Юрий ПЛАТОНОВ: «Чем труднее задача, тем интереснее ее решать»

Мы ходим по дорогам, ездим по мостам, живем в домах, и нам редко приходит в голову мысль о том, что они могут разрушиться. А надежность здания или дороги между тем зависит не только от качественной работы строителей, но и во многом от правильного проектирования. «Если соблюдать определенные рекомендации, то строить можно везде», — утверждает директор государственного унитарного предприятия «Чувашский государственный институт инженерно-технических изысканий» Юрий Николаевич Платонов.
— Юрий Николаевич, в чем состоит основная деятельность ГУП «Чуваш- ГИИЗ»?
— Специалисты института занимаются инженерно-геодезическими, геологическими, гидрометеорологическими, экологическими изысканиями, а также изысканиями грунтовых строительных материалов и источников водоснабжения на базе подземных вод с целью рационального использования геологической среды и защиты территории от опасных физико-геологических процессов. Также мы помогаем строителям снизить стоимость строительства объекта за счет рационального использования строительно-эксплуатационных ресурсов.
Наша задача — детально изучать грунтовые условия для постройки здания, так, чтобы его в дальнейшем не постигла участь аварийного. Мы проводим инженерные изыскания для расчетов грунтовых оснований фундаментов под проектируемые здания и сооружения и даем строителям определенные рекомендации, которые помогают застраховаться от таких природных явлений, как подтопления, оползни, карсты.
Так как грунт чаще всего неоднородный по своему составу, мы его тщательно изучаем и только после этого даем рекомендации по типу фундаментов зданий. Фундаменты могут быть свайными, ленточными и другими. От типа грунта зависит длина свай будущего здания, она может быть различной — от 3 до 18 метров. Еще очень важно определить, на какой глубине располагаются грунтовые воды и степень их так называемой агрессивности к бетону, металлам.
Предприятие участвует в строительстве не только зданий. К примеру, для того чтобы воздвигнуть мост, требуются высокоточные инженерные расчеты. Большинство мостов в Чебоксарах построено с помощью наших расчетов и рекомендаций.
— Кто Ваши основные заказчики? Поступают ли заказы из других регионов?
— Как правило, к нам приходят заказы на изыскательские работы от строительных организаций. Немало обращений и от частных лиц. Мы работаем не только в Чувашии, заказы поступают также из Нижнего Новгорода, Мордовской, Марийской республик. Только за март этого года их было более сорока. Пик заказов приходится на летний период.
— А бывает так, что к Вашим советам не прислушиваются?
— Иногда мы даем до пятнадцати рекомендаций. Я убежден, что строить можно везде, если четко придерживаться определенных правил. За 40 с лишним лет работы по материалам изысканий института не было ни одного случая, когда здание пришло бы в состояние аварийного раньше срока, если проектировщики и строители следовали всем нашим указаниям.
Но случаи невыполнения наших рекомендаций все же есть. Например, по улице Эльменя для постройки нескольких жилых 9-этажных домов специалистами ЧувашГИИЗа был рекомендован свайный фундамент. Однако эти дома, вопреки нашим рекомендациям, построили на ленточном фундаменте. В результате отдельные здания наклонились до полуметра.
— В какие сроки обычно выполняется заказ?
— Все заказы исполняются в основном за один месяц. Но по не зависящим от нас причинам работы могут затянуться, а точнее, вовремя не начаться. Например, инженерно-изыскательские работы не разрешается проводить на участке до официального оформления землеотвода. Процедура предоставления земельного участка довольно длительная, и общие строительные работы, соответственно, затягиваются. Я считаю, что это не совсем правильно, ведь наши работы не нарушают экологию.
— Юрий Николаевич, можете припомнить какой-нибудь интересный случай из Вашей практики?
— Когда строился Чебоксарский залив, возникло опасение, что вода подтопит центральную часть Чебоксар. Московские проектировщики предложили проложить под землей перехватывающий дренажный коллектор. Чебоксарским строителям требовалось только согласовать проект. После изучения документов мне, как специалисту, стало ясно, что необходимости в таком коллекторе просто нет. Надо сказать, что строительство подобной системы стоило бы городу по тем временам более 1 млн. руб. Я доказал, что воды залива ничем не угрожают центральной части Чебоксар, подтопление этой части города не зависит от того, будет построен коллектор или нет.
— В строительстве каких еще крупных объектов Вы принимали участие?
— После окончания института я обслуживал строительство сразу двух ГЭС — Чебоксарской и Нижнекамской. Приходилось работать буквально по две недели то на одном объекте, то на другом. Работу на Чебоксарской ГЭС я начал еще студентом. А в основу моей дипломной работы легло создание строительной сетки «Химпрома». Технология создания этой строительной сетки даже вошла в учебники по инженерным изысканиям в качестве примера. Еще я разбивал в натуре оси улиц города Новочебоксарска, а также первых шестнадцати домов, школы, бани, техучилища «нового города» по улице Коммунистической.
— А какой институт Вы окончили? Почему выбрали именно инженерную специальность?
— Окончил Московский институт инженеров геодезии, аэросъемки и картографии в 1962 году. В прошлом году вуз отпраздновал свой 225-летний юбилей. Сейчас это Академия инженеров геодезии, аэросъемки и картографии.
У меня была одна-единственная мечта — стать инженером. Летом после окончания школы я поехал к дяде в Москву. Тогда мы обошли очень многие учебные заведения. И случайно оказались возле института, где готовят инженеров геодезии, аэросъемки и картографии. Заветное слово «инженер» решило все! Но, надо сказать, что я только к третьему курсу понял цель своего обучения, когда мы начали проектировать железные дороги, дома, мосты, плотины.
— Сколько лет Вы уже являетесь директором ГУП «ЧувашГИИЗ»?
— В ЧувашГИИЗ я пришел начальником топографо-геодезической партии в 1967 году, а возглавляю предприятие с 1982 года. Честно говоря, руководителем не стремился стать никогда. Просто люблю свою работу, и мне всегда было интересно заниматься высокоточными инженерными расчетами.
— Чем живет сейчас Ваше предприятие? Каковы планы на будущее?
— Времена «чертежно-карандашного» уровня, к счастью, прошли. Жизнь не стоит на месте. Мы внедрили программные средства и работаем с ними, совершенствуя технологии, увеличивая скорость, повышая качество. На сегодня для проведения изыскательских работ на предприятии имеется 386 высокоточных приборов, 340 из них ежегодно выверяется по ГОСТу. У нас 19 единиц буровой и другой специальной техники. Геодезические и частично геологические работы автоматизированы. Мы приобрели японские электронные тахеометры — особые инструменты с дальномерным устройством, позволяющим определять высоты и расстояния автоматически, без вычислений и с высокой точностью. Затем все данные заносятся в компьютер и по особой программе обрабатываются и распечатываются на плоттере. Эта технология автоматизирует процесс работ, повышая их качество и скорость.
В настоящее время мы работаем в соответствии с международными стандартами качества ISO-9000. В условиях рынка потребитель знает, чего он хочет, и ему есть из чего выбирать. Об охране труда и здоровье рабочих позаботились, получив сертификат OHSAS 18001 «Системы менеджмента безопасности и охраны здоровья. Требования». В основе стандарта — прогнозирование и недопущение возникновения нештатных ситуаций на рабочем месте на ранней стадии, глубокое информирование сотрудников обо всех возможных источниках опасности, внутренний аудит. Кроме того, рынок меняется в результате научно-технического прогресса. На конкурентоспособность влияют ряд факторов, среди которых качество, цена, удобство обслуживания, имидж предприятия, доверие к сертифицированному товару и производителю. Я убежден, что среди факторов конкурентоспособности предприятия качество становится фактором номер один.
Мы проводим еще одну очень важную работу. Это то, что необходимо для нашего «завтра». Коллектив института состоит из 75 высококвалифицированных специалистов, и мы ежегодно принимаем по три-четыре выпускника вуза. Конечно, хотелось бы, чтобы у них было специальное геодезическое, картографическое, геолого-разведывательное образование (таких специалистов готовят в Москве, Перми, Казани). Но приходится заниматься переобучением выпускников, направлять их на курсы повышения квалификации и вести обучение на рабочих местах.
— Юрий Николаевич, есть ли какой-то принцип, которым Вы руководствуетесь в своей работе?
— Скорее, у меня есть жизненное кредо: чем труднее задача, тем интереснее ее решать.

Опубликовано: 6 февраля 2010