Программе есть к чему стремиться

Полгода действует в республике целевая программа дополнительной поддержки занятости населения. Безусловно, программа хорошая, предполагающая адресную помощь работникам во время кризиса, помогающая сохранить работодателям костяк трудового коллектива. И ею с огромной отдачей воспользовались и пользуются многие работодатели. Но, как иногда у нас случается, за победными рапортами – сколько обучили, переобучили и сохранили рабочих мест – порой теряются люди со своими характерами, заботами, мировосприятием.
За примерами далеко ходить не надо, их можно почерпнуть в отчете с очередного заседания коллегии Госслужбы занятости, состоявшегося в середине сентября. Читаем: «Работники, находящиеся под риском увольнения, обучаются по следующим рабочим специальностям: оператор котельной, электрогазосварщик, метролог…»
Теперь представим ситуацию. Какой-нибудь заводской начальник подходит к токарю Петру Сидоровичу, чтобы сообщить ему приятную новость: на предприятие пришли деньги по программе занятости, появилась возможность обучить вас как перспективного работника второй специальности – сверловщика. А у Петра Сидоровича в голове уже четко отложилось: если предлагают освоить вторую профессию, значит, он «работник, находящийся под риском увольнения» и скоро ему укажут на дверь. Никакие доводы о том, что овладение новыми навыками связано не с его увольнением, а с активным участием родного предприятия в указанной программе и, наоборот, даст возможность получить Петру Сидоровичу дополнительный доход, на бедного токаря не действуют. Побледневшими губами он шепчет, дескать, благодарю, никакой перспективы не надо, своей зарплатой доволен, только не сокращайте.
Порой такие истории приходится слышать от работодателей. Скажете, токарь со своим обывательским мышлением сам виноват, шире надо мыслить? Тогда ответьте, положа руку на сердце: кто из нас в кризисные времена не находится «под риском увольнения»? Разве только большие начальники. Поэтому, может, изменить эту бюрократическую формулировку, вложив в нее больше реального смысла?
В том же отчете читаем: «Осложняют ситуацию и выпускники учебных заведений профессионального образования, не нашедшие работу». А ведь с высоких трибун другие чиновники этим же молодым людям говорили красивые слова о том, какие они молодцы, что выбрали рабочие профессии и как их золотые руки нужны предприятиям. Разве может наше будущее, наша трудовая смена «осложнять ситуацию»? Следите за речевыми оборотами, уважаемые чиновники.
Теперь о стажировке «безработных граждан из числа выпускников образовательных учреждений в целях приобретения опыта работы и последующего закрепления на предприятиях на постоянной основе». В отчете приводится перечень предприятий, где хорошо налажена такая стажировка: чебоксарские заводы «АБС Автоматизация», имени В.И. Чапаева, Алатырская бумажная фабрика, Шумерлинский комбинат автофургонов. Но пока, по большому счету, работает «стажировочный» конвейер: молодежь в течение трех месяцев проходит обкатку на республиканских предприятиях и выставляется за проходную. На смену приходит новая партия. Парадоксально – чем выше текучесть стажеров на предприятии, тем лучше оно сработало, освоив больше бюджетных денег. Поэтому исполнительный директор «АБС Автоматизация» В. Никитина к похвале со стороны службы занятости относится сдержанно, хотя на предприятии стажировалось больше всего молодых людей – 25 человек. Но ни одного из них нет возможности оставить на заводе – они уже не стажеры по программе, но еще и не специалисты. А вот желание принять перспективную молодежь на постоянную работу у руководства есть.
«Мы бы с удовольствием приняли стажерами вдвое больше парней и девчат, чтобы создать конкурентную среду. Потом выбрали хотя бы трех перспективных, трудоустроили их. А государство в течение года – больше не надо – продолжало бы поддерживать этих молодых специалистов, выплачивая не целиком всю зарплату, как при стажировке, а половину. Вторую половину готово платить предприятие, – делится Валентина Васильевна своим видением программы. – Через год этот молодой специалист уже начнет приносить прибыль, обеспечивать себя достойной зарплатой – и необходимость в государственной поддержке отпадет. Таким образом, государственные деньги по программе дополнительной поддержки занятости будут потрачены с реальной отдачей».
Способствует занятости населения в республике привлечение безработных к предпринимательской деятельности, тоже в рамках названной программы. С начала года с бизнес-планами обратились 180 граждан, 122 получили поддержку на сумму свыше 6,6 млн. руб., то есть использовали более 72,5 проц. от годового объема запланированных средств. Новоявленные бизнесмены в основном изъявляли желание разводить крупный рогатый скот и свиней, а также заниматься торговлей. Животноводство, конечно, дело полезное, а вот о торговле можно поспорить. Насколько экономически обоснованно открытие очередной торговой точки, нежели создание на те же бюджетные деньги, например, малого предприятия по производству мелких деталей, позарез необходимых какому-нибудь местному заводу? Прежде эти комплектующие он закупал в соседнем регионе, но там кризис подкосил смежников.
Понятно, что сложно и муторно изучать рынок, помогать выстраивать горизонтальные связи между товаропроизводителями. Для такой кропотливой работы необходимо сплотиться в одну команду нескольким министерствам и ведомствам. Но по-другому экономику трудно поднять. А чиновников для занятия плодотворным трудом, направленным на ощутимый конечный результат, у нас предостаточно и в стране, и в республике. Да и от руководителей предприятий требуется активность – высказывание своих предложений, замечаний по программе, к чему их постоянно призывают, в частности, на встречах в Минпромэнерго республики. Пока программа дополнительной поддержки занятости прошла апробацию. И она, безусловно, полезная. Так что сказанное выше никак не умаляет значение программы. Но все же теперь предстоит ее отшлифовать, ведь действовать она, судя по всему, будет и в последующие годы.

Опубликовано: 9 октября 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.