Светлая память Черных гор

Репортаж из одной поисковой экспедиции

Такой жаркой погоды в Заполярье не помнят лет 60 — в тени в конце июля доходило до 30 градусов и выше, горели торфяники в тундре, растаяли привычные в другие года снежники на горных перевалах, в бесчисленных озерах вода ушла на 70-80 см. Тем труднее было нам представить март – апрель 1943 года в этих местах. Тогда даже в ясную погоду солнце выглядывало над горизонтом минут на 15–20, не более. А уж в непогоду и вовсе была сплошная темнота. Если ночью было совсем темно, то днем в такое время было чуть светлее, как в сумерках. Это и называется здесь полярной ночью. Вот такой полярной ночью и отличились тогда в этих местах наши земляки.

Вернулись, как и обещали
…Нас девять человек: руководитель экспедиционного отряда республиканского отделения Русского географического общества Дмитрий Алексеев, член этого же отряда Ангелина Викторова, руководитель поискового отряда «Георгиевская лента» ЧГУ имени И.Н. Ульянова Сергей Кодыбайкин, сотрудник УФСИН по Чувашской Республике Михаил Карпов, учащиеся Чувашского кадетского корпуса ПФО имени Героя Советского Союза А.В. Кочетова Роман Степанов и Иван Савельев, Владимир Николаев из Янтиковского района, Владимир Бахмисов и автор этих строк из поискового объединения «Алые маки».
В Заполярье, на побережье Баренцева моря, мы не впервые. Еще в прошлом году, устанавливая временную дощатую табличку на месте героической гибели чебоксарца Юрия Колпинского на хребте Муста-Тунтури в Мурманской области (этот хребет разделяет материк и полуостров Средний), мы дали слово вернуться в Заполярье вновь, чтобы увековечить имя своего земляка-героя в граните. Но за это время неожиданно стало известно еще об одном подвиге наших земляков, совершенном в этом суровом краю, — о подвиге младшего лейтенанта Семена Орешникова из деревни Буяново Янтиковского района. Роман Степанов и Иван Савельев — внучатые племянники Семена Орешникова, Владимир Николаев — его племянник.

Тихий подвиг младшего лейтенанта Орешникова
Возможно, тогда это и не считалось подвигом, — погибали краснофлотцы чуть ли не каждый день. Произошло все одновременно и ожидаемо, и неожиданно. В порту Западное Озерко полуострова Средний шла разгрузка транспорта «Онега». Ничего сложного — 200-литровые бочки с ГСМ сваливай с «попа» на бочок и кати по трапу на берег. Только грохот стоял от каблуков солдатских ботинок и перекатываемых по настилу железных бочек.
«Юнкерсы» налетели неожиданно, с включенными сиренами. Их противный вой пробирал до самого сердца. «Воздух!», «Воздух!» — эти команды были излишни. И без них было понятно: нужно броситься врассыпную, добежать до торчащих на склонах из снега редких кустов, спрятаться в них, вжаться в берег…
Но случается на войне и такое — приказ, команда начальника не выполняется. Семен Орешников понял: попади хоть одна бомба в «Онегу», прошей хоть одна пуля бочку с горючим, взорвется и транспорт. Не только его родная 63-я бригада морской пехоты, но и другие расположенные на полуостровах Рыбачьем и Среднем части (а это более 22 тысяч бойцов!) останутся без топлива и возможности вести боевые действия.
Через три четверти века уже не расспросить у свидетелей, как поступил Семен Орешников. Крикнул ли находившимся поблизости краснофлотцам или просто бросился первым на транспорт, чтобы продолжить разгрузку, и подал этим без каких-либо слов команду «Делай, как я!» Но факт остается фактом: группа краснофлотцев под командованием младших лейтенантов Семена Орешникова и Петра Шульги под точечным бомбометанием и прицельным огнем вражеских самолетов разгружала транспорт, откатывала бочки с горючим как можно дальше от судна, стараясь исключить его уничтожение и уничтожение такого необходимого для защитников советского Заполярья груза.

Погибли при исполнении…
Когда «Юнкерсы» избавились от боезапасов и улетели на свои аэродромы, среди рассыпанных по берегу залива бочек боевые товарищи насчитали бездыханные тела 8 краснофлотцев. Их действиям поставили самую высокую в тех условиях оценку: «погиб при выполнении боевой задачи».
Их похоронили на братском кладбище на западном берегу бухты Озерко. Сегодня здесь покоятся краснофлотцы и командиры 23-го укрепрайона 14-й армии Северного флота. До ближайшего населенного пункта — сотня километров.
Но не зарастает дорога к ней, не размывается частыми здесь холодными северными дождями. За сотни и тысячи километров приезжают сюда люди со всех концов страны, чтобы поклониться светлой памяти защитников советского Заполярья. Далеко не все они — родственники захороненных здесь краснофлотцев. И делегация Чувашии на этом берегу не впервые.
Ровно год назад поисковики регионального отделения поискового движения России вместе с товарищами из Мурманской области, Санкт-Петербурга, Республики Беларусь, других регионов и городов побывали здесь, приняли участие в очистке территории братского захоронения, почтили память захороненных здесь минутой молчания, поклялись сделать все для увековечения их памяти.
И вот поисковики Чувашии вновь в суровом северном краю.

Окончание

Фото автора: Поклониться памяти своего прадеда в Заполярье приехали его внучатые племянники Иван Савельев и Роман Степанов.

Опубликовано: 21 августа 2018 г.

Один Ответ

  1. Сколько ещё таких героев, о подвигах которых забыли, не скажет ни кто. Восстанавливать их имена и поступки наша обязанность, а помнить о них наш долг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.