Не искал легких путей

О СУДЬБЕ РУССКОГО МАЛЬЧИКА С ФИНСКОЙ ФАМИЛИЕЙ

лагерьАдольф Тойвович Картинен – человек среднего роста, светлые волосы гладко зачесаны назад, немного сутулится при ходьбе. Из-под ворота старенького свитера видна накрахмаленная рубашка, строгость подчеркивают и четко отглаженные стрелки на брюках. Сослуживцы никогда не видели его угрюмым, он всегда приветлив и улыбчив. Лишь однажды в разговоре его дрогнувший голос выдал какую-то невысказанную грусть. И повлажнели удивительно голубые глаза ветерана. Как попал на чувашскую землю обладатель столь редкой в наших краях фамилии?

ЛИХИЕ ЖЕРНОВА
АдольфБыли времена, когда финны толпами шли через советскую границу. Именно так попал в Ленинградскую область его отец, который женился на уроженке этих мест. Из всех детей в семье выжил только герой этой истории, родившийся в далеком 1935-м в поселке Свирьстрой. Но дату своего появления на свет и настоящее имя он узнает только в зрелом возрасте. Отца и деда КаОртинен (буква «о» из фамилии была утеряна – тогда искажение фамилии при оформлении документов не было редкостью) расстреляют как врагов народа в 1937 году. Судьба словно готовила маленького Адольфа к проверке на прочность.
– В 1941 году, – вспоминает он, – в первые дни Великой Отечественной войны на фронт ушла мама, она была медработником. Вскоре станцию, где мы жили, заняли фашисты. Все мирное население увезли в Карелию, в концентрационный лагерь, название которого стерто из памяти. Бабушку, знавшую разные языки, пытались завербовать в качестве переводчика. Но она не пошла в услужение к оккупантам, а раз так, то и паек ей другой – мизерный. Как выжить, ведь я при ней – лишний рот. Не пожелав работать на немцев, бабушка умерла с голоду…
В канву тяжелого рассказа лишь раз вплетается светлое воспоминание. Собеседник никогда не забудет, как ему, маленькому узнику концлагеря, заключенные сшили сюртук из разных лоскутов. После смерти бабушки эти люди пытались оставить мальчика около себя, но его вывезли в Финляндию. В финской семье он жил до победного 1945-го.

С ЧУЖБИНЫ ДОМОЙ
В том году советские власти разыскали русских детей и целым эшелоном вывезли на родину. В дороге Адольф простудился и заболел.
После излечения подростка определили в детский дом в поселке Песочный Ярославской области. В голодные послевоенные годы ему, практически не знающему русского языка, было очень тяжело. Полгода не прошло, как учреждение расформировали, а мальчика направили в другой детдом, где новые люди и правила. К тому же сирота по всем предметам отстал в учебе. Даже однажды собрали педсовет, так как не знали, что с ним делать. Но пожалели, тройки в аттестате ему все же нарисовали.
После окончания семилетки при прохождении медкомиссии и оформлении документов для поступления в техникум встал вопрос о других – не финских – фамилии, имени и отчестве. Подростку понравилось такое ФИО – Малахов Сергей Васильевич. Врачи наугад определили возраст.
С годами его жизнь налаживалась. Знания, полученные в лесхозтехникуме, помогли найти работу в аэрофотолесоустроительной экспедиции. В скором времени «Сергей Васильевич» женился. В ноябре 1954 года его призвали в армию. Через два с половиной года он возвратился в семью. Следующая веха в биографии – должность небольшого начальника в Архангельском порту.

МАМА НАШЛАСЬ
– Как я пошел служить в органы? – переспросил он. – Случайно. Знакомый предложил, вот и согласился. Меня приняли в ОБХСС. На первоначальную подготовку отправили в Ригу. Там получил звание офицера. Уже служил в милиции, когда дочь поинтересовалась, почему я не разыскиваю свою маму. Ответил ей, что не знаю, куда писать. Однако письмо мы все же составили. Спустя некоторое время мне позвонила незнакомая женщина, я не верил до конца, что именно она моя мама, но мое сердце ликовало от счастья. Голос в телефонной трубке спросил, есть ли у меня на руке костный нарост. Лишь один человек мог знать об этом…
Оказалось, что мать переехала к мужу в Чебоксары. Он сразу же решил съездить к ней, увидеть, обнять, рассказать обо всем, что пережил, прижаться к ней и сказать о главном, о том, как ее не хватало. Однако в Чебоксарах близкие люди разминулись.
– Я так спешил к ней, – продолжил рассказ собеседник. – Зная адрес, самостоятельно добрался до ее места жительства. А в это время она ждала меня в аэропорту. Лишь после того, как я перезнакомился с отчимом, сводным братом и сестрой, мама вернулась домой, грустная из-за того что я не прилетел. Простите, трудно передать эмоции, захлестнувшие нас после долгой разлуки. Не ощутить до конца и теплоту наших долгих бесед.
Когда он вернул свое настоящее имя, засобирался в Чувашию. Так началась служба в отделе исправительно-трудовых учреждений МВД республики. 15 лет он один курировал два следственных изолятора, потом перешел в СИЗО № 1 на должность начальника специального учета. До декабря 2013 года бессменно работал там. Ветеран намерен и дальше поддерживать связь с родным учреждением.
Такой вот хэппи-энд истории о нелегкой судьбе русского мальчика по имени Адольф с финской фамилией Картинен.

Ирина АНТОНОВИЧ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.