Юрий Владимиров: «Ребенок — это исследователь и экспериментатор!»

— Задаю студентам вопрос: что вы хотите делать через двадцать лет? Молчат. А через десять? Чем хотели бы заниматься, что изучать, кем работать? И опять молчание… Самое страшное — это пустота в глазах твоих студентов. И это идет из семьи, — Юрий Андреевич разводит руками.
Мы беседуем с гостем республики академиком Юрием Владимировым, который известен в ученом мире многими открытиями. Он сделал блестящую карьеру в фундаментальной медицине. Эта отрасль довольно молодая, и чем она занимается, знают даже не все медики.
Об академике Владимирове информации в Интернете немного: «Советский и российский биолог, доктор биологических наук, профессор, академик АМН СССР. Родился 18 августа 1932 г., с. Ямашево, Канашский район, Чувашская АССР, РСФСР, СССР». И потому я шла к всемирно известному ученому на интервью с традиционным вопросом: «Как мальчику из крестьянской семьи пришло в голову заняться таким редким направлением в науке, как фундаментальная медицина?» Но, оказывается, когда классик уверял, что «все врут календари», был недалек от истины. Выяснилось, что Юрий Андреевич вовсе не деревенский мальчишка, а профессорский сын, выросший в Москве, и даже родился он не в Чувашии, но обо всем по порядку.

СПРАВКА «СЧ»
Академика Юрия Владимирова считают основоположником медицинской биофизики в нашей стране. Он внес существенный вклад в становление таких разделов биофизики, как биофотоника, медицинская мембранология и разработка биофизических методов клинического лабораторного анализа. Открыл явление собственного сверхслабого свечения животных тканей при биохимических реакциях в период 1958–1965 гг.

Путешественник по рождению
В селе Ямашево за тринадцать лет до Великой Октябрьской революции в крестьянской семье на свет появился мальчик Андрей. Его отец иногда подрабатывал у местного батюшки рубщиком мяса, и за хорошую службу ему перепадало немного требухи. Благодаря таким нечастым подачкам семья не голодала.
Отец мечтал выучить хотя бы одного из детей, понимая, что это будет шанс вырваться из нищеты. Такая судьба выпала Андрею, которого отдали в школу при церкви. После революции ему удалось закончить рабфак, он уехал в Москву, где поступил в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Родители не могли ему помочь деньгами, и студент, не выдержав лишений, написал домой, что совершенно обессилел от голода, поэтому бросает учебу и идет работать.
Собрав все, что имел на тот момент, отец поехал в Москву, отдал Андрею 12 пар лаптей и упросил его продолжить учебу. И он не только выучился, но и стал профессором. Вот у этого профессора и рязанской девушки, ставшей его женой, появился на свет первенец Юрий.
Родился он раньше положенного срока в поезде, когда будущие мать с бабушкой с ведрами августовских яблок возвращались в Москву от родственников из Чувашии. Нетерпеливому малышу повезло, он остался жив. Впрочем, возможно, это было не везение, а стойкий характер исследователя, который не раз выручал его обладателя и в дальнейшем.
По стопам отца
Молодая жена профессора сама не смогла получить образование, но очень хотела, чтобы ее ребенок выучился, и очень много занималась сыном. В первую очередь, читала малышу книги, посвящая этому каждую свободную минуту. Юрий Андреевич до сих пор уверен, что практически всем, чего добился в науке, он обязан матери и ее старанию. Учился он легко и много, а когда пришло время выбирать специальность, он пошел по стопам отца. Его выбором стал биолого-почвенный факультет МГУ имени М.В. Ломоносова.
Казалось бы, жизнь после войны стала налаживаться, но тут его отец получил инфаркт, пережить который не смог. И все сильно осложнилось: несмотря на то, что Андрей Владимирович был серьезным ученым, профессором, чьи работы получили международный резонанс, жила семья довольно скромно. У них не было даже своей квартиры. И его сын мог рассчитывать только на свои силы.
Правда, с квартирой проблема все-таки решилась, друзья отца похлопотали, чтобы осиротевшей семье выделили жилье. Но материально им приходилось очень туго. Сам ученый вспоминает об этом без особой печали, больше рассказывая о том, что его интересовало. А интересны ему были самые разные направления, поэтому и удалось сделать немало открытий на стыке наук, одно перечисление которых займет немало времени.
Но еще больше времени человеку, далекому от науки, придется потратить на то, чтобы понять, о чем идет речь: тут и флюоресценция белков, и действие излучения лазеров, и окисление липидов… Не зря Владимирова считают основоположником медицинской биофизики в нашей стране, а его открытиями и методами исследований пользуются ученые во всем мире.

Биофизика — это перспективно
Так получилось, что маститый ученый в Чувашии не был несколько десятилетий, а в Чебоксары вообще приехал впервые, хотя мечтал об этом много лет, но все время «съедала» работа. Академик РАН преподает общую и медицинскую биофизику на медико-биологическом факультете РНИМУ им. Н.И. Пирогова, заведует кафедрой медицинской биофизики факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова, читает лекции по всему миру. И то, что Юрия Андреевича заинтересовала идея открыть в Чувашском государственном университете кафедру биофизики, где лекции будут читать ученые с мировым именем, — возможность для республики вырастить целую плеяду своих ученых.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
— Современная медицина нуждается в биофизике. Фактически — это требование времени. Сейчас, если вы пойдете в любую больницу, вы прежде всего увидите новое оборудование, томографы, рентгеновские аппараты, новые кардиографы, новейшие компьютерные системы. Но не все врачи к этому готовы, для них многое еще в новинку. А без умения во всем этом разбираться лечить пациентов попросту нельзя. Поэтому необходимо, чтобы биофизика как предмет существовала в медицинских вузах, — говорит Юрий Андреевич.

Но для того, чтобы молодые люди захотели заняться большой наукой, нужно их правильно воспитывать, что называется с младых ногтей.
Владимиров считает, что за последнее время его нейроны стали медленнее: на ту работу, на которую раньше уходило три дня, теперь уходит неделя. А работы очень много: сейчас ученый занимается изучением механизмов запуска апоптоза клетки — ее смерти. Это важно для лечения раковых опухолей. Уже появились некоторые наработки, но ведь нужны исследования, много исследований.

Фото Максима Васильева

Ребенок познает мир через органы чувств. И если ему повезло с родителями, которые не делают трагедии из грязной одежды и разбитых коленок, он непременно сохранит желание учиться всю жизнь. Фото nnm.me

Не кричите на любопытных детей!
А еще Юрий Андреевич расстраивается, что сейчас среди студентов мало желающих заглядывать в будущее, и видит причины, над которыми мы обычно не задумываемся.
— Вот идет молодая женщина с ребенком. Малыш постоянно ее что-то спрашивает: «А почему то? А почему это?» И она вначале отвечает, а потом начинает на него кричать, чтобы перестал спрашивать глупости. Или стоит малыш в луже и топает ножкой, наблюдая, как брызги разлетаются в разные стороны. Подлетает мама, выхватывает его из лужи. Он сопротивляется, но она начинает на него кричать, а то и шлепает. И мне в таких случаях хочется спросить ее: «Вы хоть понимаете, что вы сейчас сделали? Вы сейчас изменили ребенку всю его будущую жизнь. Он никогда не станет ученым, писателем, художником, потому что очень рано понял: изучать окружающий мир опасно, за это могут наказать. Ребенок — это исследователь и экспериментатор. И его надо за это поощрять!»
«А как молодые люди поступают в вузы?» — задается вопросом ученый. По его мнению, они идут не туда, где им интересно, а туда, куда скажут мама с папой. И нередко вообще ничего не хотят, потому что все за них решают родители. Нейроны мозга должны быть умными, тренированными. Но у тех, кому ничего не интересно, кто не решает никаких задач, не занимается изучением мира, нейроны не могут быть умными. Подготовка к ЕГЭ тоже не развивает нейроны, потому что там не надо думать, там идет натаскивание на определенную задачу. В результате у нас «дефицит мозгов»…
Америка, которая, как пылесос, «вытянула мозги» из Европы, в том числе из России, и в последнее время была лидером в науке, уступит место Китаю, уверен Владимиров. Там сейчас очень серьезно занимаются обучением детей, делая на них ставку. Нужно, чтобы были не просто толковые ребята, нужна среда, в которой бы они росли.
Из разговора с маститым ученым и педагогом можно сделать вывод: детям должно быть интересно жить. Нужно поощрять их любопытство, даже если потом придется отстирывать одежду, отмывать квартиру. А еще детям нужно читать книги, пока они маленькие. Потому что когда они подрастут, они сами к чтению уже не пристрастятся — гаджеты помешают.
Умных детей вырастить непросто, но когда нас пугали трудности? Может быть, стоит сплотиться вокруг идеи сделать республику самым образованным регионом страны? Много для этого не надо — все начинается с семьи…

 

Опубликовано: 28 сентября 2017

Один Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.