Король без власти и тиранства

ЧУВАШСКИЙ ЛИР ОКАЗАЛСЯ БЕСКОНЕЧНО ДОБРЫМ

король

Открытие сезона в Чувашском государственном театре юного зрителя им. М. Сеспеля ознаменовала премьера трагедии Уильяма Шекспира «Король Лир», состоявшаяся 20 сентября. Пьеса английского гения, поставленная при поддержке гранта Министерства культуры России, нашла на чувашской сцене необычное воплощение, считает Мария Митина.

…Непреступная Фудзияма, подернутая прохладными утренними облаками. Японские шторы, смастеренные из связанных между собой деревянных дощечек. Голое и по-зимнему белесое деревце. Египетские папирусы с изображением фараонов и жрецов. Античные скульптуры, культивирующие совершенство человеческого тела. Медвежья шкура, распластанная на мольберте. Тряпичный шалаш, задуваемый свирепой вьюгой. Языческие идолы, увешанные оленьими рогами, дубовыми досками, металлическими пластинами и велосипедными колесами. Бревенчатые скамьи с потайными люками. Стол с шатающимися ножками. Деревенская телега, приспособленная для перевоза шутовских колпаков и гитары…
В основе авторской концепции режиссера и художника спектакля Станислава Васильева лежит идея универсальности шекспировского сюжета. По замыслу постановщика, история Лира – это история многих, и произойти она может в любое время и в любом уголке земли. Разве мало на свете стариков, брошенных родными детьми? Разве мало властительных богачей, вмиг теряющих и богатство, и власть? Эти вопросы являются для постановщика ключевыми.
Костюмы героев, как и сценография спектакля, интригуют эклектичностью и стилевой многоплановостью. Если в первых картинах актеры окутаны белоснежными покрывалами и напоминают древнегреческих богов, то далее благородные одежды сменяются современными пиджаками, брюками, темными очками, кружевными накидками и сероватыми норковыми манто. А Шут даже может похвастаться расклешенными джинсами в сочетании с балетной пачкой, шапкой-ушанкой, кроличьей телогрейкой и, представьте себе, настоящими пуантами.
Восхитительная «несуразица», царящая в оформлении красочного действа, ничуть не мешает исполнителям. Не каждый спектакль может похвастаться столь гармоничным, точно подобранным актерским ансамблем. Василий Павлов трактует образ Лира как олицетворение тоски, боли и горького разочарования в жизни. Как это ни парадоксально, но в душе короля нет ни капли эгоцентризма и тиранства. Герой хочет выглядеть жестоким, как и подобает настоящим властителям, но печальный взгляд из-под усталых век, угнетенно опущенная голова и поникшие плечи разоблачают его. И хотя временами в репликах британца слышатся гневные нотки, а жесты нередко отдают негодованием и резкостью, мы понимаем, что перед нами скромный, бескорыстный и бесконечно добрый человек. Несколько раз он ударяет кулаком по столу и повышает голос. Но сцены второго акта, когда безумный и немощный король, увенчанный рулонами туалетной бумаги, замерзает на улице в грозовую ночь, все искупают.
В одной эмоциональной гамме с Лиром оказываются Кент (Дмитрий Петров), Глостер (Александр Степанов), Эдгар (Николай Тарасов) и Корделия (Людмила Павлова). Став жертвами слепого недоверия правителя, они попадают в самую гущу страданий и страхов. Ярким контрастом героям выступают Гонерилья (Наталья Шамбулина), Регана (Венера Пайгильдина) и Эдмунд (Сергей Никитин). С напускной улыбкой на разукрашенных губах, высоким срывающимся голоском и уверенным, но по-дамски элегантным шагом марширует среди двух образных полюсов Шут Ольги Почалкиной.
Спектакль изобилует оригинальными режиссерскими находками. Так, например, медвежья шкура оказывается картой поделенного между дочерьми государства, металлические пластины – тревожным набатом, бревенчатая скамья – гробом, а велосипедное колесо – жерновом судьбы. Ребусов и загадок множество. А вот, кстати, одна из них: почему сцена неумолимо движется под откос, словно накрененная палуба разбивающегося о скалы корабля?

17 Responses

  1. Очень ждала анализа Риты Кирилловой. Мне было любопытно прочитать её мнение. Убедительно. На премьере я была со своим знакомым из другого региона, который смотрел эту постановку аж 60-х годов прошлого века. Когда я слушала его анализ, мне бесконечно было обидно за такую оценку нашего национального театра. Более того, было двойне обидно, что человек не понял замысел одного из уважаемых мною режиссёров — самого Станислава Васильева (второй, кстати, мною бесконечно уважаемый современный режиссёр — Иосиф Дмитриев]. Рита, спасибо за статью. Жаль, больше нигде не увидишь такого анализа. К сожалению, многие СМИ отпишутся кратким пересказом содержания произведения.

  2. А ничего страшного, что это статья не Риты Кирилловой, а Марии Митиной (Евсеевой)???

  3. Вера, спасибо за добрые слова. Но тут вкралась ошибка. эту рецензию писала молодой театровед Мария Митина. Ей будет приятно увидеть ваше мнение. Спасибо, что читаете «Сцену».

  4. Понятно. Действительно,вышла ошибка. Я-то полагала, что раз о театральной постановке и в «Советской Чувашии», значит, автор — Рита Кириллова. Рита, не сочтите за лесть, но я убеждена, что ваш анализ получился бы не хуже молодого театроведа. Хотя, стоит отметить, Митина молодец. Глядишь, наконец-то появятся у нас в Чувашии театроведы… Кстати, а что окончила Митина? К сожалению, впервые слышу её имя.

  5. Кстати, статью из «Сцены» вчера же скинула своему знакомому))). Правда, указала, что ее автор — журналист Рита Кириллова… Но ничего, так как знаем способности Кирилловой. Правда, справедливости ради сейчас скинула уточненную информацию об авторе рецензии.

  6. Вера, к сожалению, я пока не видела нового спектакля ТЮЗа. И, надо сказать, трактовка Лира как доброго и скромного(!?)меня как раз очень смущает. Впрочем, надо все сначала увидеть своими глазами.
    Мария Митина уже печаталась в «Сцене» как Мария Евсеева. Насколько мне известно, она училась в Нижегородской консерватории.

  7. Понятно (это я о Митиной). Что касается оценки скромный и добрый… На мой взгляд, в начале спектакле он (король) как раз таки проявил злобу из-за того, что не стала льстить младшая дочь. Злым был и тогда, когда прогнал одного из преданных. Скромный? Пытаюсь вспомнить, где же он был скромным? Может, автор рецензии имеет в виду момент, когда он (Лир) оказывается от помощи младшей дочери. Но не думаю, что это скромность. Здесь, пожалуй, он испытывает другие чувства, как неловкость, а может и гордыню…

  8. Лир — это трагедия человеческой гордыни и слепоты, позднего прозрения, а не сказка о добром короле с тремя дочками. В общем,есть повод посмотреть постановку тюзовцев)

  9. Рита, так что будем ждать вашего похода на ТЮЗовскую премьеру и… вашего анализа.

  10. А кто вообще дал право переделывать сюжетную линию изложенную автором и придумывать что-то от себя, но при этом прикрываться ВЕЛИКИМ АВТОРОМ ЗНАМЕНИТОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ?

    Это уже не «Король Лир», а какой-то ремейк к данному произведению.

  11. Анониму. В театре римейк возможен лишь как повтор старой постановки. У пьес римейков не бывает. Пьесы специально написаны для того, чтобы их ставили в разных театрах разные режиссеры. Или сами актеры. Слава Богу разрешения на это сейчас спрашивать ни у кого не надо. Право на это дают лишь желание, талант и смелость постановщика. А уж зрителю судить, что из этого получилось.

  12. Иосиф Дмитриев как режиссер сильнее и умнее Станислава Васильева.

  13. Рите.
    Ремейк — интерпретация ранее изданного произведения.
    Ремейк не цитирует и не пародирует источник, а наполняет его новым и актуальным содержанием. Может повторять сюжетные ходы оригинала, типы характеров, но изображает их в новых исторических, социально-политических условиях.

    Данная постановка не является пъесой «Король лир», так как не отражает того, что закладывал в неё автор.

    Она является интерпретаций того, что сделал великий Шекспир. И далеко не однозначной и далёкой от того смысла который в ней был заложен изначально. История многих, не является историй Короля Лира! И поэтому у данной истории должно быть своё название

    Сейчас стало модным всё переделывать исходя из того насколько хватает смелости, вернее наглости режиссера. И при этом присваивать своему «творению» названия великих авторов.

    С таким подходом, в некоторых произведениях, фильмах и даже играх начали двусмысленно интерпретировать вторую мировую войну, показывая Красную Армию захватчиками и извергами по отношению к жителям не только Германии и стран восточной Европы, но России.

    Разрешения ведь на итерпретацию произведений и событий не нужно — для этого нужно только желание и смелость постановщика?!

    Ремейки писались во все времена, но всё зависит от дарования того, кто его пишет.

    Для примера — повесть В. Чайковской «Новое под солнцем » является ремейком романа И. С. Тургенева «Отцы и дети».

  14. Александр, про римейк у вас тут большая каша из википедии и прочих источников без понимания сути.Если конкретно о театре, то вы, видимо, не совсем представляете себе, что такое постановка. А это — ВСЕГДА интерпретация того, что заложено в пьесе автором, даже если режиссер старается идти строго по тексту. Короля Лира уже поставили тысячу раз — и это НЕ римейки, а самостоятельные произведения, нравятся они кому-то или совсем нет. Римейком в театре может быть лишь повторение какой-то старой постановки ( а не пьесы)в совершенно новых условиях. Насчет разрешения что-то не поняла. Вы за то, чтобы режиссерам выдавать разрешение? Кто же это должен делать, по-вашему? Мы это вроде как проходили в СССР.

  15. Рита, это у Вас каша в голове.
    Не нравится Вам Википедия, то почитайте толкование данного слова в словаре иностранных слов — суть не меняется.
    Самостоятельное произведение — это оригинал, который, в данном случае, написал Шекспир.
    Шекспир заложил в данное произведение определённую сюжетную линию.
    Если современный режиссёр взял на себя смелость поставить на сцене данную пьесу, под названием «Король Лир», то он, возможно, и не должен дословно воспроизводить данное произведение, но сюжетная линия должна соблюдаться.
    Если нет ни текста, ни сюжетной линии, то это, конечно, уже самостоятельное произведение. Но оно не имеет ни какого отношения к Шекспиру. Тогда у этой пьесы, поставленной на сцене, должно быть своё оригинальное название.

    У любой интерпретации должен быть предел разумного.
    Но у каждого этот предел различен.

  16. Да кто придёт смотреть творение не понятно кого и не понятно чего.

    А так имя себе можно сделать.

  17. Васильев Александр, я пишу про ваш текст, а вы переходите на личности. Так что извинитесь, будьте так добры! И закончим наш бесполезный спор. Говорим о разных вещах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.