Время расчищать завалы

43312-copy.jpgКоварная штука этот экономический кризис. Ну скажите, где справедливость? Сильные регионы, по сути доноры страны, сегодня оказались в самом худшем положении. А субъекты федерации, в которых не было ни развитой металлургии, ни машиностроения, подчас никаких кризисных явлений не ощущают.

Машиностроение не нащупало дна

Проявлениям кризиса на уровне отдельных регионов была посвящена интернет-видеоконференция Натальи Зубаревич, организованная Клубом региональной журналистики и состоявшаяся в местной редакции ИА «Регнум». Наталья Васильевна – профессор МГУ им. М. Ломоносова, директор региональной программы Независимого института социальной политики, специалист по социально-экономическому развитию регионов выступила перед двумя аудиториями – чувашской и читинской. В первую очередь она расставила нерадостные приоритеты. «Упали» регионы, специализирующиеся на металлургии, которая жестко зависит от мирового инвестиционного спроса, а он в кризис резко сократился. Уже к декабрю прошлого года темпы спада там доходили до 30 проц. В январе падение замерло, и пока эти регионы «третий месяц полеживают на дне, с интересом прислушиваясь – куда копать», образно выразилась Н. Зубаревич.
Вторая группа – машиностроительные регионы, расположенные в основном в европейской части России. В них падение производства составило в среднем 25–30 проц. Правда, в супермашиностроительных областях, таких как Нижегородская, Ульяновская, Самарская, спад оказался больше, приблизившись к 40 проц. Но это еще не «дно», предупредила Н. Зубаревич: «Спад производства там продолжается, и явных признаков торможения, как в металлургических регионах, не прослеживается».
«Локомотивами развития» московский эксперт назвала группу, в которую входят столичные агломерации (Московская, Санкт-Петербургская), нефтегазовые регионы, а также регионы с многоотраслевой направленностью. Там уровень падения поначалу составлял от 10 до 22 проц., если, конечно, не было больших «довесков» в виде металлургии и машиностроения. Только вот агломерации, в которых преобладает пищевая отрасль, продержались до марта и вдруг рухнули со страшной силой. Почему? Да потому, что в полный рост встала проблема неплатежей со стороны крупных торговых сетей, которыми перегружены мегаполисы, и сильная привязанность к импортным продуктам. Про «наше все» – нефть и газ – ученая дама отозвалась тоже не слишком лестно. В «нефтянке» еще ничего, объемы производства держим. «А не держим мы газ, – сказала Н. Зубаревич, – так как газовая отрасль не реформирована, с гигантскими издержками. Она оказалась не готова к кризису».
Наталья Васильевна и нам дала несколько конкретных рекомендаций. Она считает, раз по всей России машиностроительная отрасль до сих пор еще не нащупала дна, то и Чувашии не стоит возлагать надежды на тракторостроение, которым мы обычно гордились. Да и с хлопчатобумажным производством эксперт предрекает большие проблемы. Поэтому советует усиленно развивать в республике пищевую промышленность, «благо у вас эта продукция недорогая и качественная». Вот за счет «пищевки», как и южные края, мы выживем – видится из Москвы. Присутствовавший на интернет-конференции министр экономического развития и торговли Чувашии И. Моторин возразил было, что у нас есть совершенно новые, современные машиностроительные мощности. Но Н. Зубаревич это не впечатлило. «Их на взлете подбило, когда они только начали вставать на крыло. Это жутко несправедливо, но это так», – подытожила она.

Бюджеты надо «кастрировать» правильно

Сильнее, чем спад в промышленности, беспокоит ситуация с занятостью. Никто пока не может определенно сказать, каким из двух способов будет регулироваться в России рынок труда. То ли это высвобождение работников, как практикуется сегодня в некоторых странах. То ли сценарий конца 1990-х, когда (во время локального российского кризиса) старались не отправлять на биржу, а снижали зарплату. Практиковались неполная трудовая неделя, отпуск без содержания или с мизерными «отпускными», задержки зарплаты. И пока большая часть экономистов является сторонниками этого испытанного сценария. Уровень безработицы терпимый, но не исключено, что он пойдет в рост, если усилится проблема кредитования и невозврата кредитов предприятиями. Если это случится, вторая волна высвобождения рабочей силы может накрыть страну ближе к лету, и этот прогноз не эксклюзивен. А вот бальзамом на душу можно считать уверенность московского аналитика в том, что уровень безработицы все равно не превысит показателя 1998–1999 годов, когда общая безработица (отличается от официально зарегистрированной тем, что выявляется методом опроса населения на предмет занятости) достигла 12–13 проц. Пока в России этот показатель подошел к 8,5 проц.
Наш министр попросил «рецепт», который бы помог местным предприятиям стать более или менее платежеспособными. Ведь до кризиса они усиленно модернизировались, обычно на кредитные средства. А теперь спрос на продукцию упал и за счет выручки, поступающей на предприятия, не очень-то легко обслуживать кредиты, выдавать зарплату… «Ни одной хорошей новости вы от меня не услышите, – разочаровала профессор. – Не придет добрый дядя и не даст предприятиям оборотные средства или возможность вернуть кредиты». И посоветовала, прежде всего, помогать людям: «Максимум, что может сделать власть, это, извините, правильно «кастрировать» бюджет и отладить социальные процедуры поддержки. Сверх этого – создать систему любых форм подготовки и переподготовки, чтобы люди переобучались и сами искали работу. Мы не знаем, что будет работать через два года, но нам необходимо повысить качество работающих, чтобы они стали более мобильными. Если после кризиса ориентируемся на модернизацию, а не на отставание, надо инвестировать в людей, а не в производство. Россия – страна, которая стремительно теряет качество населения и человеческий потенциал. В сочетании с кризисом это тем более опасно».
Можно поспорить с московским экспертом, отодвинувшим финансовую помощь заводам и фабрикам на задний план, если бы дальше она не дала четких рекомендаций, как быть с предприятиями. Первое – внимательно отслеживать ситуацию в промышленности. Второе – выбирать наиболее жизнеспособные, быстро адаптирующиеся к новым условиям промышленные направления или конкретные предприятия. И третье – расчищать административные завалы, которые мешают этим предприятиям работать, для чего у регионов есть много прав и возможностей. «Мы сейчас перестали составлять «наполеоновские» планы и должны заняться рутинной, но сверхнеобходимой работой по разгребанию административного «мусора». И если Чувашия, у которой шикарный опыт по модернизации финансов, сможет осуществить грамотную административную модернизацию, будет замечательно», – в очередной раз за время видеоконференции похвалила республику Н. Зубаревич, возложив на нее большие надежды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.