Едут к нам по квоте, едут по патенту

В отделении трудовой миграции и содействия интеграции УФМС России по Чувашии день на день не приходится. То тишина в коридоре, то друг за другом появляются посетители, приехавшие в нашу республику за лучшей долей. Обычно это жгучие брюнеты и брюнетки из Узбекистана, Таджикистана и других южных республик бывшего СССР.

ПАСТУХИ ИНОГО ПОДДАНСТВА

Их поток заметно вырос, вопреки тому что квотирование иностранной рабочей силы с некоторого времени пошло на спад. Если в 2009 году в Чувашии разрешили трудоустроить 2825 иностранных граждан, то в прошлом квота была 750 человек, правда, потом дополнительно выделили сотню разрешений. Установленный на нынешний год лимит – 867 гастарбайтеров. Но не квотой единой живы те, кто пересекает российскую границу с официальной целью подзаработать. С июля прошлого года в миграционном законодательстве произошли изменения, позволившие многим иностранцам, желающим легализоваться на территории России, осуществить свою мечту. Для этого им достаточно получить соответствующий патент. А с ним вместе и право работать, но только ни в коем случае не в организациях, а у физических лиц, нанимаясь к ним в кухарки, горничные, занимаясь ремонтом квартир. Судя по прошлому лету, несколько «запатентованных» гастарбайтеров успешно трудились на ниве сельского хозяйства – пастухами в деревнях. Земля, как известно, слухами полнится, и в отдел трудовой миграции стали обращаться сельчане, дескать, слышали, в такой-то деревне узбеки пастухами работали, нельзя ли и нам мигрантов нанять? У них навыки скотоводов чуть ли не на генном уровне, деды-прадеды пасли отары. К тому же выходцы из азиатских республик почти не злоупотребляют спиртным. И душа о далеком доме и хозяйстве, оставшихся на попечении семейного клана, у них не болит. Не то что у местных жителей, вынужденных из-за невозможности найти трезвого пастуха среди своих, пасти всей деревней, по очереди коров с овцами. Пастухи-сменщики так и норовят отлучиться от стада на свое подворье – огородную бочку для вечернего полива наполнить, курам с утками корм задать, детей проконтролировать, да мало ли забот по дому.
Главное же, в плане оплаты мигранты зачастую дешевле обходятся, чем местная рабочая сила. Арзу, приехавшая из Азербайджана, трудится поваром в одном из чебоксарских кафе. Рабочий день с 7 утра до 3 пополудни, бесплатное питание, живет у родственников, рассказывала она по телефону об условиях труда. Зарплата – 4,5 тыс. руб. Этих денег маме двух сыновей – выпускника школы, пока не работающего в ожидании военного призыва, и восьмиклассника – хватает не только на себя, но и на помощь своим мальчишкам, которым отсылается энная часть заработка. Нетрудно представить, насколько разнятся цены у нас и в Азербайджане.

ХОТИМ КОРЕЙЦЕВ,  И С РАЗРЯДОМ

Не грех поучиться нам у мигрантов взаимовыручке, сплоченности и несгибаемому упорству. Вот местная девушка привела в отдел трудовой миграции чернявого паренька. Это – родной брат ее законного супруга-таджика, который не только сам здесь трудоустроился, но и уже перетянул в наши края нескольких родственников по мужской линии. Ничего, что брат плохо говорит по-русски, никаким профессиям не обучен и трудового стажа не имеет. В его манерах и взгляде читается непоколебимая уверенность и в себе, и в светлом будущем, ожидающем его в Чувашии. «Здесь трудно найти подходящую вам работу, – в таких случаях обычно предупреждают специалисты отдела. – Своих безработных хватает, тысячи и тысячи человек числятся на республиканской бирже труда. Может, остановитесь в другой, не такой густонаселенной республике или области?» Приезжие в полемику не вступают, обещают подумать, а назавтра являются с тем же неизменным решением.
Предприятия и организации, приглашающие иностранную рабочую силу, начали отдавать предпочтение квалифицированным гастарбайтерам. На исходе времена, когда, например, на чебоксарский «Промтрактор-Промлит» массово вербовали в Узбекистане всех желающих мужчин и на месте, в «литейке», обучали рабочим специальностям. Это и дороговато, и трудновато в плане общения (молодежь из ближнего зарубежья зачастую русского не понимает), да и от неприятностей межгосударственного масштаба не застрахуешься. Не ровен час, наспех обученный иностранный специалист убьется, сорвавшись с верхотуры, или руку ему конвейером изувечит, были случаи. Так что клиенты миграционной службы, заинтересовавшиеся разложенными на конторке приглашениями на работу чистильщиков металла, слесарей, фрезеровщиков в ОАО «Промтрактор», могут разочароваться. Учениками их не возьмут, нет резона, ответили по телефону в отделе кадров предприятия. Нужны готовые специалисты 4-6 разрядов. Зарплата же, судя по приглашению, самая маленькая у транспортировщика – 5 тыс., а максимум может получать высококвалифицированный оператор станков с ПУ – 14 тыс. руб. Но кадровичка не спешила подтверждать эти цифры, отвечая, что все определится после изучения документов соискателя, экскурсии с ним по цеху и собеседования.
Помимо квалификационных требований в среде работодателей прослеживаются национальные пристрастия. Так, руководство швейной фирмы «Моя деревня», открывающейся в одном из близких к Чебоксарам районов, серьезно подумывает о гастарбайтерах из дальнего зарубежья – корейцах. Они дисциплинированны, прилежны, очень работоспособны… «Готовы трудиться за миску риса в день», – продолжаю я список добродетелей, приписываемых выходцам из Кореи и Китая. Хозяин фирмы живо возражает и перечисляет блага, на которые могут рассчитывать его мигранты: бесплатное питание и проживание, 15 тысяч в качестве зарплаты. Да на таких условиях безработные швеи из Чебоксар наверняка готовы будут трудиться в районе, если им бесплатное проживание заменить бесплатным проездом. «Нет, – вздыхает собеседник. – Произошла смена поколений. Швеи, работавшие в лучших советских традициях, уже на пенсии, а молодые работать за такую зарплату не хотят. Им выгоднее в Москву, где за аналогичный труд платят 30-40 тыс. руб. в месяц. В своем районе мы нашли всего семь безработных швей, предварительно согласившихся на наши условия. А нам нужно в десять раз больше». Кстати, специалисты центров занятости населения с подобными доводами работодателей частично соглашаются. А частично нет, потому что иной работодатель за эти несчастные 15 тысяч устанавливает такой напряженный ритм работы – настоящую систему выжимания пота, которая запросто может пошатнуть здоровье. Учитывая, что медицина у нас не совсем бесплатная, крепко задумаешься – стоит ли ради рабочего места жертвовать тем, что иногда ни за какие деньги не купишь?

ТЫСЯЧА В МЕСЯЦ –  И ПОЛНАЯ СВОБОДА

Иностранцы из ближнего зарубежья это тоже смекают, предпочитая легализоваться не по квоте, а по патенту. В первом случае требуется выполнить ряд важных условий, вплоть до предоставления медицинских справок об отсутствии ВИЧ-инфекции, туберкулеза, сифилиса и прочей хламидийной лимфогранулемы вкупе с наркоманией. И рабочее место четко определено. Иное дело – патент, никаких медицинских справок не надо. Продлевать его можно целый год, даже не являясь в миграционную службу. Вносишь фиксированный авансовый платеж за период, в течение которого планируешь работать, по 1000 руб. в месяц (деньги поступают на счет налоговой службы, это как бы подоходный налог даже с незаработанной зарплаты) – и гуляй сам по себе, договаривайся в богатых коттеджах или на сельских подворьях о месте помощника по хозяйству.
Проследить путь «запатентованных» работников миграционной службе непросто. В этом пришлось убедиться лично. Почти неделю мы со специалистами отдела трудовой миграции пытались встретиться с иностранными отделочниками или горничными. Одни не желают общаться с прессой, другие сменили место работы и адрес, возможно, вообще покинули республику, а указывать сотовые телефоны в стандартном заявлении на патент не требуется. И на год, до истечения срока патента, есть вероятность вообще потерять таких мигрантов из виду.
На все эти слабинки в миграционном законодательстве можно было бы не обращать внимания, если бы у нас в России безработица с преступностью даже среди коренного населения не поражали своими масштабами. Растет преступность и среди мигрантов. В позапрошлом году, как сообщила миграционная служба, иностранные граждане и лица без гражданства совершили на территории Чувашии 67 преступлений, а в прошлом – 96. В основном это кража имущества и подделка документов. Незавидное первое место в прошлогоднем списке преступивших закон – за гражданами Украины.

Опубликовано: 31 марта 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.