Остались у леса подпорки, которые могут упасть

Нижний склад на лесокомбинате — его визитная карточка. Если склад забит древесиной и под разгрузку к эстакаде то и дело «причаливают» мощные лесовозы с многометровыми хлыстами, значит, работа идет. А в АО «Алатырский лесокомбинат», базирующемся в пос. Алтышево, на нижнем складе — тишь и пустота. У самих акционеров (а их осталось не более полусотни) скучные лица. И на всех — один лесовоз. Много ли наработаешь с такими силами?

За девять месяцев выдано всего-то на полмиллиона рублей продукции. Выборка лесфонда за это время сократилась в восемь раз. Даже результаты относительно благополучного прошлого года — 6,8 тыс. кубометров заготовленной, вывезенной и разделанной древесины — лишь крохи от былых возможностей.

Когда-то на лесокомбинате работало свыше 800 человек. С утра в лес за хлыстами отправлялись десятки автомашин, на лесных делянках гудели мощные харвестеры, форвардеры и лесовозы. Тогда здесь ежегодно заготавливали 150-200 тыс. кубометров древесины. 

С началом реформы в лесной отрасли, когда лесопромышленные предприятия разделились на лесокомбинаты и лесхозы, все пришло в упадок. А тут еще решили акционироваться. Но вписаться в рынок не смогли. Это мнение разделяют и в МУП «Кирский лесокомбинат» — самом крупном в лесном комплексе Алатырского района. Здесь выпускают более 65 процентов лесопромышленной продукции района, увеличив ее производство по сравнению с прошлым годом почти на треть. И если на Алатырском лесокомбинате люди забыли, когда получали полноценную зарплату, то здесь не только выдают ее вовремя, но и нашли возможность, чтобы повысить на 30 процентов тем, кто занят на лесозаготовках. Как и раньше, они получают бесплатное горячее питание, сохранена премиальная система. Но директор лесокомбината В. Семенов считает, что реформы в лесной отрасли ничего, кроме вреда, не приносят.

— Наша отрасль, — говорит Валентин Александрович, — уже давно держится на «подпорках». А все потому, что потеряна управляемость. Лесопромышленное производство подчинили Министерству промышленности, энергетики и транспорта ЧР. А у лесхозов свое ведомство — Госкомитет ЧР по лесному хозяйству. Призванные заниматься восстановлением, разведением, а также защитой и охраной лесов, они с головой окунулись в коммерцию, занялись реализацией древесины. Это уже не лесхозы, а настоящие леспромхозы.

Руководителя одного из крупнейших лесокомбинатов не только в районе, но и в республике можно понять. Еще свежа память о том времени, когда в закрепленном в «пожизненное» владение лесфонде выдавали «на-гора» рекордное количество кубов древесины. Теперь же владельцами лесфонда стали отделившиеся от лесокомбинатов лесхозы. Три года назад был принят Лесной кодекс, и теперь лесфонд должен приобретаться лесопользователями на аукционах. При этом из-за ежегодного повышения ставок лесных податей на 20-40 процентов дорожает и продукция деревообработки. И, как следствие, появились проблемы со сбытом.

Лесоводы не от хорошей жизни занялись коммерцией. Из-за сиюминутной выгоды они порой ведут сплошные и выборочные рубки в наиболее продуктивных насаждениях. За что, кстати, и навлекают на себя гнев руководителей лесопромышленных предприятий. Но лесхозы — бюджетные предприятия, а они известно как финансируются. А ведь нужны средства на лесовосстановительные работы, приобретение техники, горючего и т.д. Вот и вынуждены были пооткрывать производственные мини-цеха по переработке древесины.

А как жили под одной «крышей»? На первом месте всегда были лесозаготовки и деревообработка, а уж затем лесовосстановление. План по заготовкам спускался по максимуму, да еще принимались соцобязательства по его перевыполнению. Это поощрялось и морально, и материально. В итоге фактические объемы лесозаготовок намного превышали возможности лесосеки. Лес рубили со всего плеча. И дорубились. Как в отдельно взятом районе, так и в республике за последние десятилетия потенциал продуктивных и ценных лесов оказался основательно подорванным. Во многих насаждениях ценные породы — сосну, ель, дуб — сменили мягколиственные.

И вот уже опять витает в воздухе идея о слиянии лесхозов и лесокомбинатов. Она обсуждалась на одном из последних заседаний Собрания депутатов Алатырского района. Такое внимание к лесокомплексу не случайно. В него входят три лесокомбината, три лесхоза и химлесхоз, парк лесозаготовительной техники. Их базовые и вспомогательные подразделения расположены в десяти поселках, а это почти шесть с половиной тысяч жителей, одна тысяча из них занята в лесу и производственных цехах. От того, как работают предприятия, во многом зависит и развитие экономики района. Предприятия лесного комплекса — основные налогоплательщики. Их доля в налоговых отчислениях составляет 22,5 процента. И она могла быть больше, если бы лесокомплекс работал эффективно. Кирский и Первомайский лесокомбинаты еще держатся на плаву, но Алатырский весь третий квартал вообще не работал. Лесопромышенный комплекс убыточный, имеет 10,5 млн. рублей кредиторской задолженности, что в пять с лишним раз превышает дебиторскую.

— Но объединяться ни в коем случае нельзя, — говорит директор Алатырского лесхоза А. Авершин. — Мы оправдываем себя уже тем, что имеем возможность вести лесные хозяйства в оптимальном режиме и заботиться о сохранении лесных массивов. Вернувшись к прежней системе лесопользования, можно окончательно растранжирить наше зеленое богатство. Да и как можно совместить несовместимое: хозрасчетные предприятия и бюджетные?

Надо сказать, что и другие лесхозы не в пример лесокомбинатам лучше адаптировались в новых экономических условиях. Но больным вопросом до сего дня остается освоение расчетной лесосеки. За последние три года выборка ее не превышает 60 процентов, а в райбюджет недопоступило более одного миллиона рублей. У основных лесопользователей — лесокомбинатов — не хватает средств, чтобы покупать на аукционах тот же лесфонд. Какие тут подвижки? Совместно с руководством Кирского и Первомайского лесокомбинатов разработаны условия передачи лесфонда в аренду. Заключены договора, лесопромышленные предприятия арендуют участки с объемом лесозаготовок по 58 тыс. кубометров древесины. Первые итоги года (данные за восемь месяцев) такие: по сравнению с тем же периодом прошлого года лесокомбинаты увеличили объемы производства в действующих и сопоставимых ценах соответственно на 37 и 1 процент. Не густо, но все же рост, а не падение.