На все хватало энергии и энтузиазма

Магницкий фотоВасилий Константинович Магницкий – один из видных этнографов, фольклористов и деятелей народного просвещения Среднего Поволжья второй половины XIX в. 15 марта исполняется 175 лет со дня его рождения.
Родился В.К. Магницкий в чувашском селе Ядрино (Чиреккасси) Ядринского уезда Казанской губернии (ныне Ядринского района Чувашской Республики) в семье русского священника села Шуматово (ныне с. Советское) того же уезда Константина Егоровича Магницкого. Поступив в 1858 г. на юридический факультет Казанского университета, молодой Магницкий еще в студенческие годы начал выступать в печати по вопросам просвещения чувашей. В дальнейшем именно эти аспекты и стали ведущими в его научной работе.
Окончив университет, Магницкий до 1877 г. работает судебным следователем в Чебоксарском уезде, проживая постоянно в селе Беловолжское (ныне входит в состав г. Козловки). Здесь он вел большую переписку с учеными-краеведами Казанского университета. Своим другом и учителем он считал Н.И. Золотницкого, одного из первых инспекторов чувашских школ, лингвиста.
В то же время это не помешало Магницкому спорить с Золотницким по вопросам просвещения «инородцев». Из полемики с Золотницким видно, что к чувашам Магницкий относился с уважением и сочувствием, отстаивая их право на самостоятельное национальное развитие, и верил в то, что у них со временем расцветет своя профессиональная культура.
Все 14 лет жизни в Беловолжском Магницкий посвятил собиранию и систематизации произведений устнопоэтического творчества местных русских и чувашских крестьян, используя для этого своих корреспондентов и результаты собственных экспедиций. Здесь он составил сборник «Песни крестьян Беловолжского» (1887), завершил работу над фольклорно-этнографическим сборником «Нравы и обычаи в Чебоксарском уезде».
На научно-собирательской деятельности Магницкого сказывалась его повседневная судебно-следовательская практика. Именно в этот период им и были написаны такие характерные работы, как «Очерк юридического быта чуваш» (1866), «Селения 2-го следственного участка Чебоксарского уезда» (1870) и «Этнографический очерк преступлений и проступков на 2-м участке Чебоксарского уезда» (1871) и др.
В 1877 г. он назначается инспектором народных училищ Уржумского уезда Вятской губернии, с 1882 г. – Лаишевского, Спасского, Свияжского, Тетюшского и Чебоксарского уездов Казанской губернии, с 1890 по 1894 гг. (до выхода в отставку) – Елабужского уезда. И где бы ни находился Магницкий, всюду он душой радел за просвещение нерусских народов, представлял отчеты, в которых писал о плохих условиях жизни учащихся и учителей, о необходимости преподавания на родном языке.
Он очень много сил вложил в открытие новых школ, преодолевая при этом невероятные препятствия. Лишь за 1884-1886 гг. им было открыто 33 школы. Другие инспектора за такой срок добивались открытия всего 2-4 школ.
Кстати, он целиком и полностью разделял взгляды И.Я. Яковлева, считавшего непременным условием обучения в национальной школе преподавание на родном языке. Следует отметить, что неутомимую деятельность В.К. Магницкого в области просвещения вынуждены были признать даже правительственные круги, и он был награжден серебряной медалью.
Наряду с деятельной педагогической работой, В.К. Магницкий продолжал неустанно вести изу-чение быта и культуры населения тех местностей, где ему приходилось жить и трудиться. В этот период появляются его работы: «Приволжские чуваши», «Из быта чуваш Казанской губернии» и др. Публикует множество небольших статей и о других поволжских народах.
В.К. Магницкий с большим вниманием и заботой относился к нарождающейся чувашской интеллигенции. Об этом свидетельствуют оживленная переписка с И.Н. Юркиным, опубликованные краткие биографические очерки о С.М. Михайлове, Н.М. Охотникове, дружба с М.Ф. Федоровым (автором баллады «Арёури»).
Уходя на пенсию в 1894 г., В.К. Магницкий поселился в с. Шуматово (ныне с. Советское) Ядринского уезда в родительской усадьбе и полностью отдался научно-собирательской работе. Здесь он завершил книгу «Чувашские языческие имена», писал многочисленные статьи и корреспонденции, выполнил большую часть задуманной им крупной работы по описанию чувашских и русских селений северо-западной части Чувашского края.
В письме к другу Н.Я. Агафонову в марте 1898 г. он признается: «Ваша правда, что я забился в глушь, но я в глуши нисколько не скучаю, хотя из-за болезненной своей застенчивости (от него – угловатость, мешковатость и т. д.) ни с кем не веду знакомство, особенно с властвующими лицами… За мою нелюдимость, а пуще за мою газетную прикованность, а часто за строчение чувашам бесплатных «кляуз» (жалоб) власти… выдают меня за «исчадье ада», а я в отместку признаю за ними одну лишь доблесть «сквернословия», а подчас и «кулака». Из этих строк видно, в каких отношениях находился В.К. Магницкий с властями.
На все хватало у него энергии и энтузиазма: работает счетчиком во время Всероссийской переписи 1897 г., состоит попечителем нескольких школ, принимает выпускные экзамены и т.д. Магницкий принимает активное участие в так называемом «Мултанском деле», отметая нелепые обвинения против удмуртов в человеческих жертвоприношениях, придуманные реакционерами для разжигания национальной розни. В 1899 г. он пишет другу: «Куда ни глянешь, всюду главенствуют мракобесы, а просвета ни откуда…»
Увлекался ученый и вопросами происхождения чувашей. В частности, в этих целях он выявил более 10 тысяч древнечувашских языческих мужских имен («Чувашские языческие имена», 1905). Установленные Магницким 173 родовые фамилии (тавраш), принадлежащие различным древнетюркским именам, позволяют выяснить этнические связи чувашей с другими народами Азии. Интерес к этнической истории чувашей подтолкнул Магницкого заняться сбором сведений и по археологии края (о курганах, городищах и др.).
И еще. На протяжении всей своей творческой деятельности Магницкий не переставал интересоваться дохристианской (языческой) религией чувашей. В настоящее время без его обширного труда «Материалы к объяснению старой чувашской веры» (1881) и ряда других работ по этой теме не обходится ни один исследователь этнокультуры чувашей. Также и лингвисты не могут обойтись без ценных материалов Магницкого по лексике и диалектологии чувашского языка. Долголетние и кропотливые исследования по истории и этнографии чувашей привели ученого к решению подготовить обстоятельную монографию под названием «Чуваши», но работа эта осталась незавершенной.
Умер В.К. Магницкий 4 марта 1901 года от воспаления легких. Похоронили его на кладбище с. Шуматово «при стечении тысячной толпы местных крестьян».
Ценное научное наследие В.К. Магницкого будет оказывать и в будущем большую помощь новым исследователям. По сей день продолжает вызывать восхищение многогранный характер его интересов, получивших отражение в более чем двух сотнях опубликованных работ и в рукописях, хранящихся в архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук. Они заслуженно ждут своего выхода в свет в виде многотомного сборника сочинений ученого.
Вместе с тем сегодня необходим также более глубокий и комплексный анализ творческого наследия В.К. Магницкого. Нельзя обольщаться только тем, что сделано до сих пор. Только так, конкретно, и должно отдавать нынешнее поколение чувашского народа дань высокого уважения памяти истинного русского ученого-педагога.

Виталий ИВАНОВ, доктор
исторических наук, профессор
Диана АБАШЕВА, доктор
филологических наук, профессор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.