Эндопротезирование стало доступнее

Прежде чем главный врач Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования Н. Николаев ответил на вопросы нашего корреспондента, он провел небольшую экскурсию. Увиденное потрясает воображение. Широкие коридоры, пандусы, просторные кабины лифтов – пациенты не все могут ходить, многих привозят на колясках, за каждым закреплена медсестра, которая его сопровождает на обследование и лечение. Не успел дойти или доехать до кабинета врача, как история болезни уже на экране. В палатах около каждой кровати несколько мониторов, каждый пациент под присмотром не только лечащего персонала, но и компьютера. Палаты назвать удобными язык не поворачивается: они больше напоминают номера хороших отелей. И везде техника, техника, техника…
– Николай Станиславович, в названии федерального центра самый большой интерес вызывает термин «эндопротезирование». Что он обозначает?
– Эндопротезирование сустава – это замена компонентов сустава эндопротезами, повторяющими форму нормального сустава и воспроизводящими функцию сустава. Проще говоря, мы заменяем больной сустав на искусственный, выполненный из современных высокопрочных материалов. Часто такая операция является единственным методом, способным восстановить утраченную подвижность сустава, ликвидировать боль и дать возможность человеку жить полноценной жизнью. Эндопротезирование в Чехии — дешевле, чем в Германии и Израиле. Полное сопровождение пациента от операции до окончания реабилитации одним специалистом-врачом. Замена сустава в Чешской Республике — источник. Потребность в эндопротезировании довольно велика: порядка восьмисот жителей Чувашии нуждаются в нем ежегодно. Это люди с коксартрозом, заболеванием тазобедренного сустава ревматоидным артритом, асептическим некрозом головки бедренной кости, после переломов шейки и массы других заболеваний тазобедренных, коленных, локтевых суставов, которые ведут к снижению качества жизни, неподвижности частичной или полной, инвалидизации. После протезирования сустава уже через один-два месяца пациент может вернуться к активной жизни. Кстати, мы можем заменять не только крупные суставы, но и мелкие, например суставы пальцев.
– А какое лечение у вас еще можно получить, кроме замены суставов? Ведь существует масса заболеваний, в том числе и врожденных патологий, которые мешают людям жить.
– Пациенты, нуждающиеся в реконструктивно-пластических операциях, тоже будут лечиться у нас. Что это за операции?.. Предположим, человек получил травму, его прооперировали, но заживление пошло неудачно, что-то неправильно срослось, образовался ложный сустав, который нужно не просто удалить, но и восстановить целостность кости.
Мы возьмем на себя часть онкологических заболеваний. Случается, что больному из-за опухоли нужно удалить часть кости и заменить ее трансплантатом или нарастить. Наши операции нужны после тяжелых травм, когда кости или суставы раздроблены. Оборудование позволяет нам оперировать спинномозговые грыжи, переломы позвоночника, лечить онкологические заболевания позвоночника.
И очень важно то, что мы, наконец, сможем оперировать детей со сколиозом. К сожалению, взрослых оперировать зачастую уже бесполезно: хирургическое лечение не принесет им облегчения, а предотвратить детскую инвалидизацию в наших силах. Ведь сколиоз – это не просто искривление осанки, это тяжелейшие изменения, которые нарушают работу легких, сердца, вызывают упорные боли в спине, провоцируют головные боли.
– А детям с врожденным вывихом бедра или дисплазиями тазобедренных суставов, когда уже не помогают всевозможные конструкции типа стремян Павлика, вы будете делать операции?
– У нас полноценное детское отделение на 15 коек, где мы будем оказывать помощь детям с самыми разными врожденными патологиями. Дети рождаются шестипалыми, у них бывает недоразвитие и сращение конечностей, патология кистей рук. Помочь таким детям можно, и нужно это сделать в раннем возрасте, чтобы к школе они уже успели забыть о неприятностях, которые были у них со здоровьем.
У нас детские ортопеды проводят хирургические коррекции спастических парезов при детском церебральном параличе. Хотя полного излечения при этом не происходит, качество жизни значительно улучшается.
– Центр просто «под завязку» начинен суперсовременным оборудованием. Бывает, что новое оборудование в больницах берегут, стараются его поменьше эксплуатировать, а иногда и не умеют им пользоваться.
– Мы уже провели на базе Республиканской клинической больницы более 350 операций, для чего правительством Чувашии были выделены многомиллионные средства для закупки медицинского оборудования, инструментария и эндопротезов. Надо сказать, что наши специалисты прошли подготовку в клиниках Финляндии, Франции, Испании, Австрии, Израиля. Оборудование центра очень дорогое, и мы не позволим ему простаивать, оно будет работать на «всю катушку». Кстати, кроме аппаратуры и оборудования у нас и расходные материалы замечательные. В привычном понимании загипсованный человек – это страдалец, обреченный на массу неудобств, а наши пациенты могут в гипсе даже душ принимать.
После этих слов Николай Станиславович показал рулон эластичного бинта красного цвета, на ощупь мягкого, легкого. Повязка из такого материала не размокает в воде и не деформируется при нагрузках, пациент может самостоятельно и комфортно не только передвигаться, но даже купаться! «Гипс» высыхает за несколько минут.
О скорости. Прошли времена, когда с переломом ноги или руки человек лежал в больнице месяцами. При современных технологиях сам процесс гипсования очень часто становится ненужным. Делают операцию, после которой больной уже через неделю ощущает себя здоровым. В центре все рассчитано на быстрое лечение, 5-6 дней – и на реабилитацию в Городскую клиническую больницу № 1.
– После операции на позвоночнике вряд ли человек даже при всем своем желании успеет прийти в себя за неделю при самом чудесном лечении.
– Конечно, те, кто перенес операцию на позвоночнике, пролежат у нас несколько дольше, зато в тех случаях, когда используются малоинвазивные технологии по лечению внутрисуставных повреждений, у пациентов отпадет необходимость в длительном пребывании в стационаре. Тем более что центр узко специализирован, к нам попадают пациенты хорошо обследованные, в так называемый под-острый период, когда их ничто не беспокоит, кроме той причины, по которой они к нам попали. У нас плановые больные, поэтому есть возможность подготовить их к операции.
– То есть «скорая помощь» больных к вам не повезет?
– Единственное исключение – это, пожалуй, перелом шейки бедра. Тут надо делать операцию как можно раньше. Поэтому надеемся наладить работу с коллегами таким образом, чтобы те, кто нуждается в этом виде помощи, получал ее без проволочек. Так же, как и с травмой позвоночника.
– Сколько времени нужно ждать пациентам нашей республики, чтобы получить помощь в центре?
– Очень надеемся, что за 2 года мы пролечим всех, кто сейчас ждет операции, а новые пациенты будут ждать помощи не больше 2-3 месяцев.

Опубликовано: 28 октября 2008