Чьи во дворе сугробы?

Чрезвычайно скупая на дожди нынешним летом, в декабре природа, видимо, решила все же выбрать весь свой годовой «лимит по осадкам» и завалила республику снегопадами. А в первые дни января добавила еще. Хуже всего пришлось транспортникам и автолюбителям – дороги превратились в узкие тоннели между сугробами, в снежных завалах буксовали самые «навороченные» внедорожники. Даже чебоксарский поезд из-за заносов как-то прибыл в Москву с трехчасовым опозданием.

ОТ ПОДЪЕЗДА ДО БОРДЮРА

С тех пор основные автотрассы и центральные улицы более­менее расчистили от снега. Однако стоит съехать на второстепенную дорогу, во дворы, как снова то и дело упираешься в сугробы. Особенно там, где дворники не слишком расторопны.
Нашему дому по улице Маршака в Чебоксарах с дворником повезло – эта немолодая уже женщина весь последний месяц и в будни и в праздники выбивалась из сил, ворочая лопатой снеговые горы. Поэтому сегодня двор в идеальном состоянии – и тротуары, и лестницы к подъездам чистые. Во дворе дома напротив тоже относительный порядок. Но проезд между ними никто толком не убирает, и владельцы требовательных к качеству дорожного покрытия легковушек регулярно застревают в снежной каше. Сосед­автомобилист даже завел в прихожей «дежурную» фанерную лопату – берет ее с собой, когда выходит, и приносит обратно, когда возвращается.
В чем тут дело? Директор обслуживающей наш дом управляющей компании «Альфа» Т. Герасимова говорит, что в обязанности дворника входит уборка тротуара и дороги непосредственно перед зданием – до бордюрного камня на противоположной ее стороне. А окрестные проезды и переулки уже не его забота. Их должны содержать в рабочем состоянии соответствующие службы – муниципальные или нанятые городскими властями.

«БЕСХОЗНЫЙ» ПЕРЕУЛОК

Проблема в том, что далеко не все такие дороги местного значения закреплены за конкретными организациями. Тот проезд к соседнему дому, о котором говорилось чуть выше, видимо, как раз «ничейный». Как и другой, ведущий к улице Гагарина. И еще один, от улицы Маршака к домам по улице Байдула. «Но мы его регулярно убираем, потому что там есть один дом, который обслуживает наша компания, – объясняет Т. Герасимова. – Город говорит, что эта дорога не обустроена, и поэтому не берет ее на баланс. В общем, непонятно, чья это дорога, но чистим ее пока мы. Я хочу в администрацию Ленинского района написать письмо – пусть или помощь оказывают, или хотя бы минимальную оплату производят».
Но может быть, такие коммунальные «непонятки» характерны только для нашего района? Оказывается, нет – примерно такая же ситуация по всему городу. В середине декабря, после первых снегопадов, об этом уже шла речь на «круглом столе» у главы Чебоксар Л. Черкесова. Как сообщалось на сайте городского Собрания, особое внимание участники совещания уделили как раз проблемам незакрепленных территорий, которые «либо вообще не очищаются, либо очищаются в последнюю очередь». К ним относятся междворовые территории, внутридворовые проезды, въезды­выезды во двор и так далее. Ранее их уборка входила в обязанности МУПов, обслуживающих жилищный фонд, но после их упразднения многие территории остались бесхозными, «поскольку управляющие компании за счет платежей горожан обслуживают лишь придомовую территорию».

ГДЕ ДЕНЬГИ, МУП?

Приглашенные на ту декабрь­скую встречу руководители управляющих компаний согласились взвалить на себя обязанности по уборке бесхозных проездов – если, конечно, им за это будет доплачивать городской бюджет. Тут хочется задать вопрос – а откуда, собственно, взялись эти самые «ничейные» территории?
Ведь МУПы, наверное, убирали их за счет взимаемой с жильцов квартплаты, которая с тех пор отнюдь не уменьшилась… Тем не менее, как сообщает сайт горсобрания, участникам «круглого стола» «удалось достичь понимания в вопросах дополнительного финансирования управляющих компаний на содержание таких территорий».
Кроме того, разговор зашел и о проблемах с уборкой снега в окрестностях город­ских предприятий. Сугробы там зачастую разгребаются только у крыльца – редко кто заботится об уборке подъездных путей, тротуаров и автостоянок.
В итоге границы зон ответственности по содержанию прилегающих территорий было решено обсудить с участием прокуратуры, Роспо­требнадзора и прочих высоких заинтересованных сторон. Но обсуждение это, видимо, затянулось, раз горожане после каждого снегопада вынуждены неделями месить снег в переулках.

ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ

Мало того – столичные власти даже не знают точно, сколько всего в Чебоксарах бесхозных дорог. Во всяком случае начальник Управления ЖКХ, энергетики, транспорта и связи горадминистрации П. Порфирьев ответить на этот вопрос затруднился. По его словам, инвентаризация таких участков ведется постоянно, они берутся на учет, но ни специальной программы, ни конкретных сроков окончания этой работы не существует.
А вот начальник Управления ЖКХ Минстроя Чувашии С. Глотов считает, что бесхозных территорий в городе быть не может. Если земля не принадлежит частным лицам или организациям, значит, она муниципальная и за ее содержание отвечает город. Другое дело, что у него не хватает на это сил или денег. В этом смысле Чебоксары, где больше всего крупных предприятий да и уровень жизни повыше, имеют некоторое преимущество перед другими населенными пунктами республики.

РАЗРУХА В ГОЛОВАХ?

Но порядок на улицах зависит не только от презренного металла – в Алатыре, по словам Сергея Ивановича, работа по уборке территории налажена лучше, чем в столице. До недавнего времени в передовиках числился и Канаш, но теперь сдал позиции. Из сельских поселений можно поставить в пример другим Шемуршу и Яльчики. Там, где есть хозяйский пригляд, снег убирают во­время.
…Можно, конечно, обойтись и без назначения ответственных за уборку от снега каждого квадратного метра городской земли. Пешеходы, где им надо, рано или поздно протопчут тропинки, автолюбители прокопают колею. Фанерные лопаты они уже закупили, а физический труд на свежем воздухе полезен для здоровья. Ничего зазорного в этом нет, хотя как-то несолидно получается – столица все-таки…

Опубликовано: 14 января 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.