4%.

— Как вы оцениваете ситуацию с ценами в Чувашской Республике?

— Как достаточно благоприятную. В Чувашии развито производство продуктов питания и хорошая транспортная инфраструктура, что снижает зависимость инфляции от внешних факторов и часто позволяет иметь более низкие темпы прироста потребительских цен. Если в целом по стране в минувшем августе инфляция была 3,1%, то в Чувашии — 2,7%. Например, конфеты шоколадные (а в Чувашии очень хорошая кондитерская фабрика) подешевели на 4,5%, тогда как по стране — на 0,6%. Хлеб по России подорожал на 2,5%, а у вас — всего лишь на 0,7%. Сливочное масло в Чувашии подешевело на 2,3%, а в стране подорожало на столько же. Чем активнее в регионе будет развиваться производство основных продуктов и товаров для населения, чем выше будет конкуренция продавцов и производителей, тем в целом более низкой и стабильной будет инфляция.

Фото из архива редакции

Опубликовано: 18 октября 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.