В 1766 году главой города Казани был избран уроженец Чебоксар

Крепость со стороны Казанки. Литография из альбома Андре Дюрана.ПЕРВЫЙ МЭР КАЗАНИ – ЧЕБОКСАРЕЦ

14 декабря 1766 года Екатерина II издала Манифест, согласно которому были учреждены новые органы городского самоуправления, назначались выборы городского головы.
На эту должность в губернской Казани впервые в том году был избран купец первой гильдии, содержатель Казанской суконной фабрики Иван Федорович Дряблов, в 1728 году родившийся в Чебоксарах.
Он был из семьи посадской, то есть слободы ремесленников. В древней и средневековой Руси посадом называлась торгово-промышленная часть города. Его отец, чебоксарский купец Федор Дряблов – зять казанского купца и промышленника Ивана Афанасьевича Михляева (1667–1728 гг.), владевшего суконной мануфактурой, когда-то переданной ему как убыточной Петром I, а также винокуренным и кожевенным заводами Казани.
Иван Михляев, выходец из крестьян, в Казани имел 34 магазина и был одним из первых богачей города. Кроме того, являлся совладельцем полотняного завода в Москве. После его смерти в 1728 году суконная фабрика перешла по наследству к его родственнику – чебоксарскому купцу Федору Ивановичу Дряблову. Он был родным братом жены Ивана Михляева, Евдокии Ивановны, урожденной Дрябловой. В год смерти Михляева родился Ванюшка Дряблов – его племянник, будущий первый «мэр» Казани.
Первостатейный купец и меценат Иван Михляев в городе построил пять православных храмов, среди которых – Петропавловский собор (1722–1726 гг.), построенный в память о посещении Петром I Казани. Михляев принимал его у себя дома 27 мая 1722 года, когда тот по Волге направлялся в Персидский поход. Здесь же царь-император 30 мая отпраздновал свое 50-летие.
В 1714 году Петр I, заботясь о развитии промышленности в России, повелел открыть в Казани ряд казенных мануфактур для снабжения армии и флота сукном. Однако во время пребывания в городе он остался недоволен пошивом одежды в казенной суконной мануфактуре и решил передать управление этим убыточным предприятием удачливому купцу Ивану Михляеву.
После смерти Михляева наследницей огромных капиталов и недвижимости стала двоюродная тетя Вани Дряблова, жена Ивана Афанасьевича. Но скоро и она отошла в мир иной. Ивашка Дряблов вместе с отцом и дядей стали наследниками всего того, что от нее осталось.
Отец и дядя молодого Ивана Дряблова много сил и умения вложили в развитие суконной мануфактуры, а также в окончательное оформление в собственность суконного производства. При жизни Ивана Михляева пайщиками «шерстяного завода» (так именовалась в те годы суконная фабрика) являлись еще несколько казанских купцов, а госзаказ и цены на выпускаемую продукцию устанавливало царское правительство. Дряблов должен был поставлять 25 тысяч аршин выработанного сукна государству, а оставшуюся часть – в вольную продажу в пользу хозяина. Это было невыгодно, но скоро Дрябловы стали полноправными собственниками.

_225px-Katharina_IIИмператрица России Екатерина II провела в доме Дряблова почти неделю и в своих дневниковых записях написала: «Я живу здесь в купеческом доме, девять покоев анфиладою, все шелком обитые, креслы и канапеи вызолоченыя, везде трюмо и мраморные столы под ними…»

По достижении подросткового возраста Иван Дряблов начал активно участвовать в управлении производством. Так было во время строительства в Казани новых каменных корпусов фабрики, сильно пострадавших от пожаров 1746 и 1749 годов.
«Помимо дел промышленных, – указывается в книге Л.И. Девятых «Из истории Казанского купечества», – вел Иван Дряблов и дела торговые, являясь «голштинской коммерции советником» и «гостиной сотни» купцом, ибо шерсть для суконной фабрики скупалась по многим казанским уездам, а Дряблов, похоже, предпочитал работать без посредников. Приняв от отца фабрику, он слегка «ослабил гайки», и в течение последующих 20 лет его хозяйствования бунтов и забастовок на «шерстяном заводе», кажется, не было.
Кроме того, завел Дряблов несколько кожевенных («юфтяных», как тогда называли) заводов и вошел в число основных поставщиков кож для остальной России. Казанская же юфть, «а паче сафьяновые кожи, черные, красные и желтые, – как писал в 60-х годах XVIII столетия известный историк Петр Рычков, – во всей России за самые лучшие почитаются…».
Иван Федорович Дряблов, голштинской коммерции советник, был женат на сестре балахнинского купца и владельца медеплавильных заводов на Урале Петра Осокина. Звали ее Феодосией. Умер в Казани 24 ноября 1774 года, похоронен на кладбище Кузического мужского монастыря.
После кончины уроженца Чебоксар и его жены Феодосии суконная фабрика перешла в собственность мужьям дочерей, имеющим другие фамилии. У Дрябловых были дочери Ольга, Лада и Лара, а также тетушка Александра и племянник Иван.
На шерстяном заводе И.Ф. Дряблова работали около 1700 рабочих, имелось более 100 ткацких станков.
В конце 1766 года он был избран первым городским головой Казани. После него градоначальниками были А.Н. Никитин, Н.Н. Сомов и другие. В те годы в городе было 9 больших улиц, 10 площадей, 170 переулков и тупиков, 8 слобод, 102 церкви, 4 мужских и 3 женских монастыря, 25 каменных и 3939 деревянных домов, 3 учебных заведения и 5 богаделен.
На плечи 38-летнего «мэра» города, как сейчас говорят, легла большая ответственность за решение всех вопросов жизнеобеспечения горожан и развитие Казани. С обязанностями своими Иван Федорович справлялся исправно. Был он избран на три года. До приезда в мае 1767 года в Казань Екатерины II успел построить дом для своей семьи, правое крыло которого было отдано городу под гостиницу. Безусловно, городской голова имел честь встречать и провожать императрицу России. В доме Ивана Дряблова Екатерина II провела почти неделю. В своих дневниковых записях она написала: «… город, безспорно, первый в России после Москвы» и «Я живу здесь в купеческом доме, девять покоев анфиладою, все шелком обитые, креслы и канапеи вызолоченыя, везде трюмо и мраморные столы под ними…»
Этот дом вошел в историю и как место пребывания в нем 5–6 сентября 1833 года великого русского поэта Александра Пушкина, когда он собирал материалы для исторической монографии «История Пугачева».
После окончания срока полномочий головы города Иван Федорович занялся расширением производства «шерстяного завода». Он строил новые фабричные корпуса, прикупал целыми деревнями крепостных крестьян и селил их вокруг фабрики, на так называемой Суконной слободе. Приход церкви Во Имя Святого Духа насчитывал около тысячи дворов, и Суконная слобода стала одним из самых густо населенных казанских пригородов.
Во время похода на Казань «лжегосударя Петра III» – Емельяна Пугачева – Иван Дряблов сумел спасти Суконную слободу от поджогов и грабежей, которым подверглась Казань 12 июля 1774 года.
Умер он рано, в возрасте 46 лет. Его имя мы не должны предать забвению. Из достоверных источников известно, что в настоящее время в Чебоксарах носителей фамилии Дряблов насчитывается 48 человек, в большинстве своем они выходцы из Комсомольского и Моргаушского районов. Судя по всему, прямых наследников и родственников Ивана Дряблова в Чебоксарах нет. Тем не менее, чебоксарцы вправе гордиться своим земляком.

Анатолий УХТИЯРОВ,
краевед

Опубликовано: 7 июля 2015

2 Ответы

  1. Надо же, Казань был городом, который обеспечивал Чувашию в первые годы становления кадрами — поэтами, писателями. В общем, чувашской интеллигенцией.
    Оказывается, Чебоксары тоже не лыком сшит. Первым мэром был чебоксарец! Это здорово!

  2. Статья интересная, но её большая часть взята из статьи
    «Первый мэр Казани» (Старая Казань), которая опубликована 02 Сентябрь 2013.

    Проект «Старая Казань» — замечательное начинание, которое не мешало бы перенять.

    Сам же город Чебоксары был невелик, достаточно молод и входил наряду со Свияжском, Арском, Цивильском, Ядрином, Козмодемьянском, Царевококшайском, Мамадышем, Чистополем, Лаишевом, Спасском и Тетюшами в число уездных городов Казанской губернии. Герба с золотым полем и пятью летящими утками город еще не имел, как не имел фабрик и каменных домов. Зато был в городе монастырь, были десять приходских церквей с одной соборной, дворов 600 разных сословий семейств, и стоял город «на правом берегу реки Волги в разстоянии от реки в полуверсте по хребту горы высоты немалой и от хребта по склонению к долине. Долиною тою протекает чрез население городское река, называемая Чебоксаркою… Город сей в разстоянии от Казани во 131 версте…» Так писано о Чебоксарах в старинных документах.

    Так писалось о Чебоксарах в 18 веке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.