Хорошо иметь сына в деревне

Супругам Яковлевым для полного счастья не хватает самой малости – чтобы младший сын привел сноху в дом. Как водится по чувашскому обычаю, пусть она станет хозяйкой и на радость родителям нарожает внуков.
А Галина Константиновна обещает быть любящей свекровью. Своей мечтой она поделилась как бы между прочим. В разговоре она взахлеб благодарила строителей водопровода: «Тому, что воду дали в нашу отдаленную деревню, все старухи очень рады. Раньше гуськом ходили в глубокий овраг, к роднику. Изворачивались мы, кто как мог. Некоторые даже лошадей завели. На коромыслах много ведер не наносишь. Тем более когда льготные кредиты взяли. Коров и телят вдоволь поить надо. Теперь и не верится, что вода сама постучалась в дом».
Пенсионерка то и дело тычет в бок своего супруга Игната, повторяя: «Скажи, правда ведь, хорошо стало?» Философия чувашской крестьянки незамысловата. Когда вода под боком, больше скотины можно держать. У Яковлевых полное подворье. Как и все соседи, льготный кредит взяли, пока не расплатились, немного осталось. На что оформляли кредит? Все 300 тысяч рублей потратили на покупку скотины, строительство сарая. Даже ухитрились трактор купить. Впрочем, в Туванском сельском поселении таких смельчаков, как Яковлевы, пруд пруди. По словам главы В. Васильева, господдержкой воспользовались около 200 личных подсобных хозяйств, или 38% от общего их числа. За время реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК» взяты кредиты на 22,7 млн. рублей. Это один из лучших показателей по Шумерлинскому району. В среднем на одно подворье «перепало» по 132 тысячи рублей. Крестьяне закупили сельхозтехнику, построили животноводческие помещения, приобрели племенной скот. Кстати, сам глава поселения из рук Президента Чувашии получил ключи от служебных «Жигулей» и… легкую нахлобучку, что медлит со строительством водопровода. Мол, как это управляться с большим подворьем и без воды?
В большой политике Яковлевы очень даже разбираются. И так же понятно проецируют ее на свою семью. «Вот у нас трое мальчиков, – рассуждала с грустной улыбкой Галина Константиновна. – Младший сын Михаил недавно из Чечни вернулся. Очень хотим, чтобы он в деревне остался. Пока он рядом с нами, но боимся, чтобы в город не подался. Парень хороший, автодорожный институт окончил. Неженатый, говорит, что успеет еще. По моему разумению, для чего всю деревню перетряхнули? И городские условия подарили? Кому, как не молодым, всем этим богатством пользоваться. Чего им в городе углы снимать…»
Игнат Николаевич вторит своей жене: «К нам и автобус из Шумерли пустили. И этому бесконечно рады. Больше 20 лет мы завидовали жителям соседней деревни, куда регулярно ходит «ПАЗ». А нам до конечной остановки 3 километра шагать через крутой овраг. Наконец-то прошлым летом продлили маршрут. Молодым автобус нужнее – им надо ездить на работу. Теперь и водопровод под боком. А земли у нас много. Живи, работай и радуйся. Сам я с 1967 года шофером работал до пенсии. И нисколько не жалею, что не подался в город».
У Яковлевых ситуация неоднозначная. Старший сын Георгий после университета в Чебоксарах остался. Средний Николай в милиции работает. Пока прапорщик, но в милицейской школе учится. Отец, т.е. Игнат Николаевич, специально построил второй дом, со всеми удобствами под теплой крышей. Успокаивает себя мыслью, что кто-нибудь из троих сыновей обязательно будет жить в нем. Только вот одна в деревне беда: у молодежи нет перспективы. Сыновья оправдываются: «Ну, папа, пойми нас. Что мы будем здесь делать, если нет работы?»
Надолго умолк Игнат Николаевич, что-то обдумывая. А потом заметил: «Нет, не зря все делается. Водопровод проложили до каждого дома. Дорогу собираются по всей деревне проложить. С природным газом живем. Автобус до райцентра как часы ходит. Жизнь – она по себе идет. Не все сразу получается. Но будет и работа в деревне».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.