Люди против огня

Когда ветер уносит дым в глубь Заволжья, многим чебоксарцам кажется, что лесной пожар уже потушен. Но смог регулярно напоминает о том, что на левом берегу Волги ситуация все еще непростая.
По мнению начальника ГУ МЧС России по Чувашии С. Антонова, обстановка в Заволжье в целом стабильная. На этой неделе там имелось два активных очага горения. Первый – у озера Изъяр. Огонь распространялся на восток, в сторону Волги. Второй очаг – в районе так называемого 4-го склада. «Пожар низовой, – сообщил полковник, – скорость движения огня небольшая, чему способствует тихая, безветренная погода». Иногда, при сильных порывах ветра, низовой пожар переходит в верховой. Сил и средств для тушения лесного пожара в Заволжье достаточно. Ежедневно там работали свыше 750 человек и больше 100 единиц техники, в том числе порядка 120 профессиональных пожарных и 40 пожарных машин. В минувший вторник вечером из Таганрога в Чебоксары прилетел самолет-амфибия Бе-200.
Многие чебоксарцы видели, как таганрожцы вели прицельный обстрел огня. Сперва самолет Бе-200 произвел несколько сбросов воды в районе Криуш, затем переключился на верховой пожар возле озера Изъяр. Кстати, как раз в это время автор этих строк находился там. Горело примерно в трехстах метрах от заметно обмелевшего водоема. Мы приблизились к пожарным, которые работали на передовой. Ситуация там накалялась. За деревьями, еще не охваченными языками пламени, стояла сплошная стена огня. Появился гул. Знаем, слышали – как взлетающий реактивный самолет, начинает гудеть верховой пожар. Но здесь огонь еще не полностью добрался до верхушек деревьев, лишь готовился к этому.
Огонь приближался к дороге, на которой пятеро пожарных вели против него настоящий бой. Один из них сидел за рулем пожарной машины, другой расположился на цистерне и, направляя воду из шланга, отбивался от длинных язычков пламени, а трое остальных шли впереди машины и хладнокровно отражали атаки. Подойдя поближе, в одном из пожарных мы узнали первого заместителя начальника чувашского главка МЧС Г. Михайлова. Как, он уже здесь, в пекле Заволжья? Всю прошлую неделю полковник Михайлов тушил пожар в Алатырском районе.
Наконец стало ясно, что водой из одной цистерны остановить огонь невозможно. «Встречный!» – прозвучала команда. Пешие пожарные мгновенно подняли с земли длинные сухие ветки, подожгли их и бегом-бегом, быстрее-быстрее стали поджигать сухую траву на обочине дороги. К гудящей стене побежал встречный огонь, быстро вырастая в вал. Что там произошло дальше, я не знаю. Огонь наступал, угрожая отрезать дорогу, поэтому мы спешно покинули опасный участок. И тут же над нами пронесся Би-200. Предоставлю слово другому очевидцу – Любомиру, который в это время тоже находился возле озера Изъяр: «Самолет сбросил воду неожиданно. Вода падает на землю не каплями, а в дисперсном состоянии ложится на пожар. Все сбросы были прицельными и точными».
В минувший четверг в Чебоксарском аэропорту приземлились два итальянских пожарных самолета «Канадэйр», которые приняли участие в тушении лесного пожара в Заволжье. До этого они работали в Самарской области. Гидросамолеты канадского производства берут на борт 6 тонн воды (Бе-200 – 12). К сожалению, в четверг из-за задымленности и плохой видимости пожарная авиация не работала. В пятницу утром самолеты произвели несколько сбросов воды и, из-за дыма не имея возможности работать в Заволжье, улетели в другие регионы.
По сообщению пресс-службы ГУ МЧС России по Чувашии, огонь тем временем распространялся по малодоступным и заболоченным участкам леса. По этим очагам надо бить с воздуха, но погодные условия не позволяли этого делать. Временами, при сильных порывах ветра, низовой пожар переходил в верховой. В Заволжье все делалось для того, чтобы остановить огонь, были брошены огромные силы. В четверг глава республики Н.Федоров собрал в Сосновке оперативный штаб. Принято решение усилить разведку и мобильные группы, мгновенно реагирующие на новые очаги возгорания. Затем Президент побывал в Первомайском. В этом поселке многие жители вынесли свое домашнее имущество на берег Волги и живут там, охраняя дома и добро. В поселке Октябрьском, в детском оздоровительном лагере «Волна», руководитель республики пообщался с эвакуированными из поселков Северный и Первомайский. Жалоб от людей нет.
Два слова скажем о Борском – это кордон в двух-трех километрах от поселка Северного. Рядом с добротным деревянным домом, в беседке, сидел мужчина предпенсионного возраста. Алексей Тутаев, бывший лесник Чебоксарского лесничества, два года назад попал под сокращение. На днях едва не остался без крыши над головой. «Страшно было?» – «А как вы думаете?» Понимаю Алексея Александровича. 9 августа, в черный понедельник, автор этих строк был в Борском и видел, как огонь широким фронтом наступал на крепко сколоченный дом бывшего лесника. Казалось, его не спасти. Но в самый критический момент вызвали пожарную авиацию. Над Борским пролетел вертолет Ми-26. Кстати, некоторые чебоксарцы недооценивают эти машины, полагая, что три тонны воды, которые они несут в своих ковшах и сбрасывают на наступающий широким фронтом огонь, – это капля в море. Но, оказывается, при точечных ударах вертолеты очень эффективны.
В Борском Ми-26 быстро произвел несколько прицельных сбросов воды и спас ситуацию. Огонь, почти перешедший в верховой, остановился в 50 метрах от кордона. Вокруг построек до сих пор дымится земля. «Корни деревьев тлеют», – говорит Алексей Александрович. Он до сих пор не может прийти в себя. Говорит, что все добро погрузили на машину, чуть что – его вывезут в безопасное место. Сам хозяин спит на голом полу. Вокруг дома сейчас вырубают деревья – на случай, если огонь снова перейдет в атаку. По словам А. Тутаева, хотя он давно живет в этом доме, в собственность он не оформлен. «В лесхозе не могут найти домовую книжку, говорят, потеряли, – недоумевает он. – Потом узнали, что кроме нас в этом же доме прописаны родные одного из начальников лесхоза…»
Кстати, в том же Северном сгорели два дома, которые стояли чуть поодаль от поселка. Без крова остались 9 человек. Строения тоже не оформлены в собственность. Интересно, попадут ли эти погорельцы в федеральную программу помощи пострадавшим от природных пожаров?
На этой неделе дважды побывал в Северном. Каждый раз как будто приезжал в разные поселки. Если в понедельник, на следующий день после огненного смерча, люди пребывали в шоке от произошедшего, то через три дня попал совсем в другой поселок. На улицах появлялись не только мужчины, но и дети и старики. Откуда? Ведь поселок эвакуирован, жители отправлены в оздоровительный лагерь в десятке километров отсюда. «Сами не понимаем», – недоумевает милиционер, которому поручено охранять имущество эвакуированных. «Мальчик, а как ты попал сюда, ведь дороги закрыты?» – обращаюсь к подростку. Он только что слез с мотоцикла – единственного «общественного» транспорта в дни эвакуации. «По дороге», – отвечает он. Но там же посты и наряды ДПС? Мальчик улыбается: «А мы их обходим. Лес большой».
Точно так же попадают в поселок другие жители. Они приходят в опустевший поселок по-партизански, окольными путями, пешком, минуя все посты и наряды милиции. «Конечно, в лагере, куда нас эвакуировали, все очень хорошо, – рассказывает М. Васильева. – Мы там обеспечены всем необходимым. Но мыслями все время здесь». Мария Васильевна держит козочку. Напоила-накормила ее и отправилась проверять квартиру дочери – в порядке ли, не случилось ли чего. Пожилая женщина с грустью смотрит на черный обугленный лес. «Кормил он нас. Люди собирали ягоды, грибы, заготавливали веники. Лишнее продавали. Для некоторых это было единственным источником существования».
…В центре Северного, там, где единственная в поселке водоразборная колонка, на скамеечке сидит крупный пожилой мужчина. Рядом лежат костыли. «Инвалид второй группы Макаров», – представился он. «Что же вы, инвалид второй группы Макаров, не эвакуировались вместе со всеми?» – спрашиваем в тон скучающему северянину. «А вот не успел, – отвечает он. – Пока я двигался на костылях, автобус уехал». Выясняется, что бывший пожарный не очень-то и хотел покинуть поселок. Однажды он оставил дом на 2-3 дня. Потом обнаружил, что туда кто-то пытался проникнуть. Не хочет инвалид, чтобы так было и сейчас. Во время эвакуации единственный магазин в поселке не работает, электричества нет. Как же живет-то человек в поселке? «Блинчики пеку, – говорит он. – Запасы есть».
С каждым днем поселок все больше возвращается к обычной жизни. Власти начали подумывать, не пора ли вернуть людей? Но Северный все еще находится в эпицентре лесных пожаров. Ветер в одну сторону – в поселке нормально, направление изменилось – дышать невозможно. И, пока не ликвидирован пожар, о возврате к нормальной жизни говорить рано.

Опубликовано: 14 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.