Данил Салимбаев: Наша «Золушка» для берлинцев стала большим сюрпризом

Фото Максима Васильева

+ Фоторепортаж

Балетная труппа Чувашского театра оперы и балета вернулась с европейских гастролей, где полтора месяца представляла русскую школу балета, и сразу приступила к работе на родной сцене. Это был марафон почти без выходных, с переездами, репетициями и спектаклями на разных площадках и, самое главное, полными залами и благодарностью зрителей Германии, Австрии и Лихтенштейна. Артисты из Чебоксар выступили с постановками «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик» и «Золушка». О нынешних европейских гастролях и ближайших планах мы попросили рассказать руководителя балетной труппы Данила САЛИМБАЕВА.
– Уже несколько лет наша балетная труппа показывает спектакли в немецкоязычных странах. Это некий «накатанный» гастрольный маршрут?
– Гастроли из года в год немного видоизменяются. И по времени, и по маршруту, и по спектаклям. В этом году ездили более компактно, чем в прошлом, когда пробыли в Европе больше двух месяцев. Более давние гастроли были еще длиннее. Мне, как руководителю, это говорит о том, что для необходимого в таких случаях количества публики требуется все меньшее количество самих представлений, потому что публика наполняет зал до отказа.
Мало того, значительно лучше у нас теперь и качество площадок. Если первый год, когда мы только знакомились с новым для нас зрителем, были стадионы, клубы, однажды даже гольф-клуб с неприспособленными для балета сценами, то сейчас это уже театры, как минимум Stadtshalle, то есть центральный городской концертный зал. Проблемных площадок для артистов не было вовсе. Проблемы остались лишь в том, что не всегда, к сожалению, удавалось развесить все наши декорации.
– Несовпадение технических параметров?
– В России общепринятый размер технической части сцены намного больше, чем в Европе. Близкими к российским могут похвастаться только очень крупные театры, такие как Grand Оpera. А в остальных эта «коробка» девяти метров высотой, позволяющая поднять или опустить, поменять декорации, присутствует не везде. Даже там, где очень большие сцены и прекрасное оборудование само по себе. Бывало так, что, например, можно повесить задник, но быстро поменять его при затемнении невозможно, он просто не уйдет наверх. Технические проблемы были связаны только с этим.
– Как же выходили из ситуации?
– Тут многое зависит от художника спектакля. Например, для «Лебединого озера» наш главный художник Валентин Федоров, рассчитывая и на гастроли, декорации специально делал мобильными. И на «пейзаж» первого акта во втором надо было просто «повесить» дворец. Правда, к финалу мы иногда не успевали его снять и только светом выходили из положения.
Европа позади, впереди – репетиции и новые спектакли на родной сцене. Фото Максима Васильева– В этом году вы повезли не только образцы, которые являются почти синонимом понятия «русский балет» – «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Спящую красавицу», – но и «Золушку» Сергея Прокофьева, которая не входит в «сувенирный балетный пакет».
– Да, пригласили нашу «Золушку», и это была полноценная зарубежная премьера. Что довольно большая редкость даже для крупных театров. И это огромная честь для нас – вывезти такой спектакль (на родной сцене до гастролей его успели станцевать всего один раз). И премьера прошла на ура, зрители ее приняли очень тепло, и импресарио в восторге.
– Чем, по вашему мнению, был обусловлен успех?
– Это история любви, сказка. Хотя сказка не совсем простая, получилась скорее притча. А притчи – они интернациональны. По стилю наша «Золушка» неоклассическая постановка. С оформлением, правда, такая история – часть костюмов пришлось взять из старого спектакля.
– А старому сколько было лет?
– Наверное, лет пятнадцать. Замечательный был спектакль, но очень длинный, в трех актах, это не все легко воспринимают. К тому же в нем отсутствовала сегодняшняя динамика. И там был просто пересказ сюжета. В нынешнем – история немного о другом. Думаю, что для заграничного зрителя это тоже было большим сюрпризом.
– Гастроли начались в Берлине?
– География на сей раз была небольшая. Но это тоже говорит об особом статусе. В Германии самые ответственные спектакли и самое внимательное отношение. В Берлине мы начинаем тур в третий раз, то есть уже традиционно. И целую неделю давали спектакли на площадке под названием «Урания». Эти выступления проходили в рамках фестиваля русского балета. Мы выступили там с большим успехом. Если первый год зритель как бы с нами еще знакомился, то сейчас каждый раз реальные аншлаги. В Берлине у меня есть друзья-однокашники, мне не удалось достать им билеты, их просто не было – приходилось ставить стулья, а некоторые из гостей остались стоять за кулисами.
– Это еще и грамотная работа импресарио, публика теперь вас знает, оценила, ждет.
– Кроме этого с нами сотрудничает много детских балетных школ. Они выступают вместе с нами где-то в десятке спектаклей из всего объема. Им заранее высылаются видео нашего спектакля, они готовятся и знают свою роль в нем. Например, в Берлине есть небольшая частная балетная школа, руководит ею наша бывшая соотечественница. Ее воспитанники в «Спящей красавице» выбегают мышками, в «Щелкунчике» исполняют китайский танец на заднем плане. Наш импресарио Римма Ваксман это и позиционирует как некий проект с местными школами.
– Значит, приходится не только к новой сцене приспосабливаться, но и с юными участниками репетировать?
– Если грамотно построить отношения с педагогами, которые там работают, то все это в пределах обычной репетиции. Но должен сказать, когда школу ведут русские, и даже давно там живущие и уже с трудом по-русски говорящие, у них дети воспитаны, по-другому себя ведут, обучены и хорошо танцуют. Отличие от других кардинальное.
– Кто из наших солистов блистал в Европе в этой поездке?
– В прошлом году Алексей Рюмин не танцевал ведущих партий, а в этом ему досталась «Золушка», где он выступил с Анной Серегиной и станцевал все пять премьерных спектаклей. Его отдача, искренность на сцене была по достоинству оценена. Настя Абрамова, на которую легла большая часть нагрузки (половина спектаклей как минимум), из исполнительницы в поиске себя превратилась в настоящую балерину. У меня была задача максимально ее сберечь.
– А импресарио – они понимают, какую можно давать солисту максимальную нагрузку?
– Я стараюсь это координировать. Да, и импресарио прекрасно знает, что мы – театр. Есть сборные группы, которые могут себе позволить большую нагрузку, люди хотят заработать. А у нас кроме задачи обеспечить артистов финансово (учитывая, что мы не столичный театр и зарплаты у нас не фантастические), есть цель и заработать честное имя.
– Значит, с вами сложнее работать?
– Наоборот, мы – труппа со своими спектаклями, и работаем на более ответственных площадках. Это хорошо, меня это радует.
– Что теперь будете готовить на родной сцене?
– Готовить балетный фестиваль, который будет посвящен 50-летию чувашского балета. Это серьезная и значительная дата. Как говорится, на полпути до легендарности. Дальше наши шаги должны быть все более профессиональными и ответственными.
Чувашский балет начался со спектакля «Жизель». И этот фестиваль мы откроем обновленной «Жизелью». Обновляться в первую очередь будут декорации и костюмы. Хореография там – аутентична. Это история, принесенная сюда из Петербурга, тогда Ленинграда, очень грамотными постановщиками. Неоднократно приезжавшие к нам артисты из столичных театров удивлялись тому, что «Жизель» по-прежнему идет в неизменном виде, как она шла там когда-то. Чтобы обновить спектакль и встряхнуть всю труппу, пригласим кого-то из петербургских репетиторов помочь вспомнить детали, которые потеряны.
– Будут наши молодые солисты?
– Будут. Но на премьеру, скорее всего, мы кого-то пригласим. А наша молодежь включится после фестиваля. На нынешнем фестивале будет вообще очень много приглашенных из ведущих театров. На каждый спектакль. А это самые крупные наши постановки. «Баядерка» – веха в истории театра, спектакль, который сегодня могут позволить себе не все театры. Масштабная и одна из ключевых в нынешнее время «Спящая красавица». И «Золушка».
Помимо всего названного есть идея пригласить ветеранов театра, как почетных гостей. Это люди, стоявшие у истоков. По России немало их разбросано, они работают в ведущих театрах страны и как педагоги. А до конца сезона планируем еще и творческие вечера наших артистов. Таких красивых супружеских пар как Анастасия и Дмитрий Абрамовы, Андрей Субботин и Марианна Чемалина, солистка Анна Серегина. Все они танцуют уже десять лет, то есть находятся на пике творческой карьеры. Это будут три совершенно разных творческих вечера, и по замыслу, и по режиссуре. Так что ждем всех у нас в театре!

Фоторепортаж Максима Васильева:

navigate_before
navigate_next
Опубликовано: 7 февраля 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.