Золотые часы за ночлег

Исторический дом перед сносом. 1970-е годы.ИМПЕРАТОР ПОДАРИЛ ИХ КУПЦУ, ХОТЯ ВЫСПАТЬСЯ ЕМУ ПОМЕШАЛИ ДУХОТА И КЛОПЫ

Дом с мезонином по соседству с Главсудом (Верховный суд Чувашской АССР) памятен многим жителям Чебоксар старшего поколения. В литературе он известен как дом дворянского собрания. Однако это лишь одна страница в более чем 200-летней его истории. Ранние ее главы связаны с известными купеческими родами Клюевых и Таланцевых, последняя – с органами советской юстиции.
Дом купца Василия Клюева. Конец XVIII в. Рисунок-реконструкция И.К. Кугуракова.«ДВОРЕЦ» ДЛЯ ПУТЕШЕСТВУЮЩЕГО ИМПЕРАТОРА
В 1798 г. император Павел I вместе с сыновьями Александром и Константином совершил сухопутное путешествие из Павловска в Казань. Городничему Чебоксар Василию Алексеевичу Копылову было приказано подготовить для отдыха царя и его свиты до шести лучших домов, однако тот с запасом назначил в два раза больше: купцов Федора Кологривова (городской голова), Василия Клюева, братьев Якова и Семена Клюевых, Андрея Слугина, Афанасия Колокольникова, Василия Пономарева, Алексея Кадомцева, дворян Соловцовых, форстмейстера (лесничий) Петра Ивановича Селиванова, поручика Петра Ильича Сергеева и вдовы, капитанши Анисьи Егоровны Грязевой. К слову, тогда в городе было всего 15 каменных особняков.

В списке расходов городской думы за 1798 г. записано: «В приезд в здешний город генералитетов и протчих знатных господ употреблено на поднесение хлеба и соли 5 руб. 24 коп.», «куплено во время проездов генералитетов калачей, фруктов и протчаго [на] 15 руб. 44 коп.».

Назначенные дома следовало «прибрать и изготовить порядочно», в нужный момент – освободить для гостей. Под постой императора был назначен дом Василия Клементьевича Клюева, после чего его, как временную царскую резиденцию, стали называть дворцом. Накануне «высочайшего шествия» по воде и по суше в амбары и подвалы дома были завезены продукты и напитки, купленные в Казани и Чебоксарах по специальному списку на деньги, собранные с горожан.
Мещанину Никифору Реткину было поручено расширить кухню дома, на что он потратил 98 руб. из средств, собранных с горожан. Судя по его отчету, к существующей кухне был сделан деревянный пристрой с одним или двумя окнами, крытый лубом и дранкой, построена новая печь, переделан очаг, изготовлены 2 печные заслонки, 2 вертела к очагу, 7 крючков, пара дверных петель со скобами, 4 больших круглых стола, расширены и «обделаны» кухонные столы, в двух покоях сделаны полочки «на буфет», отремонтированы «столярные двери» и др. Печную работу выполнили три каменщика из Казани, столярную – Прокофий Поляков «с товарыщи», кузнечную – Иван Визгин с другими кузнецами. Целый месяц на общественный счет в Чебоксарах жили два повара и официант, нанятые в Казани для обслуживания императора.

В 1978 г. дом был снесен при подготовке ложа чебоксарского водохранилища. Трудно поверить, но немой свидетель многих памятных событий не имел охранного статуса, поэтому даже описаний его не сохранилось. Сейчас на его месте плещутся волны городского залива.

Павел I прибыл в Чебоксары днем 23 мая после ночевки в Козьмодемьянске. До горожан был доведен его строгий запрет не устраивать «никаких встреч и ничего в приготовлении похожего на то», продиктованный желанием не отягощать подданных дополнительными поборами. Несмотря на это, Чебоксары встретили царя колокольным звоном. Духовенство и монахи в лучших одеждах и облачениях приветствовали его у своих храмов или по ходу шествия с хоругвями, чудотворными иконами, евангелиями, животворящими крестами и святой водой.
Известно, что в Казани были куплены два хлеба и еще два испечены на месте. Вероятно, первые предназначались для торжественных встреч императора (их было две), вторые – авангарда свиты, прибывавшего на место раньше первого лица. Скажем, в списке расходов городской думы за 1798 г. записано: «В приезд в здешний город генералитетов и протчих знатных господ употреблено на поднесение хлеба и соли 5 руб. 24 коп.», «куплено во время проездов генералитетов калачей, фруктов и протчаго [на] 15 руб. 44 коп.».
При встрече на память о городе купцы и мещане подарили Павлу I серебряные блюдо и солонку, изготовленные на заказ в Москве. В Чебоксарах у Павла I состоялся «продолжительный разговор» с птичьими помытчиками, занимавшимися отловом хищных птиц для царской охоты. В доме Клюева он «имел обед» и после короткого отдыха продолжил путешествие.
На обратном пути на 30 мая в Чебоксарах был назначен «вечерний стол» и ночлег. Ужин был накрыт на 24 персоны. Для Павла I приготовили сыворотку, которую он «во всю дорогу» употреблял на ночь (для этого в Чебоксарах купили двух коров). Известно, что в лучшем купеческом особняке города император не смог выспаться. Вице-адмирал, граф Г.Г. Кушелев записал в дорожном дневнике: «Ночь, по причине тесноты покоев и духоты, [Павел I] препроводить мог не весьма покойно, сверх же помянутого неудобства в ночлеге, много беспокоили клопы и тараканы». 31 мая царь встал по обыкновению рано – в 6 часов. В благодарность за гостеприимство он подарил хозяину дома золотые карманные часы и в 7 часов утра под звон колоколов всех городских церквей его кортеж отправился по тракту в столицу.
В середине XIX в. от «некоторых из жителей города» было известно о доме, в котором «изволил останавливаться и иметь ночлег» Павел I. Вероятно, это были потомки В.К. Клюева, которые по свидетельству краеведа П.С. Попова хранили подарок императора «как драгоценность».
Проект расширения здания Чувашского областного суда. Начало 1920-х годов. Архитектор В.Н. Александров.РОДОВОЙ КУПЕЧЕСКИЙ ОСОБНЯК
Исторический дом располагался на Покровской улице. Удалось выяснить, что В.К. Клюев унаследовал его от отца, богатого купца Клементия Васильевича Клюева (1713–1771), род которого известен со второй половины XVII в. О первоначальном облике дома можно судить по плану Чебоксар 1765 г. Это был дом на подклете (нижний этаж) с крутой четырехскатной крышей. Он располагался к западу от центра усадьбы, занимавшей участок правого берега реки Чебоксарки в квартале перед Покровской церковью. Со стороны речки во двор вели двухстворчатые ворота и калитка. Справа от ворот находилась деревянная изба. С восточной стороны двора были построены навес для лошадей на три места и пять амбаров в одной связи, с юга – постройка для скота из трех отделений, за которой располагался небольшой огород. С обеих сторон в средней части дома были пристроены два высоких крыльца со входом в сени, соединенные между собой проходом. С обеих сторон сеней располагались жилые помещения, каждое из двух комнат. По фасаду и обратной (западной) стороне имелось по три окна, по торцам – четыре (с севера) и два (с юга). По заключению искусствоведа И.К. Кугуракова, архитектура дома типична для конца XVII – первой половины XVIII в.
После смерти отца и старшего брата Степана (1733–1770) дом и семейный капитал перешли к В.К. Клюеву. Благодаря, как писал, «неусыпному старанию», он развил дело отца и стал крупным купцом-промышленником. Он владел кожевенным, салотопенным и мыловаренным заводами, речными судами, мельницами, вывозил хлеб, сало и кожи на продажу в порт Санкт-Петербурга, брал подряды на поставку казенной соли в города Поволжья.

О первоначальном облике дома можно судить по плану Чебоксар 1765 г. Это был дом на подклете (нижний этаж) с крутой четырехскатной крышей. Он располагался к западу от центра усадьбы, занимавшей участок правого берега р. Чебоксарки в квартале перед Покровской церковью.

Во время «великого пожара» 1773 г. дом сгорел, и В. Клюев потратил на «деревянную при оном пристройку», восстановление тесовой крыши и надворных построек 1550 руб. В 1783 г. по семейному разделу родовой дом унаследовал И.К. Клюев (1761–1820), однако в 1790 г. В. Клюев выкупил его у младшего брата, оформив купчую в казанской Палате гражданского суда. В июне 1812 г. дом поделили между собой его внуки – купец Ананий Львович (ок. 1794–1840) и мещанин Николай Львович (ок. 1781–1835) Клюевы. В середине 1850-х годов одна половина дома принадлежала купцу 3-й гильдии Василию Ананьевичу Клюеву (ок. 1834–?), вторая находилась под опекой.
В 1839 г. дом сгорел и больше тридцати лет простоял заброшенным, постепенно разрушаясь. В путеводителе по Волге издания 1865 г. о нем сказано: «На торговой площади находится двухэтажный обгорелый, полуразвалившийся каменный дом».
ОЧАГ КУЛЬТУРЫ И… ТРАКТИР
Вскоре у здания появился новый владелец – крупный чебоксарский купец Михаил Михайлович Таланцев (1834–1875). В 1872 г. он обратился в городскую думу с просьбой о продаже участка земли на Базарной площади размером в 25 квадратных саженей для постройки крыльца, помойных ям и ретирадов (туалеты). В 1874 г. дума дала согласие с условием открытия в здании трактирного заведения.
В ходе ремонта изменились внутренняя отделка и экстерьер дома – появился мезонин, в украшении фасада были использованы типичные для XIX в. рустовка и ленточные наличники с замковыми камнями. В этот период он имел размеры 12,8х23,5 м.
По завещанию М.М. Таланцева здание унаследовала его вдова С.И. Таланцева. В 1886 г. она завещала его сыновьям Николаю, Зиновию и Михаилу Михайловичам, которые в 1890 г. основали известную в истории Чувашии фирму «Торговый дом братьев Таланцевых». В нижнем этаже здания Торговый дом содержал трактир, верхний сдавал в аренду под дворянский клуб.
В 1899 г. городская дума купила здание под размещение женской прогимназии за 5 тыс. руб. Прогимназию удалось открыть только в 1904 г. и в другом доме – купчихи Е.А. Забродиной. Дело в том, что таланцевский дом не соответствовал учебным нормам из-за сырости, недостаточной освещенности комнат, отсутствия двора, помещений для библиотеки и рекреационного зала (место, где ученики проводят время между уроками), а главное – находился на грязной и шумной Базарной (с 1920 г. – Красная) площади.
Зато последнее обстоятельство привлекало к нему интерес арендаторов. В разное время верхний этаж под клуб снимали дворянское собрание и Попечительство о народной трезвости (ПНТ), нижний – под чайную-читальню и трактир – ПНТ и торговцы. На верхнем этаже располагались зал с оборудованной сценой и буфет с горячительными напитками. Зал не отличался вместительностью, зато был обставлен с претензией на роскошь: зеркала, бархатная мебель, бронзовые люстры. Здесь проводились лекции, местные любители, а также гастролирующие актеры, певцы и музыканты ставили спектакли и концерты. Часто после спектаклей устраивались танцы. В годы революции 1905–1907 гг. в клубе проходили митинги, исполнялись революционные песни. Здесь ораторствовал, например, лидер чувашских эсеров Т.Н. Николаев. Нижний этаж состоял из четырех комнат, имел два выхода. После введения в 1914 г. сухого закона его арендатор купец Ф.М. Дряблов в виде опыта открыл в пустующем помещении своего трактира «упрощенный кинематограф» – один из первых в городе.
ПОСЛЕДНИЙ АДРЕС: УЛИЦА РОЗЫ ЛЮКСЕМБУРГ, ДОМ 9
В советское время дом был муниципализирован. После переименования Успенской улицы (1926) имел адрес: ул. Розы Люксембург, д. 9. В разные годы в нем размещались народный суд, трест «Чувашстрой», наркомат юстиции, городской суд, прокуратура, юридическая консультация.
В 1920-е годы архитектор В.Н. Александров разработал проект расширения здания областного суда (таланцевский дом) со стороны южного торца. Он не был реализован, зато в 1926 г. опять же по его проекту вплотную к дому было построено трехэтажное здание Главсуда.
Дом К.В. Клюева – Таланцевых запечатлен на фотографиях, в т.ч. сделанных до революции. Он часто попадал в объективы фотокамер во время парадов и демонстраций, проводившихся на Красной площади с 1920 по 1941 гг. Судя по фотографиям, здание подвергалось переделкам. Скажем, на фото конца XIX в. виден двухэтажный незавершенный пристрой с южной стороны, который позднее исчез. В начале XX в. со стороны фасада имелась наружная железная лестница на второй этаж. В 1920-е годы она превратилась в балкон, который сломали, очевидно, после войны.
В 1978 г. дом был снесен при подготовке ложа чебоксарского водохранилища. Трудно поверить, но немой свидетель многих памятных событий не имел охранного статуса, поэтому даже описаний его не сохранилось. Сейчас на его месте плещутся волны городского залива.

Юрий ГУСАРОВ, главный архивист отдела использования документов ГИА ЧР

Опубликовано: 20 января 2016

Один Ответ

  1. Думаю, что имя Конона Пименовича Белкова (1924-1980), инвалида Великой Отечественной войны, зампред Верхсуда, министра юстиции Чувашской АССР, старшего советника юстиции РСФСР, автора этой и многих других фотографий (замечу, ни разу ни в один архив не сданных) заслуживает упоминания у газетчиков хотя бы в сносках. А эта фотография — особенная: с последней в его жизни плёнки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.