Как проходили съемки цикла передач «Чебоксарские адреса»

Один из экспертов программы – директор Госцентра по охране культурного наследия Николай Муратов. Его двухтомник «Объекты культурного наследия Чувашской Республики» стал хорошим помощником в подготовке «Чебоксарских адресов»ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ И ЗДАНИЕ-САМОЛЕТ

Десять историй о самых интересных зданиях-старожилах Чебоксар зрители телеканала «Россия 24» ГТРК «Чувашия» и читатели газеты «Советская Чувашия» узнали в этом году из цикла «Чебоксарские адреса». О том, как проходили съемки, что осталось за кадром, корреспонденту «СЧ» рассказала ведущая программы и рубрики, шеф-редактор ГТРК «Чувашия» Ольга Петрова.
– Ольга, откуда такой интерес к старым зданиям города?
– Много лет назад, будучи в Санкт-Петербурге, по местному каналу я увидела даже не программу, а межпрограммку «Петербургские адреса», где давали небольшую справку о здании: когда построили, кто архитектор, кто жил. Меня она впечатлила, это было так красиво сделано, так изысканно и утонченно…
А в прошлом году мы снимали программу «Туристический маршрут», и по ходу дела «Петербургские адреса» у меня всплыли в памяти. Подумала: а ведь можно сделать подобное и у нас. «Чебоксарские адреса» тоже неплохо звучит.
– Но формат у наших «адресов» получился в итоге немного другой…
– Да, мы пошли более сложным путем. Начали искать героев, чтобы наполнить материал живыми историями. А это всегда достаточно непросто. Например, мы делали сюжет про столетний дом, где сейчас находится Музей национальной вышивки. И в этом доме чего только не было. Но нас интересовали люди, которые не пять лет назад там работали, а намного раньше. А найти таких людей никак не получалось. И совершенно случайно наш эксперт Николай Муратов вспомнил: когда в здании был пединститут, отец его знакомого учился и жил там, в комнате под лестницей. Мы пришли и посмотрели эту комнату. Там два квадратных метра, кроме односпальной кровати поставить ничего невозможно! Как там можно было жить? Да еще и втроем, как потом выяснилось… И этот поворот сюжета стал для меня настоящим открытием.
– А по какому принципу выбирали здания? И почему первым стал именно ЦИКовский дом?
– Конечно, изначально все «адреса» выбирали наши эксперты – искусствовед Игорь Кугураков, почетный архивист России Владимир Ткаченко и директор Госцентра по охране культурного наследия Минкультуры Чувашии Николай Муратов. Потом я уже и сама вникла в этот процесс.
ЦИКовский дом предложил Ткаченко. Это символ эпохи. А с чего начинать такой проект, как не с дома, который точно «выстрелит»?
Еще мы смотрели, чтобы было не только о чем рассказать, но и что показать, ведь для телевидения очень важна картинка. Есть, например, некрасивые дома с хорошей историей, и наоборот. Взяли мы Национальный банк. После реконструкции там красота неописуемая, но сама история не очень богатая на события – в этом здании всегда был банк. И все же нам очень хотелось показать его. Это же не просто банк, и не каждый горожанин может туда зайти.
А вот дом Михаила Сеспеля на одноименной улице мы решили не трогать. Ведь историки до сих пор спорят, жил там поэт или нет. Даже музей его сделали, но каких-то подлинных документов нет.
– Значит, только проверенные факты и ничего более?
– Да, это был принципиальный момент. Конечно, по ходу работы нам рассказывали разные байки. Например, про привидение в том же столетнем доме. Но если мы и использовали в программе легенды, то сразу говорили, что это не подтверждено. Как, например, о том, что в старом Доме печати побывал поэт Алексей Фатьянов и написал там стихи к песне «На солнечной поляночке». Я даже нашла статью в «Чебоксарских новостях», но написана она тоже в духе легенды. А в Доме правительства есть истории, что один высокопоставленный чиновник застрелился в своем кабинете, а другой выбросился в лестничный пролет. Но мы решили не уходить в «желтизну».
Ольга ПЕТРОВА– «Чебоксарские адреса» появились в качестве отдельной рубрики и в «Советской Чувашии». Так было задумано изначально?
– Нет, сделать печатный вариант «Чебоксарских адресов» мне предложили в «СЧ» несколько месяцев спустя после начала проекта… И благодаря газете мы получили новую аудиторию. Это здорово! Это и есть новое понятие конвергентной журналистики, когда один материал выходит в разных СМИ. Я работаю 15 лет на телевидении, но ни по какому проекту не получала столько откликов. А на съемках незнакомые люди узнавали во мне автора рубрики и начинали благодарить…
– Работа на телевидении прежде всего коллективная. Сколько человек трудилось над «Чебоксарскими адресами»?
– В первую очередь три наших эксперта, которых я уже назвала. Три оператора Михаил Солин, Павел Иритков и Владимир Синдеев. Их работа не менее весома. Ведь здание нужно показать интересно. Я когда пересматривала видеоряд столетнего дома, который снял Паша, увидела это здание совершенно по-новому. Уверена, что и Николай Муратов, который там работает, таким его не видел.
В мае, когда мы снимали трахоматозный институт на улице Сеспеля, очень хотелось показать, что здание сверху похоже на самолет. Мы договорились с епархией, и оператор полез на колокольню Введенского собора. Но весь вид загораживали березы, и понять по получившимся кадрам, что это здание-самолет, нереально. Пришлось показывать в эфире схему… А летом у нас появился квадрокоптер, и мы смогли заснять наши «домики» сверху.
Огромную работу проделывал режиссер Илья Коршунов. Он очень скрупулезно подходил к монтажу: если на «склеивание» всего видео уходил день, то потом еще неделю Илья занимался цветокоррекцией и графикой. Там, где есть архив, все гораздо сложнее. У нас ни один проект так долго не монтируется…
Если бы все эти люди не вкладывали душу, ничего бы не вышло. Я рада, что работаю с ними.
– Сколько времени уходило на подготовку каждой программы?
– В среднем по две-три недели. Снимали дня три, потом я писала текст дома в выходные, так как работаю над новостями и заниматься программой некогда. И дальше – монтаж. Программа у нас грантовая, деньги на нее выделила администрация города Чебоксары. Ведь требуется очень большая подготовка, чтобы найти, изучить, выбрать материал – долго и затратно.
– А продолжать проект настроены? Или уже про все адреса рассказали и все показали?
– Есть идея снова выставить эту программу на грант. И со зданиями мы определились. Например, очень хотели сделать под конец года программу про ликероводочный завод. Он же был построен в конце 19-го века по приказу Сергея Витте. Долгое время это было самое крупное предприятие в городе. Более того, на заводе создали общество трезвости. Но предприятие не захотело пустить нас к себе на территорию… Надеемся, что историю завода нашим горожанам мы еще расскажем.

Опубликовано: 31 декабря 2015

Один Ответ

  1. Про старый Дом Правительства рассказывают, что там был когда-то специально установлен лифт, для подъема первого лица Чувашской автономии, и сотрудник, который обслуживал его, работает и сегодня в Администрации Главы Чувашии — Яковлев Николай Федорович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.