Ирина Сергиевская: С продюсером работать сложнее, чем с государством

Если вы до сего дня, глядя классику советского кино, не обращали внимание в титрах на такую строку в списке авторов фильма, как редактор, то обратите пожалуйста. Люди этой профессии, которая была изгнана из кинематографа бравыми продюсерами 90-х, очень помогали кинопроцессу, участвуя в создании великих шедевров. На нынешнем кинофестивале в работе жюри конкурса игровых фильмов принимает участие человек этой редчайшей на сегодня профессии — Ирина Сергиевская. Выпускница сценарно-редакторского факультета ВГИКа далеких от нас 50-х годов, она работала редактором на «Мосфильме», помогала в работе над сценариями по произведениям Евгения Воробьёва, Виктора Конецкого, Василия Аксёнова, Юрия Казакова. Президент Гильдии редакторов.
– Ирина Александровна, сейчас мало знают об этой профессии. Редактор в кино – кто он?
– Помощник, советчик режиссера. Наша задача – анализировать сценарий в процессе работы. Чтобы не только исправить, но и сохранить достоинства. Известный искусствовед, сценарист Иосиф Маневич однажды сказал: «Редактор – это защитник». Их отсутствие заметно сказалось на качестве картин, особенно в 90-е годы.
– В титрах сейчас нет редакторов. Честно говоря, кажется, нет уже и такой профессии.
– Вы знаете, их и в советские времена было немного. И когда мы учились, то настаивали на расширении «производства». Потому что на весь огромный СССР выпускалось шесть редакторов в год. А мы поступали во ВГИК еще школьниками, и нам очень хотелось принимать участие в создании фильмов. Мы и сейчас прикладываем большие усилия, чтобы возрождать профессию. Потому что выучить настоящих квалифицированных специалистов очень трудно. Даже после института это еще «полуфабрикаты».
– А сценаристы к вам ревниво относились?
– Нет, почему? Мы прекрасно работали со всеми мастерами. Редактор должен обладать дипломатией, тактом, художественным чутьем. Большая практика тоже в помощь. Я, например, когда шла прямая атака на что-то обсуждаемое, обращаясь к визави, говорила: «Вы помните, у вас была вот такая идея?» Люди не любят когда их поучают, тем более творческие. А настоящая беда пришла, когда был поставлен знак равенства между редактором и цензором.
– А кто поставил такой знак равенства? Профессионалы-то понимают, что такое производство, как кино – слагаемое труда большого человеческого коллектива.
– Профессионалы тоже горят желанием иногда. Если бы вы могли представить, что творилось на пятом съезде кинематографистов! Там не только редакторов, всех мастеров выкинули. Например, классику кино Льву Кулиджанову даже пригласительного не дали на съезд! Прекрасному режиссеру и человеку, никому не сделавшему ничего плохого, а наоборот, многим помогавшему. И лишь один Михалков сказал тогда: «Ребята, вы что делаете?».
– Да, падение качества кино было обвальным в свое время. Казалось, что настоящее кино утонуло как Атлантида. По причине изгнания редакторской профессии из процесса в том числе.
– Это была одна из сторон ошибочных представлений о том, что кино может делать любой и сразу.
– С кем из мастеров интересно было работать?
– Очень со многими. Я работала с выдающимися режиссерами. Начинала с фильма «Я шагаю по Москве». Работала и со Шпаликовым, и с Данелией. Или, например, с Шукшиным на «Калине красной». Замечательная была работа.
– Сразу было понятно, что это выдающиеся художники?
– Конечно!
– Просто при жизни человека мы не всегда мы это понимаем.
– А вот редактор и должен обладать чутьем. Чутье – главное. Редактор должен уметь читать сценарий. И – поддерживать мастера. Я сказала уже, почему мы защита, потому что наша задача еще оборонить, что я там увидела. С той же самой «Калиной красной» – сколько народу говорило: «Да ты что, спятила, – это же про рецидивиста, и ему сочувствовать?» Вот надо было понять, что это вовсе не про то, как вор перевоспитывается в труженика, а, как говорил сам Василий Макарович, что это история большой растревоженной души, история о совести, о расплате за грех.
– Много приходилось общаться с Шукшиным?
– Очень много. Я была тогда мало с ним знакома, к тому же меня назначили в фильм. Он не выбирал, а мастера сами выбирают команду, Василий Макарович тогда пришел с другой студии. А если редактор не единомышленник, тогда может быть как в басне про лебедя, рака и щуку.
– Сейчас обучают редакторов?
– Здесь упоминали Карена Шахназарова, президента Чебоксарского кинофестиваля. Он очень уважительно относится к профессии. И все время говорит, что редактор необходим и сам организует курсы редакторов. Правда, только время от времени.
– А с продюсерами вы работаете?
– Должна сказать, что с продюсером работать еще сложнее, чем с государством. Человек, который может ничего не понимать, но сам себе и писатель и режиссер, – такого не прошибешь. Это потом он оказывается в луже, потому что у него при отсутствии таланта ничего не получается. Но в процессе такой воображает себя царем и богом.
– Наверное, надо возвращать качество работы над сценарием.
– Сейчас режиссеры просят помощи. Другой вопрос, где найти авторитетного квалифицированного редактора? Где этот редактор должен завоевать авторитет? Ведь придя на производство, я повторяю, он еще не полноценный редактор. Это большая специфика. Не просто киноведение, умение анализировать, разбираться. Там надо ощутить прокрустово ложе, в котором работают кинематографисты. И очень хорошо знать возможности кино. Что можно и что невозможно допускать в этом виде искусства. Представьте, какой культурой должен обладать профессионал, чтобы стать желанным собеседником для кинодраматурга.

Опубликовано: 27 мая 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.