Дома с окнами в прошлое

_dscn8066Крепкие купеческого вида особняки не редкость в селе Пошнары Ядринского района. У местного краеведа Александра Дмитриевича Максимова свой взгляд на прошлое родных мест. Откуда пошло название населенного пункта? Все просто: с чувашского «пуш» – пустые, с мордовского «нары» – луга. По преданию, народу поубавилось после эпидемии чумы 1770­х годов. А в заросшем лесом и кустарником овраге якобы прятались пугачевские беглецы, прихватив награбленное.

У ДОМОВ ЛЮДСКИЕ СУДЬБЫ

С какого конца сельской улицы ни посмотри, это жилое здание бросается в глаза. Прежде всего своей архитектурной статью выделяется. Почти незаметны неизбежные новострой и переделки. Даже облицовочный кирпич, выложенный по фасаду, так же ярок, выходит, и время не властно над прочной кладкой. Между тем, предположительно, дом был поставлен еще в начале прошлого века. Якобы владел им грамотный сельчанин Алексей Столяров. Его приемному сыну нужно было жениться. Вот для него и постарался хозяин. И заодно сохранил свое имя для потомков.
Чуть поодаль стоит второй особнячок­боровичок. По словам главы Ядринского сельского поселения Людмилы Черновой, лет восемь назад местная власть не дала пропасть такой красоте, отремонтировав своими силами этот брошенный дом, который ранее ни на чьем балансе не числился. Теперь в нем размещается ветеринарный пункт.
«Ранее здание считалось колхозным, однако после того, как тот канул в Лету, осталось без присмотра и стало разрушаться. У дома, который по соседству, но без второго этажа и крыши, якобы хозяин нашелся. Это пасынок из раскулаченной семьи прежних хозяев. Не знаю, как сейчас он будет восстанавливать здание. Сказал, что намерен продать родовую усадьбу, точнее то, что от нее осталось. У объявившегося владельца есть свое хозяйство и крыша над головой», – пояснила Чернова.
Пытаюсь у нее выяснить, почему так много старинных домов сохранилось в Пошнарах? Оказывается, в старину село было самое богатое и развитое по сравнению с другими деревнями. Как определяли возраст дома? Схема основана на догадках: танцевали от печки. Например, известно, что владелец дома родился в таком­ то году. Значит, дом ему ставили, когда наступала пора его женитьбы. Более точные сведения по объекту могут дать только специалисты. По форме кирпича, способу кладки, использованию архитектурных деталей и по другим признакам можно установить более точную дату строительства дома.

КАК ОСИП КЛАД ПОДЕЛИЛ

Краевед А. Максимов поведал давнюю историю о зажиточном местном мужике по имени Осип, сумевшем выбраться «из грязи в князи». Для каждого из своих детей через десять лет после отмены крепостного права он ухитрился поставить дом. Так и красовались почти 130–140 лет назад завидное строение для среднего сына, рядом – для младшего и деревянное, которое не сохранилось, для старшего отпрыска. По всему видно, состоятельным был отец семейства. В народе помнят его как смотрителя леса, возможно, так раньше называли лесника. Похоже, Осипу однажды сказочно _dscn8078повезло при обходе леса. Говорили, что он нашел клад участников Пугачевского восстания. Иначе чем объяснить, откуда у лесника такие деньги на строительство двухэтажных домов. И в соседней деревне Изамбаево семейство поставило подобный узорный дом. Однако всякие слухи о находке клада отец с братьями отметали, крестились и божились, что такого не было.
Любопытно, что «осиповские» дома в селе Пошнары появились после отмены крепостного права. Известно, что после манифеста царя 1861 года вольным крестьянам давали на размышление целых девять лет, как распорядиться наделом земли. Многие вольные люди вышли из общины, так, начиная с 1870 года и выросла улица семейства Осипа. «Дали людям волю, понимаете, – заметил краевед, – вот они на радостях и размахнулись. Да потомкам оставили такие капитальные подарки». Спросил о судьбе дома, приютившего ветслужбу, не предъявят ли на него права нынешние потомки среднего сына? К сожалению, уже некому это сделать. Якобы внук Осипа погиб в Первую мировую, правнук – в Великую Отечественную войну. К тому же представители этой ветви семейства были репрессированы. Здесь после раскулачивания заседало правление колхоза, а после войны – артель размещалась.

ОТДАМ В ХОРОШИЕ РУКИ

Ситуация была как в объявлении о котенке. С большим трудом на другом конце села Пошнары на днях пристроили­таки целый пустующий старинный дом. Здесь прежде на втором этаже находилась сельская библиотека. Внизу работал частный магазин. Когда из райцентра потребовали создать модельную библиотеку, спешно подобрали здание получше, а дом пустовал. С недавних пор он на балансе сельского поселения. Когда­то в нем даже был швейный цех. Недавно об этом вспомнили и повторно установили с десяток швейных машин. Нашли для женщин работу – шить спецовки.
История сохранила имя хозяина этого дома – Семен Лукич Лукин. А вот из биографии – скупые строчки: холостой парень затеял стройку. Однако от непосильного труда заболел и умер. Не успел даже переехать сюда жить и справить новоселье. «Обратили внимание, карниза нет, не достроил полностью, – подсказал Максимов. – Почему рассказы о его трагической судьбе запомнил? Оказывается, прадед мой хотел купить этот дом. Но отец вспоминал, что перед сделкой тот увидел плохой сон. Решил не покупать. Наверное, правильно сделал, ведь все равно вскоре деда раскулачили. Сколько лет этому зданию? Примерно 1910 года постройки. Кирпичи сами обжигали на месте. Старожилы помнят, этот промысел был развит в селе Ядрино. Конечно, качество было похуже, чем у облицовочных кирпичей, которые везли из Козьмодемьянска для строительства домов сыновей Осипа».
Молва про найденный смотрителем леса клад, возможно, и правдива. Тем более если обратить внимание на топонимику здешних мест. В округе много башкирских и татарских названий деревень. Это косвенно подтверждает, что чувашские селения пошли от мест обитания бывших участников Пугачевского восстания. Известно, что отчаянный казацкий атаман со своей народной армией подходил к уездному городу Курмышу, который от Ядрина в нескольких десятках верст вверх по Суре. Вполне вероятно, что повстанцы создали инородное местному населению сообщество, по нынешнему сказать – своеобразную автономию на чувашской земле.

ШАРАХАЕМСЯ ОТ НАСЛЕДСТВА

Неожиданно местный краевед Максимов поднял неудобную тему:
– Чудные дома из позапрошлого века – украшение села. Даже районное начальство соглашается с этой оценкой, – сказал Александр Дмитриевич. – Сейчас я не понимаю одного. Эти старинные, кирпичные, крепкие здания обязательно должны быть в статусе памятников истории и архитектуры районного или регионального значения как подлинные объекты культурного наследия (ОКН). Но к ним нет никакого внимания со стороны местных властей. Представляете, кто надумает их купить, тот и приобретет за бесценок. А так хочется оставить это богатство народу в наследство. Пусть эта недвижимость будет на балансе сельского поселения. Ну и что, что колхозная собственность? Известно, как она колхозу досталась, – после того как выгнали из дома крепкого крестьянина.
К сожалению, собеседник не представляет одной опасности его благого намерения: а потянет ли скудный бюджет сельского поселения содержание такого объекта? Попасть в реестр ОКН и прибить табличку – одно, нести полную ответственность за сохранность памятника местного значения – это несколько иное. Если до 2002 года было два вида памятников – регионального и федерального значения, то сейчас есть еще и третий – муниципального значения. Это вполне оправданно. По данным Государственного центра по охране культурного наследия Чувашии, на сегодняшний день в республике находится 684 объекта культурного наследия. Из них 54 объекта, в том числе 9 ансамблей, федерального значения.
В Послании Государственному Совету Чувашской Республики на 2012 год «Все для человека и во имя человека» Глава республики Михаил Игнатьев подчеркивает: «На самом низовом уровне, в каждом сельском поселении, нужно заниматься вопросами культуры в самом широком смысле и использовать любой повод для пропаганды культурного наследия всех народов, живущих на нашей земле».
Словом, непозволительно наблюдать, как исчезает наше культурное наследие. И можно понять боль местного краеведа, когда он по сугробам полез, чтобы показать журналисту «СЧ» уникальный карниз, чудом сохранившийся от давно исчезнувшего деревянного дома старшего сына Осипа. «Говорят, специалистов по росписи привозили из Козьмодемьянска, а из Астрахани доставили фигурки птиц, резные узоры цветов и трав. Правда это или сказочка, не буду врать, не знаю. Самого дома уже давно нет, сгнил, а живописная работа осталась, как привет из нашего прошлого», – заметил Александр Максимов.

Опубликовано: 17 апреля 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.