Если милый — атташе

При словах «жена дипломата» в умах некоторых российских граждан проносится совершенно определенный образ. Фантазия щедрыми мазками рисует этакую элегантную даму, почему-то обязательно в широкополой шляпе и перчатках. Жизнь ее состоит из приемов и коктейлей. Действительность, как это часто с ней бывает, оказалась гораздо прозаичнее.
Встреча произошла девять лет назад в поезде «Москва — Чебоксары». Дмитрий был молодым, подающим надежды юристом в Минюсте. Ева — уже вполне успешным дизайнером интерьеров в Москве. А купидоном выступил Эрих Мария Ремарк. Книга именно этого автора в руках девушки и привлекла внимание молодого человека. Как оказалось — любовь к немецкому писателю у путешественников общая.
О его творчестве они и заговорили, потом о литературе в целом, жизни, философии. Под мерный стук колес разговаривалось на удивление легко. Встречи продолжились. Сначала в Чебоксарах, куда Дмитрий приехал навестить родителей, а Ева — в командировку и тоже обнять маму с папой. Потом — в Москве, где оба строили свою карьеру. И ближайшие пять лет они так и проговорили. Но и только. Ева на тот момент была замужем, растила сына, и законопослушный Дмитрий строго контролировал свои эмоции. Он даже женился на другой женщине, впрочем, не надолго.
А Ева… Ева влюбилась с первого взгляда еще там, в поезде. И как будто почувствовала свою судьбу. Ожидание, конечно, затянулось и было заполнено стихами, которые Ева сочиняла, картинами, которые она рисовала. Встречами время от времени — для «поболтать». Дмитрий долгое время не знал об этих чувствах, но его неудержимо тянуло к мудрости и спокойствию Евы. Она увлекалась восточной философией, и ее душевная гармония уравновешивала порывы Дмитрия.
Но самый главный разговор состоялся летом 2006 года. Дмитрий все-таки сделал Еве предложение руки и сердца, благо оба к тому времени были свободны от уз Гименея. Правда, на тот момент он отучился в Дипакадемии и устроился на работу в МИД, и через полгода его ожидала длительная командировка в Бельгию в качестве дипломата в европейской столице. А у Евы — клиенты, которые передают ее визитки с рук на руки, интервью в глянцевых журналах, посвященных интерьерам, вот-вот откроется собственная студия дизайна. Срочное изготовление визиток в Москве (м. Новокузнецкая) различным тиражом — от 96 зо 300 шт. за полчаса, 1000 шт. от трех часов. Срочное изготовление дизайн-макета визитки за 15 минут. Онлайн-калькулятор. Жизнь кипит, карьера стремительно летит в гору, еще шаг — и сбудутся все честолюбивые планы. А тут Брюссель, где все даже говорят не на том языке. Ева-то учила немецкий, никто не подсказал, что понадобится французский.
И она взяла себе ночь на размышление. Уезжать из Москвы, ставшей почти родной, не хотелось. Очень. Но Дмитрия она любила и ждала 5 лет.
С другой стороны, она даже не знала, хорошо ли будет с ним жить или нет. А подруги в голос говорили, что отъезд — совершенно неразумный поступок.
…Ночной Брюссель встретил их сырым ветром и серыми красками. Солнечный свет наутро красок не добавил. Город оказался абсолютно неярким, с частыми дождями. Муж пропадал на работе. Оказалось, что реализовать себя в профессиональном плане жена дипломата не может. Заниматься коммерческой деятельностью в стране пребывания запрещено. Единственная возможность — устроиться в российское посольство. Телефонисткой, к примеру. Перспектива не вдохновляла. Репетитор французского языка обучала поначалу самым необходимым словам. Сын в садике в первые же дни усвоил два жизненно важных глагола «дай» и «отстань». Где-то в глубине Евы зарождалась новая жизнь. Кроме мужа и сына в стране — ни одного близкого человека. А неблизкие даже не понимают, что она им пытается сказать.
От депрессии Еву спасло бисероплетение. Она пошла в магазин и купила книжку с инструкциями. Слова, правда, были французскими, но картинки — понятными. И всю беременность с упорством маньяка плела кулончики и фенечки.
Рожать пришлось 9 мая. В этот день российские дипломаты разъехались по стране, чтобы возложить венки к местам воинских захоронений Второй мировой. Услышав голос Евы в телефонной трубке, Дмитрий растерялся: «Как рожаешь? Я же на работе!». Схватив старшего сына в охапку (а куда его — в чужой-то стране?), семейство отправилось в полном составе в клинику. После московского опыта обслуживание персонала очень порадовало Еву.
Ответственность. Двое детей. Страх. Чужая среда. Мало солнца. Холодная вежливость местного населения, не слишком жалующего дипломатических «понаехавших». Все это через полгода свалило Еву. Врачи поставили диагноз — хроническая усталость. Восстанавливать силы она приехала в Чувашию, к родителям.
И все же человек не кошка, привыкает ко всему. Постепенно выучился язык. Полюбилась визитная карточка бельгийцев — их фирменный, вкусный шоколад. Вообще, в кухне этой страны три основных продукта — шоколад, пиво, морепродукты. Черный хлеб привозят замороженным из Германии. Его нужно поставить на подоконник, на солнышко, чтобы он разморозился. В украинском магазинчике можно приобрести селедку и сало. Таким образом, получается праздничный стол с намеком на родину.
Ева начала много рисовать. В сером Брюсселе ее картины получаются очень яркими — красные пятна маков, насыщенно-желтые подсолнухи. Она даже выставку провела в столице Бельгии. И не удивилась, что хозяйкой галереи оказалась бывшая гражданка СССР. Сегодня Ева продолжает рисовать, растить детей и… не загадывать на будущее. Мало ли куда отправится ее семья в дальнейшем.
«Жена дипломата — это, по большому счету, профессия, — рассказала Ева Штурма корреспонденту «ЧН» (встреча произошла в Чебоксарах, куда молодая женщина и ее муж приехали в отпуск). — Во многих европейских странах за это еще и доплачивают. И сохраняют гарантии восстановления на прежнем месте работы после возвращения в страну».

Тaтьяна ПAPШИKОВА
 «Чебоксaрcкие новocти»

Опубликовано: 9 апреля 2009
Тэги:
Семья