Век прожить – не поле перейти

Своим жизненным опытом это может подтвердить житель д. Шор­Босай Аликовского района А. Павлов, который 18 июня отметил 100­й день рождения. Возраст для мужчины не только солидный, но и редкий.
В юбилейный день у Арсентия Павловича было много гостей. Тронуло же до слез юбиляра внимание районных властей, причем и родного, и соседнего Красноармейского. «Приехали не по обязанности, а по зову сердца, чтобы выразить Вам свои любовь и уважение», – выразил общее поклонение глава Аликовского района Л. Читнаев, вручая долгожителю грамоту и памятные подарки. Растрогали именинника и задушевные песни местного коллектива художественной самодеятельности «Чувашская Сорма». «Надо же, специально пришли, – несколько раз повторил он, перед тем как ответить на традиционный в таких случаях вопрос: в чем секрет его долголетия. – Жил, как все люди живут, ничего особенного не делал, специальных диет не соблюдал, а трудился много и долго…»

ЕГО УНИВЕРСИТЕТЫ

Арсентий Павлович – средний из трех сыновей обычной крестьянской семьи. «Жилось трудно, – вспоминает он, – хозяйство было немаленькое, и трудиться наравне со взрослыми приходилось от зари до зари, каких-то поблажек из-за того, что учился в Тиушской церковно-приходской школе, родители не делали…» После 4 классов образование закончилось – крестьянской семье были нужны рабочие руки. Правда, братья, старший Иван и младший Модест, продолжили учебу, первый окончил Ядринское педучилище, второй – пединститут в Чебоксарах и стал первым в этих краях человеком с высшим образованием…
«А «моими университетами», – после некоторого молчания продолжает Арсентий Павлович, – стала сама жизнь. Когда подрос и окреп физически, подался «в люди». Работал в Нижегородской области, в Козьмодемьянске, в Юрино, трудился мельником, лесорубом, сплавщиком. Работая на сплаве, заготавливал лес и для себя, знал, что ему после женитьбы придется уйти из родительского дома – в чувашских семьях в родовом гнезде оставался младший сын. Тем более что на примете и девушка уже была…
Односельчанка Иустиния Никитина стала его женой в 1936 году. «В деревне все ее звали Чекесь (ласточка), – с печалью в голосе говорит юбиляр. – У чувашей был такой обычай: если в семье умирали дети, то последующего называли по названию птиц или диких животных. Полагали, что таким образом они обманут злых духов, ребенок не умрет, и род сохранится. Вот почему мою супругу никто не называл именем, данным при крещении. Да и трудолюбивая, проворная, словно ласточка, была моя Чекесь. Не ошибся я со спутницей, только вот долгой жизни, как мне, ей Бог не дал, ушла рано, в 1983-м…»
Молодые вдвоем построили добротный по тем временам дом, вступили в колхоз и стали «жить-поживать да добра наживать». Жили дружно, ладком – радовались сыновьям, которые рождались один за другим, да наступили тревожные сороковые…

СНАЙПЕР – ДЕЛО ОСОБОЕ

В мае 1941-го Арсентия Павлова вторично, хотя отслужил еще в 1934–1936 годах, призвали в армию.
«У нас иногда говорят, что, мол, страна не готовилась к войне, – продолжает свой неторопливый рассказ ветеран, – это не совсем правда. Готовились, может, не так открыто и не в тех масштабах, как требовалось. Нас, к примеру, много учили стрелять. Я даже удостоился знака «Ворошиловский стрелок», и моя фотография красовалась в красном уголке воинской части. А когда началась война, меня определили в снайперы. Воевал на Северо-Западном фронте, в составе 201-го стрелкового полка.
Снайпер – дело особое, не то что в пехоте – знай себе стреляй. Здесь стреляешь в противника один раз. Стрельнул – уходи на другое место. Не ушел – тебя убьют. Скольких немцев подстрелил? Не знаю. Но разве разглядишь, сколько их там? Убит не убит, тоже не всегда поймешь. Если не поднялся, значит, убит. Наверное, немало подстрелил. Медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и другие награды просто так не давали…» В одном из боев Павлова ранили, после полугодового лечения в госпиталях признали негодным к строевой службе.
Дома начался другой фронт, трудовой. Вчерашнего солдата направили в Красноармейскую машинно-тракторную станцию, что в 25 километрах от родной деревни. Сначала работал трактористом, а потом был назначен бригадиром тракторной бригады. Уходил в начале недели из дома, приходил в конце, на выходной. И так более 25 лет. Дети, немаленькое хозяйство – все было на жене Иустинии Николаевне…
Сыновья на всю жизнь запомнили, как отец вставал в три утра и торопливо собирал нехитрую котомку с едой: дисциплина в войну была строгая, опоздание на пять минут грозило расстрелом, в лучшем случае ГУЛАГом.
Односельчане и бывшие коллеги Павлова вспоминают о нем, как о хорошем организаторе и очень ответственном человеке, требовательном и к себе, и к другим. Не зря же руководимая им бригада была лучшей не только в районе, но и в республике. А портрет бригадира неоднократно красовался на республиканской Доске почете.
«Легендарный в нашем районе человек», – так сегодня говорят о бывшем бригадире МТС в Красноармейском. Сам Арсентий Павлович о том, как тогда работалось, рассказывает скупо: «Всем было тяжело, но никто не ныл, работали в полную силу. Так время то требовало». А требовало оно и сверх возможного. Рассказывают, особенно тяжко приходилось зимой, когда тракторы ремонтировали. Таких гаражей, как сегодня, отапливаемых, с вытяжкой, тогда не было. Работали в дыму, паре, газе, как в тумане. Одежда за день сырела и пропитывалась мазутом и керосином так, что когда вечерами ее сушили на железных печурках, помещение наполнялось запахом, от которого буквально выворачивало, но никто другой работы не просил: «Так время то требовало…»
Таким же требовательным и добросовестным руководителем запомнился Павлов и в родном Аликовском районе. После расформирования МТС он около 16 лет трудился в своем колхозе заведующим молочнотоварной фермой, работал до 67 лет.

СМЫСЛ ЖИЗНИ – В ДЕТЯХ

Три главных для мужчины дела – построить дом, посадить дерево и вырастить сына – Арсентий Павлович выполнил и невероятно горд этим: «Мою мечту об учебе воплотили дети, они у меня все образованные». А детей у юбиляра восемь – семь сыновей и дочь.
«Достойное продолжение воспитали Павловы. Есть чем и кем гордиться», – говорят в Шор-Босае и поименно перечисляют, кто есть кто. Есть в многочисленном роду – а еще у Арсентия Павловича 15 внуков и 13 правнуков – сельхозработники, врачи, инженеры. Но больше всех педагогов – одиннадцать. «Возглавляет» их старший сын Виталий Арсентьевич, заслуженный учитель Чувашской Республики. Особую же гордость вызывают военные – защитники Отечества и сегодня в селе в особом почете.
В династии военных 6 офицеров, «самый главный» из них (по словам односельчан) – Леонид Арсентьевич, полковник ФСБ в отставке, в органах госбезопасности проработал более 30 лет. Награжден высшей ведомственной наградой «Почетный сотрудник контрразведки ФСБ Российской Федерации»
«В детях и ценность, и смысл жизни. Сегодня мне 100 лет, и мои дети со мной. Хорошо за мной ухаживают, ни одного худого слова я от них никогда не слышал. О чем еще может мечтать человек в таком возрасте? – со слезами в голосе повторяет за односельчанами юбиляр и неожиданно произносит: – Вот прожил я, как мне желали и как сам хотел, век (оказывается, с 95-летия такую планку поставил себе фронтовик). А дальше что? Здоровье-то лучше не становится, вон и слышу, и вижу плохо…» «Как что? – нашелся младший сын Геннадий Арсентьевич, в его семье живет долгожитель, – правнуки подрастают, будем их вместе учить за яблонями ухаживать… Сажал отец в честь каждого из нас яблони и говорил: вот это дерево твое, расти его. Вот мы и старались: чья яблоня раньше заплодоносит…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.