Памятник зодчества из типового проекта

Фото Никиты ПАВЛОВА29 ноября 1937 года. Комиссия по приемке в эксплуатацию здания Госбанка в Чебоксарах собирается уже в третий раз. Проверяющие скрупулезно фиксируют все недоделки: не промазаны стекла, на чердаке не закрыты провода, там же не обшита железом крышка люка…
По нынешним временам – сущие мелочи, но тогда члены комиссии не торопились ставить свои подписи под актом приемки. Более того, в заключении указали: если недоделки не будут исправлены до 10 января, дело передадут городскому прокурору для привлечения виновных к ответственности. Учитывая, что дело было в 1937 году, это уже не кажется мелочью…
СОЧЕТАНИЕ РОСКОШИ И СДЕРЖАННОСТИ
В начале 1938 года работники Чебоксарского агентства Казанской областной конторы Госбанка РСФСР переехали в новое здание. Оно поражало воображение: горожанам казалось, что они попали во дворец. Удивительное сочетание роскоши и в то же время сдержанности. Просто у создателя этих интерьеров архитектора Ивана Ведянина был безупречный вкус.
Искусствовед Игорь Кугураков объясняет, почему именно здание банка считается одним из лучших осуществленных проектов Ведянина: «Из типовой «коробки» ему удалось создать произведение искусства. Это единственный объект, который в те годы был принят с оценкой «хорошо». До этого в заключении писали просто: принят или не принят».
Альбину Вахрамееву с этим зданием связывают 35 лет жизни. Она пришла сюда работать, когда в ходу еще были счеты, а уходила на пенсию из кабинета, уже оснащенного компьютером. Причем на протяжении первых пяти лет Альбина Николаевна в банке не только работала, но и жила – в южной части здания располагались квартиры.

Иван Ведянин – единственный из чебоксарских архитекторов той эпохи, окончивший знаменитую Санкт-Петербургскую императорскую академию художеств. Его учителями были академик Иоганн-Фридрих Лидваль и профессор Леонтий Бенуа, известнейшие архитекторы начала двадцатого века.

Вообще жилую секцию начали строить еще в 1932-м – на год раньше операционного офиса. Там запроектировали всего шесть квартир, а на деле семей разместили в три раза больше, устроив самые обычные коммуналки. Но люди радовались и таким условиям. В те годы в Чебоксарах был острейший жилищный кризис, некоторые семьи жили даже в землянках, поэтому каждое крупное учреждение, которое строилось, сразу же обеспечивало своих сотрудников жильем.
Альбина Вахрамеева до сих пор вспоминает, как сушила белье во дворе Госбанка: своей территории у жилого корпуса не было. Говорит, коллектив тогда был молодой, и на работе все проводили много времени: кипела общественная жизнь. Был собственный хор, в котором пел даже заместитель управляющего.
ЧЕРТЕЖ КАК ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА
Чебоксарское агентство Казанской областной конторы Госбанка РСФСР открылось еще летом 1922 года, но до 1938 года располагалось в бывшем особняке купца Кушева на старой Красной площади. Там были толстые метровые стены, подвал, но в Москве понимали, что со временем все равно придется строить новое здание с большим операционным залом и надежным хранилищем денег. И в начале 30-х годов прислали в Чебоксары типовой проект здания, рассчитанного на 115 сотрудников. Он был выполнен в стиле конструктивизма: функционально, просто, довольно монументально, но почти никакого декора.
«Когда Иван Ведянин приехал в Чебоксары, уже была заложена жилая секция, которая выходит на улицу Дзержинского, и разворачивались работы по основному корпусу, – рассказывает директор Госцентра по охране культурного наследия при Минкультуры Чувашии Николай Муратов. – Но поскольку в то время улица Карла Маркса формировалась как административная магистраль, как парадная улица города, решили, что не годится продолжать строительство в изживающем себя стиле конструктивизма. Нужно переработать проект в более прогрессивных формах. Популярность тогда набирал классицизм».
Работа в Чебоксарах для архитектора Ивана Ведянина началась именно со здания банка. Он занимался им шесть лет. Например, чертежи светильников перед входом датированы 1939 годом, когда банк уже работал. Ведянин переделал фасад здания, выдвинув его переднюю часть и украсив строгими дорическими пилястрами. Где смог, изменил пропорции, приблизив их к золотому сечению, поэтому здание смотрится так гармонично. Разработал все детали интерьера, вплоть до мелочей – таких как медальоны на дверях и водосточные трубы. Дочь Ведянина Тамара Ивановна, тоже ставшая архитектором, заботливо сохранила все чертежи отца. Они выполнены настолько красиво и аккуратно, что уже сами по себе являются произведениями искусства.
АРХИТЕКТОР, ЖАДНЫЙ ДО РАБОТЫ
Ведянин, парень из крестьянской семьи, в трехлетнем возрасте оставшийся без матери, воспитанный дедушкой и бабушкой, с отличием окончил Казанскую художественную школу и получил право поступления в Петербургскую императорскую академию художеств без экзаменов. Но уже через год класс пришлось оставить – умер дед, который оплачивал внуку учебу.
Через шесть лет Ведянин туда вернется, но снова недоучится – в 1916 году его призовут в армию и отправят техником дорожного отряда на Западный фронт, а академию художеств закроют. В 1921 году он опять окажется в бывшей столице империи и получит два диплома: инженера-архитектора – во Втором Петроградском политехническом институте у перебравшегося туда Леонтия Бенуа и художника-архитектора – в Академии художеств, которая возобновит работу в 1922 году. Но в Петрограде Ведянин не останется. Сначала он поедет в Вятку, потом в Нижний Новгород, а в 1933 году судьба приведет его в Чебоксары.
Искусствовед Игорь Кугураков посвятил Ведянину книгу. Он пытался понять, почему, уже будучи зрелым мужчиной, Иван Васильевич оставил Петроград и кем он мог бы стать в Северной столице: «Там работало большое количество архитекторов, его современников, петербуржцев по происхождению. Они были детьми профессоров академии, но если посмотреть, что сделали они при своем блестящем образовании и что сделал он… Конечно, там было много заказов, но архитекторов-то еще больше. Этот вопрос – оставаться в столице или поехать на периферию – для художников будет стоять всегда. У Ведянина к тому моменту уже была семья – жена, сын, дочь, он должен был ее кормить, а для этого нужна работа. И он искал место, где мог бы с наибольшей полнотой реализоваться. Он был жаден до работы!»
МАСТЕР СВОЕГО ДЕЛА
Интерьер Госбанка, 1940 год.Несмотря на то что в конторе «Чувашпроект» было много заказов, Ведянин брался проектировать еще и частные дома, а в годы войны преподавал в Чебоксарском коммунально-строительном техникуме. Кроме того, вел технадзор за объектами, которые возводились по его чертежам. На строительстве здания Госбанка бывал дважды в день, более того – сам искал мастеров, которые могли бы воплотить в жизнь его идеи.
Например, создать искусственный мрамор, то есть так расписать панели, что даже художники не могли отличить их от настоящего камня. Или выложить дорические пилястры по фасаду не из кирпича, как это обычно делалось, а отлить их из бетона и наполнить углем. Такого легкого материала, как керамзит, тогда еще не было, и Ведянин нашел решение, как уменьшить вес всей конструкции.
В Чебоксарах в 30-е годы даже каменщикИнтерьер Госбанка, 2015 год, до реконструкции.ов было мало, что уж говорить об отделочниках, лепщиках, столярах. Всю лепнину в здании банка выполнил нижегородский скульптор Овчинников, хорошо знакомый архитектору еще по прежней работе.
Иван Ведянин умер от инфаркта прямо за рабочим столом. Это был ноябрь 1949 года, он готовил проект здания МВД на улице Карла Маркса. После его смерти работу поручили другому известному архитектору – Феофану Сергееву. Многие здания, спроектированные Ведяниным, так и не были построены – республике не хватило денег. А если учесть, с каким азартом он работал, то невоплощенных проектов наберется несколько десятков.
…Чебоксарам просто повезло, что Ведянин не остался ни в Петрограде, ни в Нижнем и за полтора десятилетия своей работы в Чувашии успел построить здания, которыми чебоксарцы любуются и гордятся до сих пор.
P.S. 23 октября в 19.40 в региональном эфире канала «Россия 24» – программа «Чебоксарские адреса», посвященная зданию Нацбанка. Готовится выпуск о здании бывшего кинотеатра «Родина». Если у вас есть воспоминания, связанные с ним, позвоните автору проекта по телефону 57-39-39.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.