На воронежский хутор-призрак съехались 10 тысяч гостей

На заброшенном когда-то поле вырос музей под открытым небом. Фото cdnimg.rg.ruАномальную активность автомобилистов раз в два года фиксируют в Воробьевском районе, на границе Воронежской и Волгоградской областей. Вереницы машин тянутся через поля к пруду, оставшемуся от хутора Ломы. Самого хутора давным-давно нет, но здесь можно запросто вернуться в прошлое – встретить поселян в народных нарядах, услышать старинные песни, поглядеть на работу гончаров и кузнецов. Фестиваль фольклора и ремесел «Русь песенная, Русь мастеровая» проходит как биеннале в начале августа (в этом году – с 5 по 7-е). Фестиваль-2016 собрал 500 участников из 19 регионов России, Белоруссии и Луганска и около десяти тысяч зрителей.
…Ломы – пример того, как из чистого поля сделать поле чудес. В буквальном смысле. Руководитель районного отдела культуры Василий Козлов облюбовал эти 200 гектаров больше 20 лет назад и с тех пор постоянно дополняет однообразный степной ландшафт диковинными артефактами. К ивовой рощице прилепился лес из качелей, рядом с перевезенной сюда деревянной ветряной мельницей выросла еще одна, соломенная. По воде поплыла на плоту хата-мазанка. Из списанных вагонов и сухих стволов соорудили гостиницу со столовой. Над «крестьянским амфитеатром» под открытым небом – гроздья скворечников и кованые флюгеры на высоких шестах. Для детворы обустроили спортивный снаряд, похожий на громадное гнездо аиста (вслед за «птенцами» туда забираются отцы и застревают надолго). А в первый день фестиваля здесь на месте старого кладбища открыли памятник утраченным хуторам Воробьевского района.
…На малой сцене фестиваля «разогревали» публику воронежские фольклорные ансамбли. Выступив, артистки в сарафанах и лаптях расстилали на берегу «самобранки» и продолжали петь в узком кругу. Прошлась по амфитеатру знаменитая на всю Россию частушечница из воробьевского села Никольское Анастасия Ивонина. Ее прославило дильникание – манера имитировать голосом переборы гармошки. Такое пение было характерно для многих южнорусских сел, а ныне почти исчезло. Анастасия Ивановна пела на ходу, иные зрители вскакивали с мест, чтобы ответить. Кое-кто даже в пляс ударился. Одна из участниц чувашского ансамбля «Эревет» и вовсе устроила с коллегой шуточное соревнование.
Ансамбль «Эревет» охотно выступает и на российских фестивалях, и на районных праздниках.  Фото cap.ruКак сделать, чтобы народные песни не ушли из повседневной жизни, придумали в Чувашии. Во всех школах республики есть уроки национального языка и культуры, почти во всех – фольклорные коллективы. А чтобы ребята научились отличать аутентичное пение от эстрадного, от клубной самодеятельности советской закваски, у взрослых народных коллективов обязательно есть детские «спутники».
– Я еще в садике работаю педагогом по музыке, с малышами пою, как наши отцы и деды пели, – говорит руководитель ансамбля «Эревет» Ибресинского района Александр Федулов. – Старинные песни простые, понятные – про коня, про родных людей. Те, что с обрядами связаны, не очень часто исполняются теперь у нас по деревням: сами обряды из практики ушли. А гостевые песни на любых праздниках звучат, на семейных торжествах. У нас деревни более густонаселенные, чем в центральной России. В «Эревете» поют жители Верхнего и Нижнего Кляшева (между ними 15 километров, и на репетиции я пенсионерок на машине привожу), человек 18-20.
Чувашские певуньи покорили публику не только мастерством, но и необычными костюмами – со звенящей «сбруей» на груди, бисерными подвесками и «кольчужным» шлемом хушпу на голове. Шлем расшивают монетами, амуниция может весить больше десяти килограммов.
Татьяна ТКАЧЕВА,
«Российская газета» (Воронеж), 8.08. 2016 г.
Печатается в сокращении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.