Бизнесменами не рождаются


Недолго ходил в безработных ветеринарный фельдшер А. Куропаткин из деревни Сосново Красночетайского района. Профессиональный стаж у Александра Леонтьевича солидный – 27 лет, и он быстро сориентировался в сельской конъюнктуре. К примеру, совсем редкой стала специальность техника­-осеменатора, хотя без него сельчанам можно остаться без буренок. Вот и представил фельдшер на районную биржу труда, где состоял на учете, бизнес­план по оказанию этой экзотической услуги. Получил субсидию в размере годового пособия по безработице 58, 8 тыс. рублей и взялся за дело. И вскоре почувствовал, что не прогадал.
Данный вид самозанятости в виде бюджетной поддержки безработных по-прежнему остается самым востребованным. В райцентрах и на селе, где предложение вакансий крайне ограниченное, попытки создания собственного бизнеса с помощью такой вот субсидии стали, по сути, единственным способом заработать на кусок хлеба. В прошлом году, по сведениям Госслужбы занятости населения республики, более 3000 безработных открыли свое дело, им выплачено 175,4 млн. рублей субсидий.
Сферы применения предпринимательских интересов самые разнообразные. В основном традиционные для частной инициативы: грузоперевозки, видео-фотоуслуги, авторемонт, ремонт бытовой техники, строительство. К примеру, новоиспеченный бизнесмен из деревни Пандиково того же Красночетайского района взялся за изготовление столярных изделий. И тоже не безуспешно, утверждают в районном центре занятости. Всего же в этом районе в 2010 году 88 бывших безработных наладили свой бизнес. А в Ибресинском вместо 22 первоначально предполагаемых – 39. Что характерно, это преимущественно сельскохозяйственное производство. Не случайно из вышеназванных 3000 бизнес-проектов 1700 связано с агропромышленным комплексом.
Однако на нынешний год объемы финансирования бизнесменов с биржи скромнее – 88, 6 млн. рублей на полторы тысячи претендентов. Главным образом, потому что сокращены объемы в целом по программе снижения напряженности на рынке труда. Но урезание субсидий на бизнес-планы безработных должны повысить отдачу от них. Дело в том, что за многообещающей статистикой финансовой помощи кроется не вполне обнадеживающая картина реализации бизнес-проектов. Многие из них тихо умирают, а новоиспеченные бизнесмены оказываются просто не готовыми к свободному плаванию.
Полтора года назад наша газета писала о А. Пегееве из Козловки. Артур так же взял субсидию на открытие парикмахерской. На первых порах дело пошло, нанял даже двух мастеров, к которым выстраивались очереди. Чистый доход, правда, выходил не ахти какой – тысяч 15 в месяц, но на жизнь хватало.
Связываюсь на днях с районным центром занятости, чтобы узнать, как дела у Артура. Свернул он свой бизнес, сказала директор центра Л. Осипова, не потянул налоги и пенсионные отчисления. Подался снова в Москву на заработки…
В 2009 году Козловский центр выдал 33 «предпринимательские» субсидии. 7 их обладателей не потянули и закрылись. Двое занимались овощеводством, столько же выращиванием бычков, один – свиноводством. Претензий к ним со стороны центра нет – как и положено, в течение одного года они вели дело, так что деньги возвращать не придется. Причина свертывания – та же: непосильные налоги, отчисления…
Но это, так сказать, традиционные бизнесы, где конкуренция острая. Поэтому некоторые безработные стремятся занять ниши малоизведанные. Одна предпринимательница из Чебоксарского района намеревалась разводить шиншилл, пообещав пригласить журналиста, когда пойдет первая уникальная меховая продукция. Но не довелось дождаться приглашения, в районном центре сообщили, что звероферму предпринимательница закрыла.
А. Маринкин еще два года назад работал в одной крупной строительной организации Чебоксар. Видя, что дело идет к банкротству, встал на учет на Моргушской бирже (у него дом в Б. Сундыре) и получил субсидию на создание шерсточесального производства. Овец в округе держат многие, а вот сбить шерсть было негде. Закупил оборудование, и дело тоже пошло. Повезли шерсть даже из соседней Марий Эл.
Встречаю на днях Алексея на Чебоксарском центральном рынке. Как дела, спрашиваю. Не блестяще, ответил Алексей, одни только пенсионные отчисления доходят до 20 тысяч, да еще налоги… Пришлось свое ИП закрыть и перевести бизнес на мать-предпринимательницу, у которой доходы посолидней. Спрос же на «шерстобитку» по-прежнему имеется.
Все это, конечно, не означает, что у данного вида самозанятости нет перспективы. Бизнес есть бизнес, в нем разоряются и процветают независимо от происхождения стартового капитала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.