Иван да Акулина

Страницы жизни двух молодых влюбленных, доживших до глубоких седин

…Время шло, а жених запаздывал. Невеста не находила себе места. Может, передумал брать ее в жены или, не приведи господь, случилось что-то неладное. Девушка то с тревогой вглядывалась в окно, то в растерянности выбегала на крыльцо. Пушистый кот мурлыкал, мяукал и ластился в ногах. Это все, чем он мог утешить хозяйку. А у нее даже радовавшее еще вчера щебетание птиц, звон мартовской капели теперь вызывали только раздражение. Но вот, наконец, из-за околицы появилась конная повозка, на ней восседали жених со сватами.

Наконец-то. Тяжесть отлегла от сердца 27-летней девушки. А пока процессия двигалась к дому, вся жизнь разом пронеслась в голове.

Ванек Ваньки

Акулина Башкирова и Ваня Петров познакомились в 1936 году, когда учились в параллельных классах Тарабайской семилетней школы, что в Красночетайском районе. Обоим было по 10 лет. Лина, так ее в основном называли, только приехала в деревню из Тюменской области. Тарабай была ее малой родиной, но родителей, Петра Андреевича и Анастасию Федоровну, еще четырех братьев и сестер в период раскулачивания сослали в Сибирь. Семья имела добротный дом, двух коров, двух лошадей, пасеку. Трудилась не покладая рук, имела достаток. За это и была причислена к врагам народа. На то, чтобы справедливость восторжествовала, ушло шесть долгих лет. Семье разрешили вернуться, но из прежнего имущества возвратили лишь баню. Там для Башкировых и началась новая жизнь.

Иван Петров тоже только недавно поступил в эту школу, перевелся из Сосновской, что в полутора километрах от деревни Тарабай. Парень из обычной крестьянской семьи, но успел прослыть сельским активистом, комсомольским вожаком. Лине тоже очень хотелось стать комсомолкой, но ее не принимали — кулацкое отродье.

Тогда решила она поговорить с Иваном и пошла в соседний класс, в котором он учился. Стояла в коридоре в нерешительности. Тут дверь отворилась, оттуда выбежал Иван и с разбегу налетел на Лину, да еще и локтем по лицу задел. Из носа у девочки потекла кровь, Иван повел ее к умывальнику, извинялся и вытирал лицо платком, пока кровь не перестала течь. Все школьники наблюдали эту картину и стали с тех пор называть их женихом и невестой. А Лину еще и дразнили «Ванек Ваньки».

Дети день ото дня нравились друг другу все больше и больше. Стали бывать друг у друга дома. Лина и маме Ивана пришлась по душе: справная девица будет, трудолюбивая, учится на одни пятерки, как и ее Иван.

Разлучила война

Ребята взрослели. На Ваню стали заглядываться другие одноклассницы. Лина ходила в лаптях, а вот Раиса, положившая глаз на Ивана, — в модных ботиночках. Ревность привела к тому, что при встрече Лина даже смотреть на Ивана перестала. А в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, времени на любовные переживания не стало хватать вовсе. Сначала работа на колхозных полях после школьных занятий, а в октябре началось и строительство Волжско-Сурского оборонительного рубежа.

В октябре началось и строительство Волжско-Сурского оборонительного рубежа. Работы на оборонительном рубеже велись круглосуточно, без выходных, до конца февраля 1942 года. Это была народная стройка, славная страница в истории Чувашии, которую надо бы увековечить, считают убеленные сединами ветераны. Все, кто стал участником этой грандиозной стройки, считают, что на этом месте обязательно должен быть установлен памятник.

Это была жизнь в палатках и землянках, рытье окопов, огневых точек и в дождь, и в снег. Иван был тут же, рядом, но лицом к лицу встретиться им не удалось ни разу. Работы на оборонительном рубеже велись круглосуточно, без выходных, до конца февраля 1942 года. Это была народная стройка, славная страница в истории Чувашии, которую надо бы увековечить, считают убеленные сединами ветераны. Там трудились ежедневно до 100 тысяч человек. За четыре месяца вместо запланированных шести был проложен оборонительный рубеж длиною в 380 километров. Все, кто стал участником этой грандиозной стройки, считают, что на этом месте обязательно должен быть установлен памятник.

В 1943 году 17-летний Иван, учась в 9 классе, попросился на фронт. Лина знала об этом, но не смогла его проводить, работала в поле. Очень сожалела потом — не по-людски вышло. Связь оборвалась, казалось, навсегда. Писем Иван не писал — обиделся, судя по всему. Да и после войны в родную деревню не вернулся. Дослужился до лейтенанта и продолжил службу в воинском гарнизоне, расквартированном в Коми АССР. Эту новость сообщила Лине мама Ивана, а потом, крепко прижав ее к груди, сказала: «Все равно вам суждено быть вместе».

Волею судеб

Жизнь шла своим чередом… В 1944 году Лина окончила школу и поступила в Казанский медицинский институт. Но семья не смогла обеспечить ей там учебу, не было денег. Ведь ни общежития, ни стипендии студентке не обещали. Зато в Марийском лесотехническом институте все это гарантировали. Забрала документы — и в Йошкар-Олу.

Через пять лет дипломированный инженер Акулина Петровна Башкирова по распределению попала в город Великий Устюг. До Ивана теперь было, как говорится, рукой подать. Но первой послать весточку не решалась. В 1953 году собралась в отпуск. Погостить ее пригласил родной брат Иван, который с семьей после войны жил в Ленинграде. Купила билет — и на перрон. А проводница в вагон не пустила, билет был куплен не на ленинградский, а на московский поезд.

Фото из семейного архива Петровых: Такими Иван и Акулина были накануне свадьбы.

Как могло такое произойти, Лина Петровна и сейчас понять не может. Словом, поехала в Москву, а оттуда — в Чебоксары и родную деревню Тарабай. Поставила вещи и глазам не поверила: одноклассник Иван стоит на пороге. Офицер-красавец. Он тоже приехал в отпуск к родителям и уже собирался ехать назад к месту службы. Судьба, значит, была купить тот «неправильный билет».

Радости не было конца. Иван признался, что ни на минуту не забывал о своей первой любви. Посидели-повспоминали, и в итоге он сделал Лине предложение, пообещав, что на следующий день явится к Башкировым со сватами. Но, как мы уже знаем, задержался… Почему опоздал, Лина поняла сразу, как только жених спрыгнул с телеги и подошел, чтобы обнять суженую. От него крепко пахнуло хмельным. Приехал с мальчишника, как это сегодня называется: прощался с холостяцкой жизнью, выпил для храбрости. Но такие оправдания Лину не устроили. «Не пойду замуж за выпивоху», — отрезала она.

Уговоры родни и друзей изменить жесткое решение не действовали. И лишь когда мать подошла к дочери и тихо прошептала: «В жизни надо уметь прощать, за это только спасибо скажут, а вот позорить себя и других негоже. Что про вас люди станут говорить — девку в жены не взяли, парню дали от ворот поворот? Чем смыть такой позор?» — Лина дала свое согласие, и в сельсовете их расписали.

Дорога домой

Однако готовиться к свадьбе времени не оставалось. Решили устроить торжество через год, во время очередного отпуска. Правда, теперь они встречались: жили вдали от дома, но всего в сотне таежных километров друг от друга. Сумели подкопить на праздник, зарабатывали неплохо. В мае 1954 года в деревнях свадьба пела и плясала. Тарабай и Сосново гуляли два дня. Но и на этот раз после медового месяца молодые снова разъехались: Иван по месту службы, на станцию Лемью, Лина — по месту работы, на родину Деда Мороза.

Но теперь встречи стали частыми, а главной темой для разговоров — возвращение в родную Чувашию. Первым это сделал Иван: в армии произошло сокращение кадрового состава. Заехав в Великий Устюг, он попросил руководство лесозаготовительной конторы подписать заявление Лины Петровны, теперь уже Петровой, на увольнение с работы.

Скоро ее тоже отпустили, а с устройством на работу проблем не было никаких. Ее сразу же пригласили на работу в Министерство лесного хозяйства Чувашии, сначала на должность рядового инженера, а потом повысили до начальника отдела охраны и защиты леса. К тому же молодой семье дали небольшую комнатушку под жилье и участок под строительство собственного дома в Южном поселке Чебоксар. Наконец-то у семьи появилась возможность свить свое гнездышко.

На строительство ушло четыре года, а въезжали Петровы в новый дом уже с годовалым сыном Мишей. Пока строились, молодой отец освоил массу специальностей — плотника, сантехника, каменщика. Ну а Лина Петровна стала прекрасным садоводом и огородником, гости и сегодня не устают хвалить ее соления и варения. Уволившись из армии, Иван Афанасьевич получил гражданскую специальность — окончил Чебоксарский электромеханический техникум и стал работать на ЗЭИПе, завод еще только строился. Дорос до замначальника цеха. Затем его пригласили на должность военного представителя на «Чувашкабель», где он проработал 21 год, до самой пенсии.

И в горе, и в радости

В 2019 году оба супруга будут отмечать 93-летие со дня рождения, 83-летие со дня знакомства и 66-летие семейной жизни. Несмотря на солидность дат, супруги находятся в добром здравии. Есть ли секреты долголетия? Оба в один голос утверждают, что важно всегда поддерживать жизненный тонус, любить и уважать не только друг друга, но и всех, кто тебя окружает.

«Что бы стало со мной, после пережитого тяжелого инфаркта в 1986 году, не знаю, — вспоминает Иван Афанасьевич, — но Лина так заботилась обо мне, окружала такой теплотой и любовью, а это лучшее лекарство на земле. Как я ее мог подвести, оставить одну? Я должен был жить и оставаться тем мужиком, которого она когда–то предпочла всем остальным. Я выкарабкался и остаюсь хозяином положения, добытчиком, мастером на все руки. В своем доме это особенно важно. Говорят ведь: «Дом не велик, сидеть не велит».

Лина Петровна согласна с мужем. В их жизни бывало всякое. Вот и она три года назад поскользнулась, упала и сломала шейку бедра. Очень благодарна хирургам, которые помогли ей встать на ноги, но в первую очередь мужу, который умел поддержать добрым словом и ухаживал, как за малым дитем. Опыт такой уже имелся. Когда состарились Башкировы старшие, именно Иван предложил перевести их из деревни Тарабай в Чебоксары и стал и нянькой, и надежной опорой. А ведь не все мужики способны на такое. Петр Андреевич, отец Лины, тяжело болел, ушел из жизни в 77 лет, а вот мама, Анастасия Федоровна, прожила до 93 лет.

Так, значит, есть рецепты долголетия? Все дело в генах, уверена Лина Петровна, а еще полностью согласна с супругом в том, что жить надо с настроением, не ныть, не падать духом, давать себе физические нагрузки. В семье большое внимание уделяют правильному питанию, предпочитают щи да кашу. Всегда на столе — мед и орехи. Русская баня обязательно. Но главным условием счастливой семьи и долголетия Петровы считают любовь и уважение между супругами. Женщина должна уступать, считает Лина Петровна, от этого мужчина будет чувствовать в себе силу. А сильный мужчина сделает все для второй половины. Казалось бы, прописные истины, но когда они исходят из уст людей, которые сумели столько пережить и повидать на своем веку, слова обретают особый смысл.

Старость — в радость

Лина Петровна и Иван Афанасьевич в этом году планируют переселиться в новый дом, который построил их сын, Михаил. Старшие Петровы хотят обязательно дожить до ста лет и пополнить список чувашских долгожителей, о которых с уважением говорил в своем Послании Глава Чувашии. Цель вполне достижима, считает Иван Афанасьевич, все у них для этого есть. В новом доме Петровы хотят еще понянчить и правнуков. Внучка Даша обещает порадовать бабушку и дедушку. Позади у нее учеба в Санкт-Петербургском государственном университете. Сейчас она работает в Москве и души не чает в бабушке и дедушке. А иначе и быть не может.

Справка «СЧ»

Сурский рубеж — линия оборонительных сооружений по правобережью рек Сура, Уза, Няньга, Чардым на территории Марийской, Чувашской, Мордовской АССР, Горьковской, Пензенской и Саратовской областей, которая должна была сдержать наступление гитлеровских войск на подступах к Казани, Куйбышеву и Ульяновску. По территории Чувашской АССР Сурский рубеж проходил вдоль Суры по линии Засурское Ядринского района — Пандиково Красночетайского — Сурский Майдан Алатырского районов — Алатырь до границы с Ульяновской областью. В строительстве сооружения приняли участие десятки тысяч жителей Чувашии.
В соответствии с указанием Государственного Комитета Обороны от 16 октября 1941 года Совет Народных Комиссаров Чувашской АССР и бюро Чувашского обкома ВКП(б) принимают решение: «Мобилизовать с 28 октября 1941 года для проведения работ по строительству на территории Чувашской АССР Сурского и Казанского оборонительных рубежей. Мобилизации подлежит население республики не моложе 17 лет, физически здоровых». Мобилизованное население объединялось в рабочие бригады по 50 человек. За каждым районом закреплялся прорабский участок. Колхозы должны были организовать поставку продуктов и фуража, врачебные участки — необходимые медикаменты. Техническое руководство осуществляли военные инженеры 11-го и 12-го Армейских управлений Главоборонстроя Наркомата обороны СССР. Были привлечены также кадры предприятий Чувашии.
Работы велись без выходных и даже в сильные (до -42°С) морозы. К концу января 1942 года было вынуто более 3,5 млн кубометров земли (в основном под противотанковые рвы), сооружено 1607 дзотов и 1490 землянок.

 

 

Фото автора: Любовь и нежность сохранились в Петровых и спустя 66 лет семейной жизни.

Опубликовано: 12 февраля 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.