Пропахшие порохом весточки

На вечном хранении – простые солдатские треугольники

В канун Дня Победы сотрудники архива современной истории Чувашии открыли экспозицию «Письма, пришедшие с войны…». Помятые и зачитанные до дыр солдатские треугольники – бесценные исторические документы. Эти, пропахшие порохом весточки с войны написаны неравнодушными очевидцами, как говорится, пропущенны через сердце. Они бесхитростным языком, памятуя о военной цензуре, рассказывают о тяжелых буднях и маленьких победах за каждую безымянную высоту Великой Отечественной войны.

ВСЯ ЖИЗНЬ КАК ДЛИННОЕ ПИСЬМО

Фронтовичка Вера Павловна Грачева прижала букет к боевым наградам. На встрече со студентами Чувашского государственного университета, состоявшейся в день открытия выставки, ее, конечно же, спросили о том далеком – самом первом Дне Победы.
– Мы уже чувствовали: вот-вот это свершится, – искренне призналась она. – Рядом с нами стоял батальон летчиков. Они летали бомбить Берлин. И говорят нам: «Девчонки, скоро уже конец войне. Мы побеждаем, немец уже сам бежит от нас, скрывается». И точно, дня через три объявляют, что война кончена. Мы плакали, стреляли, обнимались и прыгали. В общем, радости не было конца.
Наш батальон был сформирован 12 апреля 1942 года из одних чувашских девчонок из всех районов, – продолжает Вера Павловна. – Когда война началась, мы все побежали в военкоматы, чтобы защищать Родину. Но нам сказали: ваше время еще не пришло. А в 1942 году вдруг вызвали всех, кто писал заявление. В военкомате долго не держали, отправили в Казань. Три месяца изучали немецкие и наши самолеты, чтобы могли безошибочно определить врага. После этого нас отправили на фронт, распределили по постам: начальник и четыре бойца. Всю войну на хрупких плечах тащили и противогаз, и винтовку, и катушку с проводами, потому что мы восстанавливали связь.
На вокзале меня провожал отец. У него была бронь. Он стоит и ревет, как мальчишка. Я вышла из вагона и говорю ему: «Папа! Как тебе не стыдно. Ты меня позоришь своими слезами. Я же комсомолка, уезжаю защищать Родину. Мы разобьём фашиста и через три месяца вернемся». А вместо трех месяцев моя война растянулась на три с половиной года.
После войны Вера Павловна Грачева была председателем совета ветеранов того, «девичьего», 101-го батальона связи. При чебоксарской школе №37 организовали музей. Нашли 250 однополчан. Писали не только в районы Чувашии, но и в Марий-Эл, Татарстан, Украину, в редакции центральных газет.
На презентации ветераны, приглашенные на встречу, поделились своими думами о Великой Отечественной войне. Владимир Алексеевич Чинаев вспомнил, как он писал письма матери, зачитав одно из них, после чего передал его на хранение в госархив. Михаил Никитич Никитин с супругой Валентиной Алексеевной рассказал, как его призывали в ряды Красной Армии. Наталья Ивановна Мягкова – дочь военного комиссара Чувашской АССР Ивана Сергеевича Роскидного (1962-1976) передала на хранение рукопись отца. Заместитель председателя ветеранской организации Анатолий Федорович Внуков и бывший первый секретарь Чебоксарского горкома партии Константин Филиппович Ефремов поделились воспоминаниями военных лет.

ГОДАМ НЕ ОТОДВИНУТЬ ПАМЯТЬ

Письма с фронта – бесценный исторический пласт жизни. По словам главного архивиста А. Мошкина, кроме писем «не для постороннего взгляда» – для родных и любимых, по своему дороги также персональные и коллективные письма в партийные и комсомольские организации, в которых фронтовики интересуются жизнью и здоровьем родных, передают приветы друзьям и знакомым, сообщают о боевой обстановке на передовой, рассказывают о зверствах фашистов.

«Мама и Зина! Ваши письма от 19 июня получил только сегодня т.е. с опозданием на 15 дней, а от Фони и Вити доставили мне на три дня раньше, хотя они написаны в один и тот же день. Дело в том, что вы пишите по-чувашски и тем самым создаете некоторые трудности для цензоров».

(Из письма бойца В.С. Семенова. 4 июля 1943г.).

«На войне тоже интересно. Вот смотришь, через бинокль, видишь, как наш снаряд падает там, где сидят фрицы. Они разбегаются, когда по ним стреляют. Вот мы ходим по нашим окопам. От нас фашисты сидят в метрах 200-300, а то и меньше».

(П.Т. Трофимов в письме сыну – о происходящем на передовой 6 ноября 1942 г.).

«Чудовищные зверства творят здесь проклятые немцы. Сколько замученных, повешенных, расстрелянных советских людей, сожженных селений. И кроме всех этих зверств, эта грабьармия, как черная стая саранчи ограбила и объела все население».

(Боец В.Г. Карзанов пишет 24 января 1942 г. своим товарищам из Чебоксарского горкома ВКП(б).

«Посланную вами литературу на чувашском языке я получил, и прочитали все бойцы и командиры из Чувашии. За Ваше большое внимание к нам, к Вашим землякам – фронтовикам от имени всех бойцов и командиров чуваш, передаю Вам большое красноармейское спасибо».

(Ф.К. Шатров – секретарю по пропаганде Чувашского обкома ВКП(б) 16 декабря 1942 г.).

«У нас бойцы порой лежат в снегу по 5-6 часов пока не уничтожат […] врага. Разве можно нас победить. Хотя мы бываем порой в исключительно трудных условиях, особенно зимой в лесу, но мы уверены в своих силах и в победу над врагом. Мы обязательно победим».

(Из письма старшего политрука А.С. Иванова секретарю Чебоксарского горкома ВКП(б).

«Мы читали в наших газетах «За Родину» от 8-го декабря 1942 года «О выполнении 8 маслозаводов Чувашии». Мы читали 25 ноября 1942 года в Центральной газете «Известия», что вы получили Красное Знамя, в соревнованиях моробласти, чем мы могли гордиться за Ваши успехи. Этим самым ВЫ помогайте нам в деле быстрейшего разгрома немецко-фашисткой банды».

(Коллективное письмо бойцов и командиров Ленинградского фронта 20 декабря 1942 г.).

«Вы знаете, как получишь письма от родных и знакомых на фронте. Это одна радость. Ведь это письмо читаешь несколько раз. Потому что мы ведь оторваны от мира. Живем под землей. Наша жизнь это ночь. Днем мы не выходим из траншей. Как только показал голову тебя ждет смерть. Мирных жителей здесь нет. Мы одне военные. Я думаю, Вы понимайте, какой эта жизнь. К этому еще не получать письма, значит тоска и скука тебя заедает».

(Боец М.Н. Данилов 6 мая 1943 г.).

«Тамуся! письмо, написанное твоей милой и дорогой моему сердцу ручкой, получил вместе с посылкой. Насколько оно старательно, чистосердечно, любовно и просто написано, что я вынужден тоже отдельно тебе, моему милому инициатору написать записку и отблагодарить за все. Тамусенька! Ей богу, моя дорогая, нет времени писать больше, а если буду жив и получу от тебя ответ – напишу тебе большое, большое письмо. У нас сейчас идут жестокие бои, мы бьем немцев и гоним их дальше на запад. Очень рады, очень довольны Вашей посылкой, которая напоминает нам о том, что есть в мире души, думающие о нас. Нам это нравиться, становиться легче в столь тяжелой и суровой обстановке Отечественной войны»

(Из письма рядового П.И. Морева от 8 марта 1943 г. Смирновой Т. секретарю комитета комсомола).

«От имени командования подразделения, где служил ваш сын – Илья, вынужден сообщить о том, что 19.04.1945 года в боях с немецкими танками в р-не г. Ниски (Германия) пал смертью храбрых ваш сын Илья Григорьевич он сражался геройски и смело, но фашистская пуля не пожалела этого молодого веселого парня и оборвала его жизнь так внезапно. Командование и его друзья выражают вам, дорогая мать, свое соболезнование. Он похоронен со всеми надлежащими почестями».
(Г.Я. Шпортико пишет матери погибшего бойца).
«Я знаю, что мое письмо не принесло Вам радости, но что я могу сделать, я в этом не виноват. Я лишь считал своим долгом написать о гибели своего лучшего друга, а Вашего дорого вам брата Илюшу».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.