Накануне 1 сентября на вопросы наших читателей в ходе «прямой линии» ответил министр образования и молодежной политики Чувашии

детиучительВладимир ИВАНОВ: «ПРЕСТИЖ ПРОФЕССИИ УЧИТЕЛЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ»

Окончание. Начало в номере за 30 августа.

– Беспокоит судьба лицея-интерната имени Лебедева. Долго нам говорили, что все нормально, строится новое здание. А теперь выясняется, что Верховный суд республики обязал администрацию Чебоксар отремонтировать старое. Что происходит?
– Безусловно, такое элитное учебное заведение, нацеленное на развитие творческих способностей наших детей, и прежде всего в гуманитарной сфере, необходимо сохранять и развивать. Если вспомнить историю, то изначально предполагалось, что здесь будут обучать и воспитывать детей, обладающих творческими способностями, и имя лицею дали не кого-нибудь, а чувашского композитора. Потом же потихоньку все свели на нет, музыкальные классы исчезли. В итоге школа превратилась в физико-математическую. И основная цель сейчас заключается в том, чтобы воссоздать, восстановить в первоначальном виде это учебное заведение. Статус его должен быть республиканский – раз, и лицей должен быть ориентирован на детей с творческими способностями в области искусства, музыки, живописи, на сохранение и развитие национальной культуры – это два. К чему я это говорю? К тому, что решение о строительстве нового корпуса было принято потому, что у нас есть музыкальное училище, институт культуры, а школьного звена в этом направлении нет. Пришли к выводу, что надо возводить пристрой к музучилищу для того, чтобы 100–120 детей со всей республики могли здесь обучаться начиная с 5-го класса. Таким образом будет обеспечена преемственность: школа – училище – вуз. Это огромные возможности для подготовки национальных кадров. Финансирование строительства начнется уже в будущем году. Цена вопроса намного меньше, чем если снести старое здание, построить на его месте новое или реконструировать. Перешивать всегда дольше и сложнее, чем сшить новое, согласитесь?
Что касается решения суда, город, конечно, сейчас станет рассматривать варианты, что делать со старым зданием… Я там был – в неплохом состоянии учебный корпус, в безобразном – пищеблок, более-менее терпимом – общежитие. Исходя из этого, нужно найти варианты решения.
В любом случае принципиально ничего не меняется, лицей Лебедева будет воссоздаваться в первоначальном виде – растить и воспитывать творческую национальную элиту.
– Хотелось бы из первых уст узнать, какой в нашей республике минимальный и максимальный размер учительской зарплаты? У моих знакомых педагогов у одних зарплата менее 10 тысяч, у других – около 30 тысяч. Очень уж большая разница… А какие официальные данные?
– Знаете, официальные данные – это как средняя температура по больничной палате, о чем по ним можно судить? Средний размер зарплаты говорит лишь о том, что в республике достаточно денег, чтобы выплатить ее учителям. Размер зарплаты зависит от многих факторов: от нагрузки – количества часов, от образования, от успешности работы. А вы сами против, чтобы учителю платили согласно этим критериям? Нет? Ну вот видите…
В том, что зарплата разная, большой беды не вижу. Наоборот, это плюс – стимул к развитию, совершенствованию. Мне так кажется. Другое дело, что мы мерим порой абсолютно несравнимые вещи. Как можно обижаться, если учитель, только начинающий свой путь в профессии, получает меньше, чем опытнейший мэтр с тридцатилетним стажем, вырастивший немало отличников и победителей олимпиад?
Другое дело, что только что окончивший вуз молодой специалист, пока набирается опыта и практики, скажем, первые три года, должен получать дополнительную финансовую поддержку, а не голый мизерный оклад. Для молодого учителя период адаптации – очень сложное время, требующее немало душевных и физических сил. И тут я согласен, он должен получать достойную оплату, чтобы, образно говоря, не голодать. Потом он может аттестоваться, претендовать на более высокие выплаты и так далее. Ну а если молодой специалист показал себя ленивым и безынициативным – это уже полностью его вина.
Другой вопрос, что зарплата учителя все-таки в первую очередь зависит от количества часов. Конфликты в учительских коллективах возникают, как правило, в начале учебного года, когда идет распределение часов – зачастую в борьбе за них «побеждают» более маститые коллеги. Такое, к сожалению, встречается…
А вот и вопросы корреспондента «СЧ».
– В Москве в новом учебном году школы переходят на пятидневную неделю обучения. А у нас?
– У нас и сейчас есть учебные заведения с таким режимом. Ведь это, в принципе, решает сама школа. Главное, чтобы учебный план был выполнен.
Однако я уверен, что пятидневка в первую очередь должна быть грамотно организована. Очень показательна в этом смысле чебоксарская пятая гимназия. Там перевели на пятидневку среднее звено, но ребята, если хотят, могут приходить и в субботу – на дополнительные консультации. Есть возможность сделать это и дистанционно. То есть пяти-дневка должна преследовать несколько целей – ребенок должен не только успеть отдохнуть, побольше побыть с родителями, но и использовать это время не бездарно, а на пользу своему развитию. А если это создается по принципу: пять дней пробыл в школе, а дальше хоть на голове ходи – это безобразие, так быть не должно. Пять дней, считаю, более целесообразно для интернатов, потому что ребенок хотя бы выходные должен побыть с родителями.
– Года два назад был настоящий ажиотаж вокруг введения единой школьной формы. А сейчас об этом что-то ничего не слышно…
– Было такое. И мы пошли тогда навстречу и школам, и родителям, разрешив вводить единую школьную форму постепенно, поэтапно. Но у нас в республике, видимо, люди такие законопослушные и дисциплинированные, что никто послаблением не воспользовался – форму купили все сразу. Тем более что многие и до этого придерживались единых требований в школьной одежде.
– По сравнению с другими местными вузами сельхозакадемия выглядит, скажем так, не блестяще – количество бюджетных мест она сокращает из года в год, но и на оставшиеся абитуриенты идут неохотно, на ряде специальностей до сих пор есть свободные места. Как можно объяснить такую ситуацию?
– Принципиально важная позиция правительства Чувашской Республики – мы готовы поддерживать те вузы, в которых бюджетные места не сокращаются, а лучше – увеличиваются, потому что это дополнительные федеральные деньги, которые пришли на обеспечение образования наших граждан. Для нас это благо.
В сельхозакадемии в этом году было сокращено еще 60 бюджетных мест при огромной потребности в кадрах предприятий сельхознаправления. Конечно, это вызывает тревогу. Ведь сказывается такое положение и на судьбе коллектива вуза. Чем меньше студентов, тем меньше нагрузки и потребность в педагогических кадрах, потенциал вуза падает. С другой стороны, филиалы ряда московских вузов число бюджетных мест из года в год увеличивают, более того, готовят востребованные в республике кадры. Разумеется, с ними мы готовы сотрудничать и всячески поддерживать.
Другое дело, что и имеющиеся места не заполняются. Это уже вторая тема. Во-первых, я себя обвиняю в том, что мы плохо работаем профориентационно на выбор этих профессий, наши дети не хотят идти учиться по этим специальностям. Проблема, связанная, возможно, с зарплатой, с престижностью профессии… Оправданий и объяснений можно найти много, но факт остается фактом. Следовательно, мы недорабатываем – и министерство, и руководство сельхозакадемии. Нет согласованных действий по профориентационной работе, по взаимодействию вуза со школами. Министерство здесь абсолютно открыто и приглашает руководство вуза к сотрудничеству. Мне кажется, это в общих интересах.

Опубликовано: 2 сентября 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.