«Мы смотрели на экран и плакали»

Ополченцы на улице Горького, 1941 год. Кадр из документального фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой». Фото: РИА «Новости»ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ

Наверное, нет в мире кино более ценной награды, чем премия «Оскар», вручаемая Американской академией кинематографических искусств и наук. И отрадно, что в группе мастеров, работавших над первым в истории отечественного кинематографа призовым «Оскаром», был и уроженец Чувашии, оператор-документалист Виктор Штатланд. А случилось это в 1943 году. И картина имела название «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой».
Виктор Александрович родился в Алатыре  в  1912 году. Затем он перебрался в Москву, где работал осветителем,  а затем – оператором на Центральной студии документальных фильмов. А всего за три месяца до начала Великой Отечественной войны в Главном управлении политической пропаганды Красной Армии прошло совещание среди работников кино по оборонной тематике. В результате был издан приказ о создании особой операторской группы, куда вошел и Виктор Штатланд.
С началом войны члены операторской команды разделились на несколько творческих групп, беспрестанно колесивших по местам боевых событий и снимавших их на пленку. В частности, сохранились воспоминания Виктора Штатланда об одной такой творческой командировке, связанной с атакой нашей конницы под командованием легендарного генерала Льва Доватора. «Конница ринулась в бой, едва успеваю менять кинокассеты, хочется снимать без конца, ведь это первая победа войны! – пишет Виктор Александрович. – А через несколько дней с болью в сердце нажимал на рычаг камеры, чтобы снять в последний раз на поле брани убитого героя Доватора и скорбящих его бойцов».
Вот что рассказывает об условиях работы фронтовых кинобригад соратник Штатланда, известный режиссер-документалист Илья Копалин: «Это были суровые, но радостные дни. Потому что мы создавали фильм в условиях прифронтового города. Подвальный этаж студии превратился в своеобразную квартиру, где мы жили, как в казарме. Ночами обсуждали с операторами задание на следующий день, а утром машины увозили их на фронт, чтобы вечером вернуться с отснятым материалом.
как работали военные операторы ОБРСъемки были очень тяжелые. Стояли 30-градусные морозы. Замерзал и забивался снегом механизм киноаппарата, окоченевшие руки отказывались действовать. Были случаи, когда в машине, вернувшейся с фронта, лежали тело погибшего товарища и разбитая аппаратура. Но осознание того, что враг откатывается от Москвы, что рушится миф о непобедимости фашистской армии, придавало силы.
Мы понимали, что фильм должен быть создан в кратчайший срок, что народ должен как можно быстрее увидеть на экране плоды первых побед своей армии. И сразу же из лаборатории материал шел на монтажный стол. Монтировали днем и ночью, в холодных монтажных комнатах, не уходя в убежище даже при воздушных тревогах. В конце декабря 1941 года монтаж картины был закончен, началось озвучивание. Наступила самая ответственная и волнующая запись «Пятой симфонии» Петра Чайковского. Светлая русская мелодия, гневный протест, рыдающие аккорды. А на экране – сожженные города, виселицы, трупы и на всем пути отступления фашистов следы насилия и варварства. Мы слушали музыку, смотрели на экран и плакали. Плакали оркестранты, с трудом игравшие замерзшими руками».
Так на свет появился воистину великий фильм, свидетельство истории «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», в создании которого принимала участие целая команда специалистов, включая Виктора Штатланда. Поражение фашистов под Москвой и их отступление впервые позволило зрителям заглянуть за линию фронта. И то, что люди увидели, заставило их содрогнуться от гнева и возмущения.
«Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» вызвал огромный политический резонанс в стране и за рубежом. Повсюду у входов в кинотеатры выстраивались длинные очереди желавших увидеть Вторую мировую войну воочию. А Американская академия кинематографических искусств и наук признала эту работу лучшим фильмом 1942 года. Годом позже состоялась церемония награждения премией «Оскар». Интересно, что представленная на ней номинация за лучший документальный фильм присуждалась в первый и единственный раз в истории Американской киноакадемии. В номинации документального кино было представлено 25 картин разного формата, из которых четыре – из СССР, из Австралии и две из США – удостоились специальных призов.
Остается добавить также, что Виктор Штатланд работал и в творческой группе, снимавшей 7 ноября 1941 года знаменитый парад в осажденной Москве. А еще он после войны ездил на международный трибунал над военными преступниками в Нюрнберг и там тоже работал, работал, снимал. Умер Виктор Александрович в 1971 году и похоронен в Москве на Введенском кладбище. И, похоже,  не сохранилось ни одной фотографии фронтового кинооператора Виктора Штатланда. Во всяком случае, автору этих строк не удалось ничего найти ни в обширном архиве нашей редакции, ни на бескрайних просторах Интернета…

СПРАВКА  «СЧ»
ШТАТЛАНД Виктор Александрович (11.09.1912, г. Алатырь – 21.01.1971, Москва) – кинооператор. Окончил операторский  факультет Государственного  института кинематографии (1937). В 1929­м работал осветителем на Центральной студии документальных  фильмов. В 1930–1935 гг. помощник оператора, с 1935­го
– оператор. В 1939–1945 гг. – военный, затем фронтовой оператор, замначальника, начальник киногруппы Западного фронта. После войны снимал в основном сюжеты для киножурналов и специальные  выпуски хроники. Участвовал в съемках фильмов «Седовцы», «На Дунае» (1940), «Разгром немецких войск под Москвой» (1942), «Генерал Доватор», «Битва за нашу Советскую Украину» (1943), «Освобождение Советской Белоруссии» (1944), «Парад Победы в Москве 24 июня 1945 года» (1945), «Встреча на Эльбе», «Суд народов» (1946), «На страже мира» (1955), «Флаг спартакиады» (1961) и других.
Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды (дважды), «Знак Почета», медалями. Лауреат Сталинской (Государственной) премии СССР (1941, 1947).
(Из Чувашской энциклопедии).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.