Женщина, которая слушала

_poliaНина ПОЛЯНСКАЯ
работала в редакции газеты «Советская Чувашия» с 1954 по 1991год.

Не погрешу против истины, но при упоминании фамилии Полянская вздрагивали даже многие малые и большие чиновники советской поры. Особенно если в деловой почте они находили красный квиток с эмблемой «Советской Чувашии» и с припиской, похожей на приказ: «Прошу срочно рассмотреть письмо (или критическую статью) по существу и о принятых мерах сообщить редакции». А улыбчивая женщина, которую и зовут-то по-домашнему, Ниной Петровной, вовсе не была похожа на тирана. Между тем она «такую бухгалтерию развела», что газету заваливали письмами читатели: в день приходило по сто и больше. Из глубинки писали иногда без адреса: «Полянской, лично в руки».
В то время начинали путь в журналистике с низов. Вот и Нина Полянская поработала в заводской газете алатырского паровозоремонтного завода. «Громко звучит, но тогда это были старенькие мастерские для латания дыр, – вспоминает она. – В военном1944 году меня прямо с токарного станка переставили в редакцию многотиражки».
Почему именно на Нину Полянскую пал выбор? Высшего образования у нее тогда и не было. После восьмого класса она пошла в железнодорожное училище, в токарную группу, а там набралось уже 25 девчонок. Мальчишек брали в помощники машиниста. Подростки готовы были на два года занятий, а их уже через два месяца к делу приставили.
«Подумать только, какой острой была нужда в кадрах, – замечает Нина Петровна, – если завод запросил десять токарей. А какие мы токари. Только станки научились включать и налаживать. Да и когда нас учили, станки стояли как швейные машинки, годные разве что заклепочки вытачивать. Я попала в токарно-механический цех. Правда, был еще специальный цех, где точили стаканы – болванки для снарядов, но меня туда не взяли, мол, 16 лет еще не стукнуло». Прикрепили неопытную девчонку к токарю. А парню не до наставничества. Уж очень он стремился на фронт, да бронь не отпускала. Тогда другую тактику он выбрал – подготовить себе замену. С недельку возле него Нина присматривалась, а он всю сложную работу на себя брал, чтобы не подставлять новенькую за брак.
Через неделю Полянскую определили к станку. Хотя его «внутренности она освоила быстро и понимала «что к чему», но трудности были в другом. Когда восстанавливали паровоз, токарю надо было воспроизвести точные размеры деталей. В рабочем наряде так и указывали: «приточить по месту». С изношенным болтом она бежала к машине, просила ремонтников показать нужную дырку, измеряла размеры и опять к станку. Подростки работали в три смены и наравне со взрослыми жили по законам военного времени.
Запомнилось ей, когда к заводским воротам «кукушка» подгоняла паровоз, весь изрешеченный осколками, работницы плакали и тихо говорили: «Опять война к нам заглянула». Поднятую из-под откоса машину женскими руками капитально восстанавливали. Строго по графику ежемесячно уходило на фронт из Алатыря 18 свежевыкрашенных паровозов. И вдогонку отправляли сверхплановый, 19-й. На него даже особые наряды выписывались.
А в свободную от работы минутку, чаще по ночам, Нина рисовала цеховую стенгазету. И этот лист был вовсе не пустышкой, а напичкан информацией. Конечно же, о социалистическом соревновании сообщалось, обязательно перечень имен, много цифр и графиков: кто впереди, а кому надо подтянуться. «Очень старалась, даже рисунки придумывала», – вспоминает Полянская. Да и как иначе, если она в одном лице и активистка, и заместитель секретаря комитета комсомола завода, и просто красавица. В 1943 году ее приняли кандидатом в члены партии, а девушке еще и 18 лет не было.
Когда встал вопрос о новом редакторе, на партбюро начальник цеха сказала прямо: «Быть в газете Нине Полянской. Она обязательно справится, вот и все». Всякое бывало, но о похоронах Сталина она уже сообщала на посту ответственного секретаря районной газеты. Потом ее направили подучиться на 10-месячные курсы советских и партийных работников. «Понемножку подковывалась, а то без соответствующей подготовки очень трудно работать в газете, – подчеркивает Нина Петровна. – Учили вроде бы «политике партии», а по сути, давали отличное образование в соответствии с духом времени. После курсов меня редактором поставили». Но вмешались «обстоятельства», и это место понадобилось для одного выдвиженца. Вот Нину Петровну и собирались «задвинуть».
Она продолжает: «Но в Чебоксарах был редактор Карташов – душа человек. Не знаю, кто ему замолвил словечко о моей кандидатуре. Но он решительно заявил: «А мы ее возьмем к себе». И без проволочек меня оформили переводом в штат «Советской Чувашии». Сразу же в 1954 году поставили на должность и.о. зав. отделом советского строительства. Ничего про эту работу я не знала, но взялась за дело с азартом. Хотелось доказать, что не лыком шита».

_dscn4437-copy
Коллектив редакции на ступеньках старого Дома печати по бывшей улице Володарского в 1974 г. В верхнем ряду в центре - Н. Полянская

Сейчас она уверена, что с теперешним жизненным багажом как хорошо смогла бы делать ту свою работу. Но тогда зашивалась в сухих отчетах о сессиях. Станюков, бывший ответственный секретарь редакции упрекал: «А чего ты суешься, чего волнуешься? Два-три материала сдала, и больше с тебя спроса нет». Официоза много было, а молодая сотрудница Полянская и не задумывалась, что тематика советского строительства охватывает всю нашу жизнь, ближе всего к людям.
В отделе писем и рабселькоровской работы она прописалась на долгие годы уже при редакторе Михаиле Иванове. Нина Петровна его называет «собирателем нового боевого коллектива, ведь он таких классных газетчиков объединил под одной крышей». Шутка сказать, тогда в редакцию пришла большая группа выпускников журфаков известных университетов. «Советская Чувашия» на глазах изумленных читателей, привыкших к официозу, вдруг резко начала обретать второе дыхание. Однажды сразу четыре молодых дипломника появились – Пейков, Финько и другие. Из многотиражек позвали задиристых ребят. Пригласили опытного Подузова.
С радостью Полянская перешла в отдел писем. Но ей приходилось «не столько много писать, как часами разговаривать с ходоками». Прознав про «женщину в газете, которая умеет выслушать», потянулись в редакцию обиженные и оскорбленные читатели. А таковых и в былые времена было многовато. Она считает, что «самые интересные материалы те, которые так и не были написаны». Однако каждая просьба бралась на карандаш, и заявитель получал исчерпывающий ответ. Кстати, она до сих пор принимает поздравления к праздникам от жительницы Чебоксар, которая называет Нину Петровну второй мамой. История наделала много шума. Журналист своей эмоциональной заметкой о подкидыше помогла воспитаннице детдома через 20 лет найти родного отца.
Давно на пенсии «непреклонная леди», сделавшая отдел писем одним из важных в газете. Живет в Чебоксарах в частном доме в Чапаевском поселке. Кстати, малина, которую она щедро раздавала сотрудникам «Советской Чувашии», до сих пор радует обильным урожаем уже моих внуков.

Опубликовано: 19 апреля 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.