В Чебоксарах говорили о развитии национального кинематографа

Одной из самых важных встреч на X Чебоксарском международном кинофестивале стал круглый стол «Развитие национального кинематографа в современных условиях». Оно и понятно – фестиваль посвящен кинематографу регионального и этнического кино и призван стать значимой площадкой для продвижения такого кино, взаимодействия кинематографистов из регионов и поиска решений в вопросе их широкого проката.
В прошлом году на подобной встрече продюсеры, режиссеры и сценаристы не только обменялись опытом, но и договорились о создании Союза региональных кинематографистов. Однако, увы, названный союз не стал реальностью. Поэтому разговор о возможности объединения продолжился, хотя уже и не так вдохновенно. Зато знакомство с опытом коллег и поиски решений были такими же интересными и полезными, ради чего, собственно, круглые столы и организуются. Как сказал программный директор ЧМКФ Сергей Лаврентьев: «Не надо думать, что после круглого стола что-то сразу произойдет. Но сам факт обсуждения, разминания темы имеет большое значение».
Хотя нельзя сказать, что в Чувашии, например, после прошлогоднего кинофестиваля, где местные «киношники» посмотрели, как развивается кино у соседей, в сфере чувашского кино ничего не произошло. В республике создана Государственная киностудия «Чувашкино». По словам замминистра культуры, архивного дела и по делам национальностей Чувашии Вячеслава Оринова сейчас ведутся переговоры с ректором ВГИКа, чтобы готовить в вузе талантливых молодых людей по разным кино-специальностям, режиссуре, сценографии и другим. И, возможно, не за горами появление в Чувашии такого мастера кино, который, просто снимая свою киноисторию, расскажет ее так, что каждый найдет в ней свое. Как это сделал, например, Ходжакули Нарлиев, сняв «Невестку», благодаря которой мир открыл для себя Туркмению.
Туркменский гость в этом году возглавлял жюри конкурса регионального и этнического кино и был участником круглого стола.
– Когда выходит талантливая книга, сильный фильм, то малый народ становится большим, – согласился он с высказыванием Лаврентьева об открытии национального и уникального для всех и каждого. – А чтобы произведение вышло, нужна творческая атмосфера. Я очень горюю о распаде СССР, после которого многие виды искусства, в том числе и кино, пришли в большой упадок. Ведь раньше помощь молодым кинематографистам и создание сильных фильмов было государственной политикой. В то же время тогда в малых республиках не было своего кино. И разве кто-то думал, например, что оно появится в Якутии? А сейчас кино там процветает. И с каждым годом киностудии растут как грибы. И в Татарстане, и в Башкортостане. В Хакасии работает всего один человек, Юрий Курочка, и делает хорошее кино. А когда растет кино, растет и общая культура этих народов. Это новое явление – и это прекрасно.
Хотя в смысле организации кинофестиваля Ходжакули Нарлиев призвал чувашскую сторону учиться у соседей, у Татарстана, где умение организовать подобный форум, охватить небывалое количество зрителей вызывает восхищение у всех, кто туда приезжает.
И раз уж речь зашла о Казани, то поговорили о кино Татарстана, который по всем параметрам, по вложению сил, организации, активности вроде должен быть самым сильным региональным кинематографом. Однако самым мощным является якутский, где всего перечисленного и нет. Почему так происходит? Сергей Лаврентьев признался, что не может ответить на этот вопрос. А вот киновед Сергей Анашкин попытался.
– Да, казанский фестиваль замечательный, – сказал он. – Но мне показалось, что сами татарстанцы не могут сформулировать, кто они такие – прежде всего мусульмане или тюрки. И пока они сами не ответят на этот вопрос, кино будет развиваться не так стремительно и не так ярко, как в Якутии. Потому что для якутов кино – это часть самопознания, самоутверждения.
Прозвучало от него пожелание и чувашскому кино.
– В прошлом году я был потрясен, узнав, что Чувашия была единственной республикой, которая в 20-е годы производила собственные фильмы. В Казани в это время тоже было кино, но туда приехал ленинградский режиссер, то же самое в Калмыкии. А здесь был удивительный энтузиаст Максимов-Кошкинский, создавший самобытные яркие фильмы. Например, «Священная роща» и сейчас смотрится замечательно. Это какой-то ковчег с сокровищами! В каком-то смысле Чувашия и остается первой республикой, где возник национальный кинематограф. Так делайте такие же хорошие фильмы!
За честь татарского кино вступилась директор «ТатарКино» Миляуша Айтуганова. Она рассказала, что когда в Казани начинали международный фестиваль мусульманского кино, рассчитывали, что он станет толчком для развития татарстанского кинематографа. И не ошиблись. Все же этот процесс не такой быстрый. В Якутии этот феномен формируется уже почти 20 лет. А теперь и в Казани замечают результаты: уже появились молодые авторы, от которых можно ожидать чего-то серьезного.

МЕЖДУ ТЕМ
Кинобум приведет к появлению достойных картин, уверены более успешные в области кино соседи. Причем это сейчас единственный способ обогатить российское кино. Тем более что разговор о кино из плоскости производства уже перенесен в продвижение. Потому что сейчас в этом главная проблема. Региональное кино не может попасть ни в один кинотеатр. Фонд кино ставит условие о том, что половина из всех прокатываемых в каждом кинотеатре фильмов должны быть российскими. Но это не спасает. Потому что мало конкурентного продукта. А средства для кинопроизводства не могут появиться без проката. Пока получается замкнутый круг. В Якутии, в этом благословенном кинокраю, уже тоже уперлись в узкий рынок.
Хотя вот башкирские кинематографисты, фильм которых «Из Уфы с любовью» очень полюбился фестивальным зрителям, в своей республике уже многих переубедили в том, что Голливуд всегда лучше, и уже нашли тех, кто готов вкладываться в кино. В некоторых кинотеатрах названный фильм обставил и «Время первых» и «Форсаж». О башкирском кино стало модно писать в сетях.
Казанские кинематографисты тоже на подступах к решению. Сценарист и режиссер фильма «Семейные хлопоты» Алексей Барыкин рассказывает, что этот фильм они уже окупили в прокате. Но действовать пришлось напористо. Создатели фильма приходят в кинотеатр и любым способом исхитряются, чтобы прокатчики посмотрели картину. После просмотра ни один не отказал, с гордостью добавляет он. То же самое происходило с фильмом «Айсулу», для директоров кинотеатров делали закрытый показ. И здесь ставка лишь на то, что прокатчиков лично тронет киноистория. Сам Бастрыкин, делая фильмы, пытается самобытный материал обернуть в оболочку «москвообразного» фильма, то есть сделанного по московским лекалам.
Для «Советской Чувашии» он пояснил, что сейчас в Татарстане появляется совершенно новый кинематограф, и здесь снимают очень много полнометражного интересного и качественного кино.
– Мы ждем, когда молодое поколение пройдет свое становление, и я думаю, татарский кинематограф будет очень интересный. В принципе уже сейчас о нас начинают поговаривать так же, как о якутах, якутский феномен здесь уже сравнивали с Татарстаном. Надеюсь, что все это и начинается.
Как бы хотелось, чтобы такое же начинали говорить и о кино Чувашии! Но программный директор фестиваля Сергей Лаврентьев так обрисовал первый признак развития национального кинематографа: «Появляется картина. Одна. Которая собирает больше, чем голливудская».
То есть, вспоминая слова одного советского политического лидера, цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!

Опубликовано: 6 июня 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.