Музыканты отвыкли солировать

Когда­то опера была самым демократичным искусством, теперь это удел эстетов. Музыканты не хотят мириться с таким положением дел и придумывают новые способы заманить публику в залы. Так появилась фестивальная практика. Музыковед Михаил Кондратьев считает, что фестивали не только привлекают публику, но и отчетливее показывают положение дел в театре.
В театре оперы и балета кроме традиционного оперного и балетного фестивалей появились и Дни музыки Верди, затем Чайковского. Теперь и чувашской музыки. Это хорошая инициатива театра и конкретно его худрука и главного дирижера Ольги Нестеровой.
Например, оперы Верди идут по всему миру, встречаются оригинальные режиссерские трактовки, но публику интересуют, прежде всего, те или иные солисты. И мы, таким образом, сплотились вокруг Верди. Для нас это любопытно. В чувашском театре представлена итальянская музыка: «Трубадур», «Отел­ло», Травиата», «Реквием». Сама эта фестивальная структура идет от 20 века, когда объединяются различные произведения, солисты, и народ ходит, волнуется, старается не пропустить. Теперь в эту струю попадают и произведения чувашских композиторов. Оперу Федора Васильева «Шывармань» мы сначала увидели на оперном фестивале прошлого года. На новом мини­фестивале играли с другим составом солистов, постановка вызвала большой интерес у тех, кто интересуется оперой вообще и национальной в частности. На спектаклях Дней чувашской музыки я встретил художников, литераторов, жителей глубинки, специально приезжавших посмотреть национальную оперу. Их привлекла сама идея такого фестиваля. К тому же сейчас полностью обновился исполнительский состав. Было приятно видеть, что девушек­невест Сарби и Чегесь поют ровесницы персонажей, а не зрелые примадонны.
Была и возможность сопоставить свежий спектакль «Шывармань», рассчитанный на современного зрителя, и старую постановку «Нарспи». Очевидно, что сегодняшняя «Шывармань» интереснее с точки зрения режиссерского прочтения и сценографического решения. Хотя появилось явное противоречие революционной проблематике, заложенной в музыке. Все­таки постмодернизм позволяет постановщикам соединять в одно иногда несопоставимые вещи. Отсюда и неожиданности в костюмах, подаче музыки, когда вместо революционного марша звучит чуть ли не гимн любви. «Нарспи» постановка старая, она никак не озабочена зрительским комфортом в плане остроты восприятия. Про костюмы я уже и не говорю. Зато слышно, как это хорошо выучено, что это очень яркая музыка. В итоге сценически выигрывает новая «Шывармань», но эмоционально сильнее, конечно, «Нарспи». Молодые солисты сегодня освежают и старые постановки. Дирижерская трактовка тоже энергичней, чем это предполагал Хирбю. Но время сдвигает эти вещи. Так что посмотрим, как пойдет дело дальше.
Я, например, не сторонник революционных преобразований, как в «Шывармани», где перевернут весь сюжет. Хотя это интересный театральный эксперимент, не уверен, что только такой мы отныне будем представлять эту оперу. Найдется еще кто­нибудь, кто увидит ее иначе. Современная сцена, безусловно, требует современной подачи, но при этом было бы хорошо, чтобы сохранялся и сам музыкальный текст. Все же автор создавал это как нечто цельное.
Такие музыкальные фестивали – хорошая школа и для инструменталистов. В прошлом году театр провел концерт солистов оркестра, когда впервые за последние 10 лет, а может быть, и более того, оркестр вышел на сцену, стал героем вечера. И некоторые оркестранты пытались солировать. Не все удачно. Потому что, надо признать, отвыкли от этого. Приведу только один пример. В оркестре еще недавно работал выдающийся трубач Николай Иванов. Когда­то играл у Лундстрема, волею судьбы оказался в Чебоксарах. Так вот он не просто играл, а еще и постоянно занимался. И приходя в театр, постоянно недоумевал, почему никто из молодых не придет, не позанимается. Это пример любви музыканта к своему делу. И такого класса духовиков у нас сегодня нет, хотя есть очень одаренные, безусловно. Дни музыки нужны и для этого. Они обнажают состояние дел, являются чем­то вроде внеочередного экзамена на состоятельность музыканта. Потому что у нас с одной стороны – бедность (в оплате труда, приобретении высококачественных инструментов), с другой – отсутствие культуры держать профессиональную форму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.