ВТО: обратной дороги нет

трактор минитрактор мини-трактор пашет обрабатывает поле

После официального вступления страны в ВТО дебаты о последствиях этого поутихли. По известному анекдоту – теперь уже не думать, а прыгать надо. Но результатов, как плохих, так и хороших, пока не видно. О перспективах и шел разговор на заседании «круглого стола» в редакции «Советской Чувашии».
В нем участвовали глава Минэкономразвития республики А. Табаков, директор ЗАО «Чебоксарское предприятие «Сеспель» В. Бакшаев, исполнительный директор ОАО «Четра – Промышленные машины» В. Четвериков, гендиректор ОАО «Чувашторгтехника» Н. Хайрутдинов, председатель совета директоров агрофирмы «Слава картофелю» А. Капитонов.

– О реальных результатах говорить действительно рано, уместнее вести речь об эффекте вступления, – сказал  А. ТАБАКОВ. – Одна из наиболее уязвимых отраслей для ВТО, как известно, сельское Глава Минэкономразвития республики Алексей Табаковхозяйство, но оно защищено интересными механизмами с увеличением пошлин сообразно увеличению ввоза той или иной продукции, в частности, свинины. Правда, лишь в забитом виде, но по ввозу в живом весе договориться почему-то не удалось, и для импортеров это настоящая лазейка.
Министерство со своей стороны делает все, чтобы смягчить последствия от вступления. Хотя зависит от нас не так уж много. Основную миссию видим в повышении образовательного уровня предпринимателей, специалистов, выпускников вузов, который сегодня оставляет желать лучшего и не соответствует уровню ВТО. У крупных предприятий есть возможность подготовить либо просто купить хороших специалистов, чего не скажешь о малом бизнесе, значит, надо продолжать помогать ему. В том числе в изучении зарубежных рынков.
Гендиректор ОАО «Чувашторгтехника» Н. ХайрутдиновН. ХАЙРУТДИНОВ: Вы, Алексей Петрович, постоянно говорите о развитии малых предприятий… Есть ли тут какая-то концепция? А то речь в основном о том, что их надо поддерживать.
А.Т.: Не ставится цель «кучковаться» вокруг конкретной отрасли, поддерживается любое предпринимательское желание. Но при условии выхода на зарубежный рынок или просто за пределы региона с конкурентоспособным товаром.
Н. Х.: Но вы сами-то верите, что какое-то малое предприятие создаст проект, который сможет работать на Западе? У нас же нет ни нанотехнологий, ничего другого «продвинутого». Неизвестно, в каких областях республика собирается лидировать на внешних рынках – в тракторостроении, авиастроении…
В. БАКШАЕВ: Можно сколько угодно спрашивать министра, что он будет делать в ВТО, но давайте лучше о том, что делает каждый Дректор ЗАО «Чебоксарское предприятие «Сеспель» В. Бакшаевиз нас. Рынок продукции нашего завода – специализированных цистерн – на две трети заполняется импортными аналогами, предназначенными в основном для перевозки опасных химических продуктов. И возраст этих завозных цистерн достаточно солидный, так что мы на сегодня конкурируем не с западными производителями, а с европейской свалкой, с тем, что там подлежит утилизации. И в этом плане вступление в ВТО для нас неопасно. Было бы неплохо, если бы еще и нетарифная поддержка со стороны правительства в виде утилизации старой техники действовала не только на тяжелые тракторы, но и на полуприцепы, с которыми работает наше предприятие.
Корр.: Но нашей даже новой «Волге» до сих пор почему-то часто предпочитают подержанную иномарку.
В.Б.: На том рынке – да, но наши полуприцепы, во-первых, надежнее, во-вторых, дешевле. Наша техника – это то же, что и немецкий «мерседес».
Н.Х.: Мы не сможем достойно конкурировать в ВТО, пока промышленные предприятия республики не перестанут работать по принципу «и швец, и жнец, и на дуде игрец», производя для себя все комплектующие, значит, увеличивая непроизводственные затраты. В то время как в западных компаниях все построено на аутсорсинге, то есть выводе, специализации непрофильных активов. На чебоксарском тракторном уже давно бы надо иметь целый такой технопарк, который в свою очередь подтянул бы и наш завод, и «ЭЛАРУ», и другие. Как только наш завод скинул с себя токарно-фрезерную заготовку, себестоимость продукции сразу снизилась. И технопарк этот должен состоять в том числе из малых и средних предприятий, производящих кто электродвигатели, кто резину, привлекающих молодых инженеров. И это прерогатива как раз правительства. Вот если бы года четыре назад такие технопарки были созданы, сейчас можно было бы говорить о готовности вступления в ВТО. Пока же инженер по-прежнему никто, приходит выпускник с дипломом и впервые видит станки. О каком образовательном уровне тут можно говорить… Так что больше половины наших предприятий скоро будут иметь большие неприятности.
А.Т.: Я говорил об образовательной политике в контексте вступления в ВТО.
Н.Х.: Хорошо. А как, скажите, малому предприятию обзавестись собственной базой? На постройку здания требуется минимум 20 миллионов рублей, да года два придется побегать за разрешениями. Правда, для кого-то есть маршрут короче. Тут вы можете что-то сделать, есть ли какая-то концепция?
А.Т.: Относительно малых предприятий… Мы будем поддерживать любое из них, которое стремится стать таковым. Но какого профиля предприятия надо создавать – трудно определить, не зная запросов крупных заводов на комплектующие. А узнать сложно, потому что у всех, в том числе здесь сидящих, это коммерческая тайна. Обращайтесь с конкретными предложениями – поддержим.
Понятия «технопарк», «кластер», с помощью которых легче выжить в ВТО, в последние годы звучат довольно часто. Мы обращались к машиностроителям объединиться на этой основе – не удалось. А вот в электротехнической отрасли удалось, найдена общая тема, объединяющая даже конкурентов. Но хочу сообщить, что уже есть проект создания инфраструктурного кластера, который имел в виду Наиль Гаяздинович, на пустующей территории рядом с тракторным заводом. В 2013 году будет подана соответствующая заявка на земельный участок. Предпочтение на размещение будет отдаваться предприятиям-смежникам, договорившимся с крупными потребителями, на которых они будут работать. Такое компактное размещение, кстати, сократит и согласительно-разрешительные процедуры. Интересы государства и предпринимателей будет представлять управляющая компания.
Корр.: Среди наиболее уязвимых отраслей в ВТО, как уже сказал Алексей Петрович, – сельское хозяйство.
Председатель совета директоров агрофирмы «Слава картофелю» А. КапитоновА. КАПИТОНОВ: Тут надо брать шире – речь идет о продовольственной безопасности страны. Что касается первых отголосков ВТО… Недавно попросил одного знакомого прощупать перспективу поставки картофеля в Сочи на предстоящую Олимпиаду. И ему в сочинской мэрии сказали, что насчет бульбы договорились уже с Турцией – по 7 рублей за килограмм. ВТО для турок заработала, пока мы ушами хлопали.
Для меня как сельхозпроизводителя сейчас самое главное – снижение себестоимости продукции, всяческих издержек, повышение качества. Другого выхода нет. Прежде всего – улучшение вкусовых качеств и товарного вида, в чем отечественные ГОСТы безнадежно устарели. Но я оптимист, вижу не только минусы, но и плюсы. Брендом, политикой аграриев Чувашии должна стать экологическая чистота продукции, которая в разы дороже. Тот же картофель.
Где сейчас находится АПК нашей республики? Далековато от требований ВТО. Большинство сельхозруководителей весной думают о посадке-севе, осенью – об уборке и совсем мало о том, кому продать продукцию. Из пятисот сельхозпредприятий республики от силы десяток имеет маркетинговую службу. И когда главу какого-то разваливающегося хозяйства начинают ругать, тот оправдывается, мол, кроме него масса других банкротов. С таким дремучим подходом делать в ВТО, конечно, нечего. Будущее – за вертикально интегрированными холдингами типа «Вурнарского мясокомбината», специализированными компаниями и фермерами. Могу привести в пример и свою агрофирму: людей не первый год обучаем за границей, работаем только на самой совершенной западной технике. Я полностью поддерживаю министра экономики в части улучшения образовательного процесса – это одно из главных условий успешного существования в ВТО. Вхождение в нее – это нам пинок под зад, чтобы «завертелись» поживее. На субсидиях и дотациях, которые у иных сельхозорганизаций наравне с собственными доходами, а то и выше, далеко не уедешь.
Корр.: А что, интересно, ждет наш чебоксарский трактор? Все конкуренты у него на виду – американский «Катерпиллар», японский «Комацу»…
В. ЧЕТВЕРИКОВ: ВТО я не демонизирую и отношу вступление туда тоже к конкурентной взбучке, через которую надо всем пройти. Чем, скажем, пять лет косить от армии, не лучше ли послужить год и вернуться окрепшим и конкурентоспособным. Тракторные заводы активно лоббируют свои интересы. Вот недавно получили хороший подарок в виде 10-процентной таможенной пошлины на Исполнительный директор ОАО «Четра – Промышленные машины» В. Четвериковмашины мощностью 250 «лошадей», ведется такая работа и по другой технике. Так что нельзя сказать, что мы не готовы к ВТО. Если у тебя хороший продукт, есть спрос на рынке и комфортная предпринимательская среда, бояться ВТО не стоит. Но поднятый здесь вопрос предпринимательства действительно самый болезненный на сегодня. Сказано было и об аутсорсинге, будто все заводы сами каждый болт вытачивают… Непонятно, откуда такая информация – наш тракторный массу комплектующих получает извне, но большей частью из-за рубежа. В России же действительно производство компонентов развито слабо, и тут резерв для повышения конкурентоспособности всей отечественной продукции, не только тракторов.
Корр.: Резюме, видимо, такое: до сих пор Россия находилась с ВТО как бы в гражданском браке, де-факто существуя по ее правилам. Но вот брак узаконен. Какому из супругов после этого станет лучше, России или ВТО, покажет только время. И ничто другое.

Заседание «круглого стола» вел В. ИВАНОВ.

Опубликовано: 27 октября 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.