Как пилорамщик председателя дисквалифицировал

4318.jpgИзвилистые, порой враждебные взаимоотношения возникают между работником и работодателем и доходят иногда до непростых судебных разбирательств.
Долгое время работал Егор Каширин пилорамщиком в колхозе, который впоследствии стал СХПК «Колос». После выхода на пенсию в 1999 году он продолжил трудиться на родном предприятии. До тех пор, пока в июле этого года не написал заявление о расторжении трудового договора с просьбой выплатить денежные компенсации за все неиспользованные за десять лет работы отпуска. Так как добровольно ему этого добиться не удалось, пришлось обратиться в Яльчикский районный суд.
А дальше вскрылись очень забавные обстоятельства. Оказалось, месяцем раньше, еще в июне, состоялось собрание СХПК «Колос», на котором было принято решение об увольнении всех работников кооператива и заключении с ними новых трудовых договоров. Весьма странное собрание, на котором, кстати, присутствовал глава Яльчикского района Н. Миллин. Этим собранием по сигналу Е. Каширина заинтересовалась Государственная инспекция труда в Чувашской Республике. В ходе проверки выяснилось, что ни Е. Каширину, ни другим работникам и членам кооператива правление не направляло уведомления о созыве общего собрания. Более того, как выяснил государственный инспектор труда Г. Андреев, уставом кооператива не предусмотрен порядок увольнения работников и эта функция не входит в полномочия общего собрания членов кооператива. В нарушение статьи 77 Трудового кодекса не указаны и причины увольнения работников. Есть и ряд других нарушений, которые позволили протокол собрания СХПК считать недействительным, а увольнение Е. Каширина – незаконным. Спустя несколько дней решения этого собрания признал недействительными и Яльчикский районный суд.
А самое главное нарушение – это полное игнорирование Фемиды. В июньском протоколе председателем кооператива фигурирует Николай Васильевич Зайцев, который еще в апреле был дисквалифицирован Яльчикским районным судом сроком на один год за неоднократные нарушения законодательства о труде. Их целый букет: периодические задержки с выплатой заработной платы, невыдача работникам расчетных листков по зарплате, отсутствие приказов о приеме на работу и увольнении Е. Каширина. Кроме того, в трудовом договоре, заключенном с ним, не указаны такие существенные условия, как тарифная ставка, оклад, режим работы. На вердикт суда повлияло и то, что только на основании заседания правления кооператива, а не решением общего собрания, как это полагается, в уставе указаны дисциплинарные взыскания «строгий выговор», «перевод на нижеоплачиваемую работу сроком до трех месяцев, освобождение от должности (работы), исключение из членов кооператива, лишение полностью или частично дополнительной оплаты». На решение суда о признании Н. Зайцева виновным в совершении административного правонарушения повлиял и тот факт, что в нарушение требований Трудового кодекса график отпусков на 2009 год составлен и утвержден лишь в феврале этого года. Но эта дисквалификация, как видим, не помешала ему провести собрание, впоследствии признанное недействительным.
Сейчас формально СХПК «Колос» руководит сын Н. Зайцева, Алексей Николаевич Зайцев. Однако созданный по решению общего собрания наблюдательный совет, который имеет контролирующие и ревизионные функции, 18 сентября установил, что Н. Зайцев единолично сидит в кабинете председателя СХПК «Колос», проводит совещания с работниками, выписывает наряды на работу, принимает и расписывает корреспонденцию, направленную на имя председателя СХПК «Колос». Иной раз вот такое наблюдается «уважение» к решениям Фемиды.
Формально, конечно, Егор Андреевич Каширин одержал победу. Во-первых, добился юридической дисквалификации директора. Во-вторых, через суд взыскал компенсации за неиспользованные отпуска (чуть более 2300 руб.), за нарушение работодателем сроков выплаты при увольнении (26 руб.), за материальный ущерб в связи с задержкой выдачи трудовой книжки (362 руб.), а также ему возмещено за моральный вред 3 тыс. рублей. Правда, для решения этого вопроса в общем-то на небольшую общую сумму в какие только инстанции не приходилось обращаться, начиная с генеральной прокуратуры и заканчивая уполномоченным по правам человека в Российской Федерации и Президентом России. А ведь все это – время, нервы и, главное, обида. Егору Андреевичу, всю жизнь фактически отдавшему родному колхозу (еще будучи мальцом, он помогал матери трудиться на колхозных полях), обидно, что именно на такой ноте закончилась его трудовая карьера.
Между тем пилорама сейчас бездействует – в деревне Новое Байбатырево не нашлось подходящего специалиста. А село-то продолжает строиться, односельчане, которым нужны пиломатериалы, обращались к Е. Каширину, на что он вынужден был отвечать: «Я там уже не работаю». Но желание работать у него есть, и если бы не принципиальная позиция обидевшегося на судебные иски Н. Зайцева, односельчане и сегодня не испытывали бы трудностей с пиломатериалами. Может, в данном случае полезнее всего оставить в стороне «принципы» и договориться по-людски?..

Опубликовано: 23 октября 2009
Тэги:
Право

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.