Разборки на страховом поле

уборка урожай картофеля

В пресс-медиа начиная с прошлого года активно муссируется тема недобросовестного исполнения обязательств по страхованию в Чувашии сельскохозяйственных культур. В центре внимания оказалась самая востребованная в республике по сельскохозяйственному страхованию Государственная страховая компания «Поддержка». Сегодня, опираясь на проверки Счетной палаты и Минсельхоза РФ, некоторые информационные «вестники» едва ли не восторженно предсказывают ей пасмурное будущее. Именно «Поддержку» пытаются уличить в нарушениях, более того, в создании системы страхования с «коррупционными рисками». 

ПОД СЕРЕБРЯНЫМ ЗОНТОМ

А что по этому поводу думает генеральный директор ОАО ГСК «Поддержка» Зинаида Воробьева, что вообще представляет собой механизм страхования урожая с господдержкой?
– На эту тему стоит поговорить, – соглашается Зинаида Валерьевна. – Если вы действительно хотите объективно разобраться в том, как мы работаем, во имя чего и для кого. Тем, кто сегодня пытается сделать из компании монстра по отношению к аграриям, это, конечно же, неинтересно. В декабре этого года будет 20 лет, как ГСК «Поддержка» работает на страховом рынке. Но придется разочаровать тех, кто ищет изъяны в ее деятельности. Компания работает в рамках правовой базы, единой для всей России, имеет международное признание, а это дорогого стоит. Она неоднократно становилась лауреатом международной премии в области качества. На днях пришло сообщение о присуждении очередной, «Поддержка» признана лауреатом международного конкурса «За качество, совершенство и идеальное достижение».
– А в России как оценивают вашу деятельность?
– Как сейчас «оценивают» некоторые структуры, вы знаете. Ну а если говорить об оценке действительно сведущих людей в страховании, репутация у нас высокая. Государственную страховую компанию (кстати, единственную государственную в Чувашии) признают одним из лидеров на региональном страховом поле. И не только. По итогам 2011 года ГСК «Поддержка» признана победителем Поволжской национальной премии в области страхования «Серебряный зонт» в основной номинации «Лучшая региональная страховая организация» и дважды лауреатом как информационно открытая компания. К слову, несмотря на развернувшуюся вокруг «Поддержки» странную возню. А по сути, она уникальна на фоне других российских страховых компаний. Потому что вся ее работа базируется на международном опыте, на внедрении прогрессивных, современных подходов в вопросах страхования. Потому что мы – изначально социально ориентированная компания, вся деятельность которой направлена на качественную и долгосрочную поддержку сельского населения – аграриев, фермеров и обычных граждан.

В ТЕСНОЙ СВЯЗКЕ С КООПЕРАЦИЕЙ

– И в чем главная уникальность «Поддержки»?
– Как раз в том, что сегодня некоторые заинтересованные лица пытаются подать как большой минус. Уникальность компании в том, что она работает в тесном партнерстве с сельскохозяйственной потребительской кооперацией, развивая ее и укрепляя на благо всех сельчан. Наша компания была создана в 1992 году, а в 1995-м, когда в России только зарождалось фермерское движение и правительство озаботилось созданием специализированных страховых компаний в поддержку отечественных аграриев, мне довелось побывать в США. Поездка была организована именно по российской программе «Фермер – фермеру». Деятельность американских СК, работающих в сфере страхования сельских товаропроизводителей разных организационных форм, впечатлила. Это очень авторитетные компании, имеющие большую клиентскую базу. Там я увидела уникальный учебный центр, где учатся и страхованию, и менеджменту, и агротехнике. В основе деятельности этих компаний именно взаимосвязь с фермерскими хозяйствами и сельскохозяйственными потребительскими ко-оперативами, в том числе и кредитными. Наша компания решила использовать опыт зарубежных коллег для развития подобной системы, потому что это было вполне реально.
– Шаг за шагом…
– И вот почти двадцать лет мы работаем по этой системе. Мы построили прекрасный учебный центр, на базе которого сегодня проходят обучение представители сельскохозяйственной потребительской кооперации более 40 регионов России, другого такого центра в родном Отечестве нет. Приезжают учиться именно опыту взаимодействия кооперативов со страховыми компаниями. То есть накопленный нами опыт работы в этом плане востребован, имеет практическое значение и изу-чается представителями органов исполнительной власти, руководителями и специалистами заинтересованных организаций.

ЛИЦОМ К СЕЛЯНАМ

– Что привлекает селян в вашей модели страхования?
– Страхование по линии ГСК «Поддержка» и кредитование сельскохозяйственными потребительскими кредитными кооперативами доступно для различных категорий граждан и юридических лиц. А спектр оказания страховых услуг у нас достаточно широкий, включающий и страхование урожая. Для развития системы кредитной кооперации (а то, что она один из главных двигателей прогресса на селе, для всех бесспорно) ей нужны сильные партнеры. Опыт, который мы переняли у американцев, немцев, шведов и других партнеров, дает основное «зерно» – укрепление в целом системы страхования.
Отмечу, ГСК «Поддержка» – не просто компания, а своеобразный холдинг: в сфере страхования она имеет разветвленную сеть представительств в каждом районе республики и находится в партнерских отношениях со многими сельскохозяйственными потребительскими кооперативами разного рода деятельности. Время показало, что мы реально нуждаемся друг в друге. И сегодня в России имеются аналогичные примеры. В частности, при Россельхозбанке появилась своя страховая компания, Росгосстрах создал свой банк. Это говорит о том, что 20 лет мы шли правильным путем. Кому-то, может, и не нравится, что мы даем ощутимые льготы селянам. Но мы прекрасно осознаем, что наша деятельность, как я уже говорила, изначально была социально ориентированная, и мы стоим на этой позиции до сих пор, и, надеюсь, будем стоять.
– Насколько мне известно, социальную ориентацию «Поддержке» в свое время рекомендовало правительство России.
– Так оно и было. Изначально «Поддержка» как специализированная страховая компания для работы с селянами была создана не в Чувашии, а в Москве. Это была российская компания, учредителем которой выступили Госстрах и еще несколько компаний. А основным акционером с контрольным пакетом акций (более 80 процентов) являлось правительство России. Именно оно было инициатором создания в регионах дочерних структур «Поддержки», именно правительство бросило клич создавать специализированные страховые компании для работы с фермерами. И мы появились. Позже государство сократило финансовые вливания в ее уставный капитал, в страховом бизнесе появились частные инвестиции. И все же «Поддержка» (г. Москва) показывала себя как сильный конкурент – полагаю, это устраивало не всех, и эту компанию вытеснили с рынка. А ее чувашская «дочка» выжила и стала самостоятельной.
– Какой процент в страховании сегодня приходится на долю селян?
– 90 процентов страхового портфеля ГСК «Поддержка». С селянами заключено около 100 тысяч договоров по разным видам страхования, в том числе и по страхованию урожая.
– Кому-то кажется подозрительным, что аграрии и фермеры заключают договоры страхования в основном с «Поддержкой».
– Аграрии и фермеры вольны в выборе страховщика. Никто их не принуждает идти страховаться только в «Поддержку». А если идут, значит, доверяют нам, ценят как поставщика страховых услуг. Со многими нашими клиентами мы давно работаем. И они видят нашу ответственность, надежность и открытость, нашу готовность помочь им даже в самых непростых ситуациях, а такое бывает.
– Зинаида Валерьевна, из каких средств формируются денежные фонды кредитных кооперативов, с которыми вы работаете?
– Я уже говорила, что мы тесно сотрудничаем с зарубежными партнерами – кредитными потребительскими кооперативами, фондами развития малого предпринимательства и т.д. То есть для развития нашей сельской кредитной кооперации, основанной на вложении паевых взносов, мы также привлекаем деньги по международным программам, процентная ставка по которым ниже установленных российскими банками. Также мы работаем в тесном сотрудничестве с российскими партнерами, в частности, с Фондом развития сельской кредитной кооперации. Средства выделяются сельскохозяйственной потребительской кооперации под приемлемый годовой процент, это становится возможным благодаря поручительству ГСК «Поддержка». Благодаря тому, что деньги у нас аккумулировались относительно «дешевые», мы и смогли развивать нынешнюю систему кредитования.

КООПЕРАТИВ С ПРОЗРАЧНЫМ УПРАВЛЕНИЕМ

– Объясните нашим читателям, что собой вообще представляет сельскохозяйственный потребительский кредитный кооператив?
– В российском законодательстве достаточно четко определены правила создания сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации, ее цели и задачи. Такие малые формы кредитования гораздо гибче реагируют на кризис. Управление в них прозрачно, и финансовые потоки легко отследить. Еще раз акцентирую внимание на том, что сложившаяся на сегодня практика показывает: сельскохозяйственная кредитная кооперация востребована, она нужна сельскому предпринимателю, ее развитие перспективно и значимо для экономики региона. Это один из немногих, а в некоторых случаях практически единственный источник финансирования для крестьянских (фермерских) хозяйств, граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, малого сельского бизнеса, для нужд жителей села.
– Можно привлечь банковские кредиты, но там очень жесткие требования к залоговому обеспечению, так аграрии говорят.
– В этом есть доля истины. А в кредитном кооперативе есть чувство локтя, что очень важно. В частности, все сельхозтоваропроизводители, которые получают займы в СПКК «Чебоксары – Согласие» для страхования урожая, являются членами кооператива.
– А члены кредитного кооператива имеют больше прав, чем клиенты банков?
– Конечно. Они участвуют в управлении кооператива, контролируют его деятельность, проверяют обоснованность выдачи займов и устанавливают сроки их возврата. При этом несут повышенную ответственность – и солидарную, и субсидиарную. В общем, сельскохозяйственная кредитная кооперация оказывает большое влияние на развитие сельскохозяйственного производства, способствует обеспечению жителей села рабочими местами, решению социальных вопросов в регионе.

НЕ РАДИ ПРИБЫЛИ

– Получается, что подобные кооперативы изначально сориентированы не на получение большой прибыли, а для взаимопомощи?
– Это действительно так. Кстати, об инсинуациях в отношении супруги Главы республики М. Игнатьева, которая является членом СПКК «Чебоксары – Согласие». Чего только пресса не пишет по этому поводу, прикрывая себя (по-другому сказать не могу) проверками Счетной палаты и Минсельхоза РФ, о результатах которых они якобы осведомлены. В одном издании сообщается, что в означенном кооперативе «Лариса Игнатьева имеет долю в 500 тысяч рублей». Это звучит как «караул, коррупция!»
– В другом издании указывается, что «одним из владельцев этого кооператива является Глава Чувашии Михаил Игнатьев с долей в 500 тыс. акций, находящихся в совместной собственности с его супругой…»
– Знаете, московские ребята так красиво пишут, – восхищается руководитель «Поддержки», – так профессионально (я имею в виду в плане «черного пиара»), что я и сама могла поверить в эту чушь, если бы речь не шла именно о нашей компании и нашем партнере – кооперативе. Как уже сказано, о какой-то сногсшибательной прибыли пайщиков и речи быть не может. Для любого СПКК прибыль вообще не главная цель. И если супруга руководителя региона вложила деньги в кооператив «Чебоксары – Согласие», то это не повод на всю Россию поднимать шум о каких-то «коррупционных рисках». Смешно все это. Почему? Ну, для начала стоит заметить, что если бы Игнатьева положила свои сбережения в обычный гражданский кооператив или банк, то была бы, возможно, в большем выигрыше по годовой процентной ставке. Так что же ею руководило – семейная нажива или желание помочь селянам решить их проблемы? Последнее более реально, ведь член кооператива – супруга Главы региона, который в ответе и за благополучие аграрной политики на вверенной ему территории.

ОДИН ГОЛОС «НЕ РУЛИТ»

– Возможно ли вообще какому-то «семейному клану» подмять под себя других членов кооператива?
– Хочу сказать, что российский закон о сельскохозяйственной кооперации в принципе не дает такой возможности. В законе четко прописано, что член кооператива имеет всего лишь один голос независимо от того, какую сумму вложений он внес. Все члены кооператива равны при принятии управленческих решений, как юридические лица, так и отдельно взятые граждане. Решения принимаются сообща – простым большинством голосов. Принцип демократизма – одно из главных достоинств потребительских кооперативов. Кстати, в кооперативе «Чебоксары – Согласие» таких, как Игнатьева, больше тысячи. Она одна из многих, внесшая свои сбережения. Для успокоения разгоряченных сторонников «разоблачения»: супруга Главы республики вообще ни разу не участвовала в общем собрании членов кооператива. То есть получается, она полностью доверяет кооперативной системе, вложила деньги, знает, что они будут работать на село, и никакие управляющие органы ее не интересуют.
– Выходит, и сообщения о якобы принадлежащих Главе республики и его супруге 500 тысячах акций в означенном кооперативе вообще из области фантастики?
– К расстройству тех, кто распространил эту информацию, именно так и есть. Вообще я сторонник того, чтобы люди, которые берутся рассуждать о плюсах и минусах нашей работы, должны хоть немного быть в теме. Поясняю для особо «одаренных»: в сельскохозяйственной потребительской кооперации нет никаких акций. Они только в системе акционерных обществ, к примеру, в ОАО ГСК «Поддержка». Но СПКК «Чебоксары – Согласие» никогда не был акционером нашей страховой компании. К слову, даже в нашем обществе нет акций в таком количестве. Честно говоря, мне даже комментировать эти казусы неловко.
– Извините, но коли уж разговор откровенный, давайте пройдемся и по марже платежеспособности, которая, по намекам одного московского издания, росла в вашей страховой компании «поразительно быстро» и могла пойти в карман высокопоставленных лиц Чувашии.
– Маржа в страховом бизнесе, если вы в курсе, – это показатель финансовой устойчивости и платежеспособности страховщиков. А конкретно – это соотношение между активами и принятыми страховыми обязательствами, которые страховщики обязаны соблюдать, что, кстати, под контролем страхового надзора. Установлен нормативный размер маржи. Но есть и фактический, который по существующим правилам должен превышать нормативный более чем на 30 процентов. Так вот фактическая маржа нашей компании на январь 2010 года (а именно этот период проверялся) действительно оказалась значительно выше нормативной. И это как раз говорит о финансовой устойчивости страховой компании, не более того. ГСК ежегодно возмещает аграриям, пострадавшим от различных природно-климатических катаклизмов, убытки от полной и частичной потери урожая – на это ежегодно уходят сотни миллионов рублей. Выдавать такие суммы возможно только при условии финансовой стабильности компании. А вот каким образом маржа может попасть в карман посторонних лиц, пусть поведают те, кто допускает такую мысль. Лично у меня и специалистов компании в этом деле опыта нет.

СУБСИДИЯ К СТРАХОВЩИКУ НЕ ПРИХОДИЛА

– А можно поподробнее о механизме заключения договоров страхования на случай гибели урожая? Какое вообще отношение имеет «Поддержка» к субсидиям и к порядку их выплаты? И насколько жизненны нынешние подозрения отдельных структур, будто привлечение кредитных кооперативов в качестве «третьих лиц» при страховании урожая на случай его гибели создают условия для мошенничества?
– На эти вопросы я и ведущие специалисты компании уже давали пояснения следователю СУ СКР по Чувашии, когда впервые закрутилась канитель в связи с проверками по факту «нецелевого использования бюджетных средств в 2010 году», выделенных на субсидирование затрат при гибели урожая. Договор страхования урожая заключается по заявлению сельхозтоваропроизводителя, он подает его в страховую компанию. На основании произведенных расчетов в нем указываются сумма и сроки оплаты. Отмечу, что хозяйство вправе произвести оплату договора со своего расчетного счета или за счет заемных средств. СПКК выдает займы только членам кооператива, в том числе для уплаты страховых взносов по договорам страхования урожая, то есть по целевому назначению.
– А почему СПКК перечисляет эти займы в страховую компанию?
– Раньше кредитный кооператив перечислял займы сразу на расчетный счет заявителя. Однако практика показала, что не все заемщики использовали деньги по назначению и выполняли обязательства по отношению к кредитору. Чтобы уберечься от недобросовестных заемщиков, СПКК в 2010 году предложил хозяйствам, желающим оплачивать договоры страхования за счет заемных средств кооператива, сразу направлять их на основании трехстороннего договора на расчетный счет ГСК «Поддержка». И никто против этого не возражал. С 2011 года займы снова перечисляются на счета заемщиков. После заключения договоров страхования урожая и его оплаты копии документов заявители направляют в Минсельхоз республики, который перечисляет бюджетные субсидии на их расчетный счет.
– То есть ГСК «Поддержка» получателем бюджетных субсидий не является?
– Абсолютно верно. И это в принципе исключает их присвоение, равно как и «просто перераспределение бюджетных средств между участниками трехстороннего займа», что сегодня нам пытаются приписать.

УМНАЯ ТЕХНИКА НЕ СОВРЕТ

– В качестве негативной стороны деятельности компании приводятся и такие аргументы: массовое заключение договоров страхования в один день. А это, дескать, свидетельство того, что «предстраховая экспертиза проведена не была».
– Насчет 250 договоров и более в один день. У нас внедрена собственная программа учета данных, необходимых для последующего заключения договоров. Она «написана» таким образом, что договоры распечатываются в один день, и в этом нет никакого криминала. А до этого, начиная с января каждого года, ведется сбор необходимых документов, то есть большая предварительная работа индивидуально с каждым страхователем. В программу вносятся все данные: площади по каждой культуре, урожайность за последние 5 лет, средняя цена реализации и другие. С этого года действуют новые условия, а в прежние годы эта работа завершалась до окончания сева. После ввода всех данных, поступивших в базу, компьютер выдает договор. Поэтому распечатка 250 договоров в один день – это итог многомесячной работы компании. Таким образом, договор заключается не «за один день», как могут предположить несведущие люди, ему предшествует большая, кропотливая и ответственная работа. И раньше ни у кого никогда не было претензий по этому вопросу, ни у страхователей, ни у надзорных органов.
– А теперь по экспертизе.
– Вся эта предварительная работа, которую проводят наши специалисты с каждым страхователем по анализу представленных документов, и есть преддоговорная экспертиза. Причем эти сведения могут корректироваться согласно статистическим данным, которые представляет хозяйство. Фактически вместо 20 плановых «га» могли засеять только 15-18 – может, на это не хватило ГСМ, семян или техника вышла из строя, всякое может быть. Опять-таки все это делается для защиты страхователя, в целях минимизации расхождения данных при расчете страхового возмещения.
– Итак, договор заключен, оплата прошла…
– В период действия договора наши специалисты выезжают на поля, проверяют соблюдение агротехники, оформляют акты осмотра, с этого начинается экспертная оценка, которая потом будет иметь значение при страховых выплатах. Когда поступает сообщение от страхователя о страховом событии (засуха, град и т. д.), специалисты ГСК «Поддержка» с участием представителя хозяйства проводят осмотр застрахованных полей. И добросовестный страхователь всегда может рассчитывать на возмещение затрат в рамках договора. Кстати, программное обеспечение по учету страхования урожая, о котором я упомянула выше, – оно уникальное, такой программы в России больше нет. Именно компьютер выдает окончательные расчеты по выплатам, а наша задача – своевременно загружать в него все данные. И уже по этой причине подозревать нас в каких-либо махинациях просто несерьезно. Однако идет новая волна повышенного внимания к «Поддержке». Хотя следствие в марте 2011 года отказало в возбуждении уголовного дела по факту якобы допущенных нарушений при страховании урожая и производстве выплат страхового возмещения.

В ПОИСКАХ «ЧЕРНОЙ» ФЛЕШКИ

– Но компанию опять обложили проверками…
– Не то слово. И ведь, что любопытно, опять идет поиск компромата за тот же период – 2010 год. Опять пытаются найти криминальную связь между Минсельхозом республики и ГСК «Поддержка». И это несмотря на то, что все уже проверено и перепроверено, что инспекция страхового надзора по ПФО в июле этого года выдала заключение, что за период работы с 2008-го по 2011 год «Поддержка» не замечена в нарушениях при страховании урожая, да и по другим его видам. Однако вновь возбуждено уголовное дело на «неустановленных лиц» страховой компании по факту-де причинения «крупного материального ущерба».
– Кому?
– А все одному и тому же человеку, с подачи которого вот уже два года нас изводят бесконечными проверками, – фермеру Александру Захарову, которого якобы страховая компания обидела, необоснованно уменьшив размер страхового возмещения, положенного ему по причине гибели урожая во время засухи в 2010 году. Но, несмотря на то что именно из-за него нас обложили «красными флажками», мы остаемся на прежних позициях – в хозяйстве Захарова было нарушение агротехнических требований при выращивании урожая, что задокументировано. Кстати, в нынешнем законе о сельскохозяйственном страховании после внесения в него изменений требования к соблюдению агротехники еще более ужесточены, и действуй они в 2010 году – наш уважаемый фермер мог бы вообще не получить возмещения. Кстати, в ходе арбитражного процесса по поводу этого спора Захаров уже дважды отзывал свои иски с просьбой прекратить производство по делу. Теперь рассматривается третий иск, фактически по тому же поводу, разве что несколько формулировка изменена.
– Как относятся в коллективе к визиту представителей правоохранительных органов?
– Атмосфера очень напряженная. Наши специалисты еще не отошли от проверок и разных «следственных действий», учиненных в прошлом году, когда их 12 часов держали в рабочих кабинетах как самых злостных преступников, когда перерыли все рабочие места, все шкафы. Пришлось за счет компании организовать для них реабилитационный курс лечения. Казалось, после такой масштабной проверки с изъятием и изучением всей документации компания имеет все основания для работы в спокойном режиме. Но летом этого года снова началось… Вы только представьте состояние сотрудницы, когда к ней в квартиру ранним утром является бригада правоохранителей и начинает обыскивать комнаты.
– А что искали-то?
– Как рассказала моя подчиненная, флешку с «черной бухгалтерией».
– Нашли?
– Нет, потому что ее в принципе быть не может, двойной бухгалтерией наша компания никогда не занималась. Также был произведен обыск на дому у другого сотрудника. В обоих случаях в крайне унизительной форме, с обзвоном и опросом соседей, что, вероятно, было рассчитано на оказание психологического давления. Причем постановление об обыске показали как-то странно – только резолютивную часть, а «шапку» и нижнюю часть постановления, где должны быть печати и подписи, со слов «преступниц», спрятали от обозрения. Причем у женщин, подвергшихся обыску, по двое малолетних детей, и все происходило на их глазах. Как и в прошлом году, в компании вновь изъята вся документация по страхованию урожая, сотрудников опять допрашивают. Понятно, что они деморализованы. Кстати, как стало известно от правоохранителей, уголовное дело опять-таки возбуждено по заявлению Захарова.
– Насколько помнится, Чувашию всегда ставили в пример в части агрострахования.
– И сегодня председатель правительства России Д. Медведев в ходе рабочей поездки в Волгоградскую область в июле этого года называет Чувашию «достаточно успешным регионом» в области страхования. С этим соглашается и министр сельского хозяйства России (бывший Президент Чувашии) Н. Федоров: «Страховали, потому что знали, что все, что застраховано, будет покрыто только исключительно ресурсами федерального бюджета. Поэтому риска не было, если работаешь честно». Хочу сказать, что за 20 лет существования ГСК «Поддержка» всегда была честным партнером правительства республики, которое к тому же является акционером компании. У нас общие цели – защитить сельхозтоваропроизводителя.
– То есть со стороны бывшего Президента Чувашии Н. Федорова тоже не было претензий к работе ГСК?
– Такого не припомню. Наоборот, со стороны Николая Васильевича всегда чувствовалась поддержка. К примеру, когда субсидии по договорам страхования перечислялись в регион несвоевременно или была необходимость увеличить их лимит, он обращался с ходатайствами по решению этих вопросов в Минсельхоз РФ. Почему смело подписывал эти ходатайства? Потому что знал: все документы по субсидированию и расходу субсидий лично проверены руководителем Минфина республики Н. Смирновым (ныне он возглавляет Департамент финансов и бюджетной политики в Минсельхозе РФ). Минфин всегда пунктуально и скрупулезно подходил ко всем механизмам субсидирования. И мы всегда выполняли все требования министерства, также согласовывали все наши действия с правительством и Минсельхозом республики. Так было при Н. Федорове, такая же практика и при нынешнем Главе республики М. Игнатьеве, для которого также является приоритетным создание благоприятных условий для развития сельскохозяйственного производства.
Я благодарна нашим страхователям и другим партнерам, которые продолжают с нами тесно сотрудничать, несмотря на развернувшуюся вокруг компании шумиху. Это говорит о том, что авторитет компании безупречен.
ГСК «Поддержка», как и прежде, работает в штатном режиме. Все взятые перед страхователями обязательства будут выполнены, и как всегда – качественно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.